Дачная история II

NeaTeam

Ранней весной 2002 года мне позвонила тёща, помялась немного и сказала, что наша соседка по даче с левой стороны продаёт свой участок.

Я её вспомнил, одинокую, пожилую, ковырялась у себя там понемногу, участок весь заросший чертополохом, запущенный. Муж у неё умер несколько лет назад: успел лишь кран врезать в трубу, да какую-то халупу возвести временную, электричество туда наладил. Женщине приходилось ещё и на автобусе ездить с пересадкой, в общем, понятно, что уже в великую тягость вся эта «радость».

Тёща спросила прямо: «Берём?», я говорю, если заплатите, то берите, а мне этот лишний гемор не нужен, к тому же и денег ещё на него выделять, меня всё устраивает. Тёща сказала, ОК, если я заплачу, то могу на тебя рассчитывать в плане благоустройства. Так завуалированно рабу ещё никогда не намекали на увеличение его трудовой повинности. Я прикинул, так и так, ведь всё равно она купит этот участок, и всё равно мне на нём придётся пахать, ну что тут лукавить перед собой-то? Семья-то одна, как ни крути. Да, говорю, раб готов к работе. Она засмеялась, я тебе хорошо кормить буду после работ (она с Украины, борщи делала пальчики оближешь). В общем, договорились.

На майские причалили мы уже на свои ДВА участка, стали их объединять (тёща быстро сама всё оформила по легальной части собственности). Снёс я хлипкую сетку-рабицу между участками, вырыл железные столбы, проклиная того, кто их туда засадил даже немного в глину (тесть куда-то свалил к соседям, я сразу понял – его рук дело!). Зашёл на участок. Боже ж мой. Везде ямы, соседи тоже земли привозили, но когда это уже было, глина всё схавала внутрь себя. В общем, я прикинул фронт работ: оказалось машин на 10 ещё, чтобы поднять второй участок по уровню земли до уровня земли участка нашего старого. Да, да, уровень был примерно полметра.

У соседки тоже был и крыжовник по заборам, и чёрная, и красная смородина, рябина же развесистая, крупная росла прямо у входа, а рядом с ней была маленькая, но чёрная рябина. Мы с тестем походили потом там, пообнюхали всё, ну просто супер, гроздья рябины требовали пары вёдер водки, деревянного бочонка – и всё это на зиму оставить, на зиму, чтобы уж на следующий год пить ЧИСТЫЙ И КАЧЕСТВЕННЫЙ ПРОДУКТ.

Домик вдовы-соседки я снёс одним ломом буквально за полчаса, такие были хлипкие стены. Осталось четыре столба, которые стояли крепко, но лишь до глины, внизу они уже подгнили, и это за всего лишь 10 лет. Всё остальное было в высокой и жутковатой траве, некоторые стебли которой достигали моего носа, а я не мелкий товарищ.

В самом углу обнаружилась соседская помойка, туда вдова, ничтоже сумняшеся, сбрасывала всё (и в самом деле, не нести же ей бытовой мусор два км до помойки?!), в общем, там была мощнейшая крапива, эта нечисть любит помоечные дела. Когда я стал косой косить всё, то мало того, что ямы постоянно мешали, так ещё и коса тупилась за десяток взмахов. Было реально трудно косить эти стебли. Но я справился за пару выходных.

Тёща ходила за мной, цокала языком, говорила, каков план, товарищ командир. Я говорю, завезти земли, чтобы поднять уровень до нашего первого участка, а то ведь всё банально стекать будет, как в бассейн, разровнять, и устроить голую степь. Газон я привезу уже в рулонах, будем здесь на ём валяться и загорать. Никаких дерев, хватит двух рябин и кустов вдоль оград, ближе к старой помойке от соседки, я устрою новую, усовершенствованную. И это всё.

Разумеется, у тёщи были свои планы. Когда я привёз всю землю, тачками её развёз, тёща привезла немецкий вспахивающий комбайн, это что-то вроде двуручного агрегата, а внизу в землю вгрызается лопасть-винт. Штука по-немецки надёжная, мощная и клёвая, я за полдня весь участок ею перекопал.

Затем тёща сама привезла несколько яблонь и вишен и посадила их в голую степь. Я их увидел, пришёл, выдернул, хотел уж было выкинуть нах, но все прибежали, завыли, начался очередной дизайнерский скандал на тему обустройства, в общем втроём они все меня уговорили два дерева оставить. Но я не лыком шит, когда на огромной целине торчком стоят два деревца, то много ума не надо подрубить им корни, они сами и засохнут.

