Работают ли «законы» экономики?

NeaTeam

Общее разумение человеков таково: если есть «экономика», а она вроде есть, то у неё есть и «законы», как им не быть, если экономика – это система и системность.

Но всё не так просто, как кажется, не зря ведь экономических теорий, объясняющих экономические законы – что голубей в небе. Мне кажется, что общий консенсус среди людей относительно экономики таков: экономика – это процесс производства людьми необходимых товаров и услуг, которые затем распределяются среди людей же. Хотя, наверно, найдутся и такие, которые смогут добавить в моё определение что-то ещё.

Мысленная суета начинается сразу же с «процесса» (в моём определении), потому что некоторые элементы экономики, к примеру, деньги – не «процессят» как говорится. Продолжается мысленная суета и по поводу «производства» (в моём определении), потому что некоторые элементы экономики НЕ участвуют в «производствах», ибо они оные потребляют.

Далее, относительно «людей», но ведь всем известно, что люди – это конечные потребители (если не считать домашних животных, к примеру), а в экономике есть производства, чьей продукцией является не обезпечение людей, а обезпечение того или иного звена в цепочке производств. И тут опять затык. Про слово «необходимый» я даже молчу – это чисто эмоциональное, осужденческое, рассудительное (кому-то что-то необходимо, а кому-то и нет!).

«Товар» и «услуга» – эти две хреновины вообще имеют название лишь в связи с таким типом экономики, которая разруливается с помощью денег. Ну и «распределение», в котором «слышится» диктаторская поступь жестокого тиранства, хотя это всего лишь название процесса раздачи материальных благ.

По лёгкому анализу наикратчайшего определения, что такое «экономика», уже видно, что вопросы возникают на КАЖДОМ этапе, на каждом слове-термине, которые УЖЕ могут интерпретироваться по-разному в зависимости от того, какое направление мысли выберет человек.

И здесь мы подходим к той развилке (вернее, возвращаясь мысленно назад, к ДО экономики), которая усилиями и желаниями людей превращается затем в собственно экономику.
Что характеризует эту развилку?

А две склонности. Первая – выделить своё «Я», и по отношению к нему уже мысленно выстраивать то, что потом будет называться экономикой (как производство и распределение материальных благ), вторая – не выделять своё «Я», а выделять «МЫ», и уже по отношению к «МЫ» мысленно выстраивать всё остальное: в том числе и экономическое.

Разумеется, в «Я»-мыслестроениях необходимо допускать, и иногда в значительных размерах, всякие «МЫ»-устроения, равно как и в «МЫ»-мыслестроениях без «Я» ну тоже никак не обойтись. Но это вторично. Первичным является тот самый импульс: либо «Я», либо «МЫ». Вместе они, и тотально, ужиться не могут, могут лишь «теснить» друг друга, занимая главенствующее положение.

Если посмотреть с этой точки зрения на существующую ныне экономику – то можно увидеть, как эти две противоборствующие силы борются между собой (иногда даже в душе одного и того же индивидуума!!!).

Таким образом, говоря о ЛЮБОМ виде экономики, на любом её этапе, в любой её части, следует всегда иметь в виду, а каков СКРЫТЫЙ словесами первоначальный импульс: «Я» или «МЫ». Или так: что в данной части экономики больше – от «Я» или от «МЫ». И тогда многое становится гораздо яснее.

Приведу простой пример. Люди для нужд экономики изобрели две вещи: деньги и собственность. Сразу становится ясно, кстати, что собственность нужна проводникам «Я»-импульса, а деньги являются ОБСЛУЖИВАЮЩИМ элементом, без которого собственность весьма и весьма затратна по ресурсам и времени в плане взаимодействия, обслуживания, учёта и нужд распределения.

До изобретения собственности и денег в обществах людей главенствовал «МЫ»-импульс, который проистекал из совокупности того, что можно называть ВЫЖИВАНИЕМ людей в природной среде, которая не очень-то и заточена под людские нужды. Этот импульс, который «МЫ», не осмыслялся, потому что был очевиден: вместе люди – сила и больше шансов выжить, по одиночке – люди были подвержены бОльшему вымиранию.

Ситуация начала медленно меняться, когда проводники «Я»-импульса смогли, наконец, в силу того, что человек постепенно научился производить больше материальных благ, чем ему вот сейчас прямо нужно, начать проявлять свои склонности более открыто и их за это НЕ изгоняли из обществ, НЕ убивали. Дело в том, что их «Я»-канья в условиях НЕ дефицита того, что раньше было дефицитом, воспринималось, или стало восприниматься, как ДОПУСТИМОЕ.

Так, собственно, началась эра СОБСТВЕННИЧАНЬЯ. Первые «Я»-калки, которые «накладывали свою лапу» на что-то и провозглашали: «ЭТО МОЁ!», воспринимались большинством людей, выросших в «МЫ»-парадигме и УЖЕ в условиях НЕ дефицитности, как ЧУДИКИ. Как странноватые, как прибабахнутые. Как больные на голову.

Но они не были ни странными, ни больными. У них была такая склонность: ставить на первое место во всём своё «Я». И они считали это правильным. Да и поныне считают, надо сказать. И они, кстати, весьма и весьма серьёзно способствовали тому, чтобы материальные блага увеличивались разными способами, в том числе и потому, что лишь определённый ИЗБЫТОК этих самых благ позволял им надеяться на то, что в результате перераспределения оных им достанется БОЛЬШЕ, и это будет происходить более или менее мирно, а не в результате безпощадной войны за выживание.

Ввод в жизнь «правил», которые способствовали и тем или иным образом «закрепляли» за «Я»-продвиженцами их права (вкупе с обязанностями тоже), занял неприлично долгое время в человеческой цивилизации. И по пути т. с., история покрывает точное появление институтов собственности и денег тайной, в той или иной мере ВСЕ разобщённые географией общности людей так или иначе подошли к этому вопросу и решили его.

С появлением и закреплением собственности и денег в общей практике жизнеустройства людей «Я»-калкам, в принципе, больше не было за что бороться КОНЦЕПТУАЛЬНО, потому что раз есть институты собственности и деньги, то, хочешь-не хочешь, а КАЖДОМУ человеку приходилось обитать в этой среде. И им, и всяким там «МЫ»-калкам.

Да, «МЫ»-продвиженцы не сдались, а продолжали действовать по своей склонности, но в условиях институтов собственности и денег, без КОНЦЕПТУАЛЬНОГО решения этих вопросов, были и есть обречены барахтаться в болоте, откуда НЕТ выхода.

Такая ситуация существует и на сегодняшний день. Поэтому-то все попытки решить экономические вопросы в плане «МЫ» раз за разом натыкаются на одно и то же: на нерешённость вопросов собственности и денег. Хотя многим людям уже давным-давно ясно, что эти вопросы и НЕ БУДУТ решены до тех пор, пока существуют институты собственности и деньги.

В плане «МЫ» не должно быть ни собственностей, ни денег – вот тогда, только тогда вопросы взаимодействия «МЫ»-людей по склонности МОГУТ быть решены по-другому.

Добавить комментарий