В общем, я победил, газон был на все шесть соток, на ровной площади, очищенной от камней, пропаханной мини-трактором и мной, газон был зелен, рос как на дрожжах, а после стрижки, да подсвеченный мелкими фонариками по углам, был просто непередаваемо красив. (На следующий год тёща снова попробовала без меня завести деревца, но я им снова подрубил корни, и она поняла, что дерева там никогда не примутся, в силу разных «причин», в основном из-за зятя).

Весной 2003 года весь газон превратился в поле для гольфа, с лунками, прорытыми кротами, с ямами, в которых стояла вода, в общем, полный пипец. Я просто не знал, что делать. Привозить ещё земли, а газон куда девать? В сторону его рулонами оттаскивать? Блин, просто руки опускались. Кроты ещё теперь эти объявились… Решение я принял в конце концов простое: привезу земли и её будут не сыпать, а рассыпать. Ну типа через ситечко, чтобы газон не засыпать полностью, так и буду всё лето подсыпать и подсыпать, засыпая всё, что углубляется вниз.

То лето мне запомнилось тем, что каждое утро я брал ведро земли, совочек, и аккуратненько так, по мелким порциям занялся ликвидацией ям и кротиных нор. В них я предварительно заливал антикротовую жидкость. Не знаю, помогала ли она, на всякий случай я туда вбивал и колышек (не знаю, может кротам это и в кайф даже было, поглодать осинки внизу).

Но неугомонной тёще чем-то мешал чистый газон на шести сотках, вот прямо-таки бесил. Раз с деревьями не получилось, она сказала мне, а давай бассейн здесь соорудим. Я говорю, нет, я – человек, а не экскаватор. Она говорит, тогда давай вот здесь и вот здесь соорудим лавочки. Я говорю, чтоб на газон долгими подмосковными вечерами пялиться? Она сжала губы. Жена моя лишь похохатывала, слушая наши мелкие перепалки. А тесть вообще по грибы уходил, да на рыбалку, ему эти проблемы были до одного места. Вечерами мы с ним пробавлялись смородиновкой, да рябиновкой, ну и прочими напитками… Да и не был он дизайнером и дачником, а вообще-то военно-морским, правда, тыловым, офицером.

В конце концов, на следующий года она приволокла откуда-то бригаду строителей по дереву из Карпат и заказала им посреди газонной поляны соорудить беседку, в которой по кругу должны стоять скамьи, в центре восьмиугольный массивный стол, для распития там вечерних чаёв. Я тоже сдался, понял, что её ничем больше не проймёшь.

Бригада состояла из родственников, старшим был дядька двум племяшам. Говорили они между собой на русском языке, но мы вообще ничего не понимали. Они же плавно переходили на наш русский, но с каким-то непонятным акцентом. Два племяша были плечистыми детинами 25 лет, а дядька – плюгавым мужичонкой, к тому же ещё и очках с толстыми линзами, поэтому он лишь измерял и отдавал команды, всё остальное делали ребята. Я к ним не лез, потому что не знал, как что делать. Беседку они соорудили за три дня.

Всю сплошь из дерева, из толстенных брусьев, очистили её, намазали чем-то, затем покрыли лаком, я просто был в восхищении, вход в беседку, крыльцо был покрашен красным. Тёща выла от восторга. Не знаю, сколько тёща им отвалила за эту работу, но, когда они собрались уже уходить на другой «объект», а слава об их умении быстро разнеслась по всем окрестным дачным участкам, и они стали просто нарасхват, тёща сразу подрядила их построить сарай, тесть складировал инструмент под печкой, в спальне, а это было тёще не по нутру, спать рядом с пилами, топорами и лопатами. А затем – обшить изнутри дом, одновременно УТЕПЛИВ его, наконец.

В общем, бригада работала у нас всё лето. Сарай они отгрохали высоченный, широкий, с большими полками по всем стенам, с прекрасными столами, по центру и по углам, поставили тиски, развесили инструмент, отдельно садовый, отдельно мужской, в общем, ребята знали, что делать и как. Отлично знали. Даже лампы провели умеючи. Освещалось всё именно так, как надо. В предбанничке они соорудили дровяную для дров для печки. Даже это предусмотрели. Мы, кстати, ничего им не говорили даже, они и так всё знали, что и как. Редко такое встретишь.

С обшивкой дома изнутри было немного хлопотно, потому что постоянно завозили доску и рулоны утеплителей всяких, всё это было напряжённо, но ребята за лето справились, поэтому уже не очень тёплой осенью мы смогли проверить их работу на собственной коже. В доме больше не было зябко. Никаких больше валенок и телогреек с шалями из Оренбурга.

Опять же я не знаю, сколько тёща отвалила им за всю работу, со мной она не советовалась даже и денег не просила.

Я сам очень люблю бетонные работы. Арматурные такие конструкции. Кирпичи и мощные поделки из них. В общем, даже как-то задумывался по жизни приобрести мелкий бетонный заводик, чтобы на нём клепать плитки, даже осматривал один. Но вот не сложилось. Зато на даче я развернулся.

Дело в том, что мы все любили шашлыки, причём разные, из курятины и рыбы тоже, а шашлычницей была старая железная, на четырёх ножках замухрыжка, которая хромала и уже проедена была огнём напрочь.

Тогда я вознамерился соорудить бетонную шашлычницу с приводом, а ля разделочное место для всяких нужд. Буквой Т, где ножкой была искомая шашлычница. Там, на дне её я поставил железную плиту, по бокам оставил мелкие поддувы, позади, где Т заканчивалось, ведро для смахивания туда золы, с заслоночкой, конечно. Ну и всё в русский размер шампура, сразу на восемь-десять чтоб. Поленья для шашлыков – только сухая берёза. Сами шашлыки мы делали загодя, из огромного куска мяса или чего там было нарезали лохмотья правильной величины и опускали на закваску, брожение, размягчение. Ну что тут говорить! Объеденье было. Праздники живота каждые выходные.

Шашлычница оказалась стойкой к зимам и вообще к погоде, с ней вообще ни хрена ничего не случалось. Тёща смотрела на неё, смотрела, и сказала, а не соорудить ли тебе, зять, для всех нас тёплый да туалет со смывом. Пришлось пояснить ей, что сливать всё это добро совершенно некуда, местную глину можно только взрывать, лом её не берёт, даже кирка плачет. Тёща не поверила, посовещалась со знатоками из соседей. Те подтвердили ей, что с глиной дела просто швах, к тому же она – водоносная, поэтому лучше бы в неё дерьмо-то вообще не запускать, а то мало ли чего выйдет.

Колодец, кстати, тесть соорудил ещё до меня, полтора метра глубиной (как он метр глины взял, для меня загадка, наверно, другого раба нанимал), но вода там была постоянно – практически на одном уровне с землёй. Но мы её не пили, слегка всё же пованивала чем-то болотным. Или кротиным. В общем, мшистым таким.

К 2005-му году я стал замечать спад активности нашего старшего поколения. Тёща перестала горбатится на своём мелком огородном участке, на котором всё равно ничего толком не росло, и всё это свободно, чистым, вымытым продавалось вдоль дорог свободными российскими старушками. Я имею в виду картошку, морковь, свёклу, капусту, лук, чеснок и т. д. Вообще никаких проблем.

Ну и до неё тоже дошло спустя несколько лет, что попой кверху стоять целыми днями, пропалывая, не надо. Лучше попу опустить на травку газона, да поваляться в своё удовольствие. Тесть тоже забросил постепенно свою рыбалку (недалеко было несколько болотных озёр, что там водилось, кроме русалок с лешими – я не знаю, тесть ни разу не принёс ни одной рыбины) и грибы, как-то вот начал сказываться возраст. Днём они стали частенько заваливаться спать рядом со своей печкой, затем выходили выспавшиеся, ходили проверяли, а что тут зять за то время, пока они спали – сделал. Что покрасил, что обстругал, что завинтил, что прибил, что прокопал. Народный контроль, ёпрст.

Где-то к 2008 году поездки на дачу перестали быть рабскими галерами даже для меня. Всё, что можно было соорудить, было сооружено, всё, что надо было по весне делать, делалось за день-два, всё остальное время получался ОТДЫХ. Начали приходить соседи на посиделки, мы сами стали шастать к ним тоже. Вечерами все отправлялись по улицам на променады, везде развелись уличные скамейки, компашки разные. Появились, наконец, и дети в огромных количествах, народ конкретно так обстроился, обзавёлся всем необходимым, появились даже мелкие ларёчки в разных местах нашего квадратного километра.

Но одновременно стало и очень скучно. К сожалению, егорьевский интернет как-то вот не очень до нас дотягивался, а порча телевидения началась как раз в то время, да и не все каналы в деревне показывали. Поэтому уже к 2009 году выезды на дачу стали немного напоминать обязаловку худшего пошиба: вот, вроде владеешь дачей, там вроде как хорошо.

Но как представишь – туда два-три часа пиликать по пробкам, там сидеть два дня, затем ехать обратно, и снова пробки, то желание вылезать из Москвы испарялось. Причём очень быстро. К сезону 2010 года ни тёща, ни тесть, ни мы с женой больше не горели желанием ехать на выходные на дачу. Как отрезало.

Поэтому мы её вскорости и продали, аккурат в 2012 году, перед выездом в Таиланд, где по разным оценкам, хотя бы нет холоднющих сквозняков. Ни по утрам, ни по вечерам. А есть бассейны рядом с кондо, море в шаговой доступности и масса интересных фруктов. Да и жить там можно постоянно.

2 комментариев к “Дачная история II

Добавить комментарий