Нежидовки

NeaTeam

Эта статья – продолжение статьи про жидовок. Напомню, что под «жидами» я имею в виду не евреев, а особый психотип человека.

Нежидовки, поскольку являются коллективистками, как и все нежиды, а посему рассматривают окружающий себя мiр, как то, чьей частью они являются, рождают в свет новых детей, ПРИВНОСЯ в этот мiр, то дополнение себя, на которое они способны. Поэтому и своих детей, да, в принципе, и чужих, нежидовки не склонны разделять. Да, по разумению своему они понимают, что вот этим дали жизнь не они, но мiр-то един, поэтому – какая разница!

В нежидовках есть и определённая клановость, но совершенно другого вида, она распространяется не по родственным связям, как у нежидовок, а по совершенно другим. Их можно назвать так: по симпатии. Нежидовки поэтому способны, если уж так получится, и вовсе отказаться от своих детей: как общаться, так и признавать их роднёй. У жидовок такого не бывает в принципе.

Процесс растекания у нежидовок, такого душевного и всеохватного, случается гораздо чаще и обильнее, чем у жидовок. И имеет этот процесс в своей глубине – грусть. Потому что разумом нежидовки понимают, что «растекание» душой не совсем как-то сопрягается с обычной жизнью, да и окружающие не очень этого понимают, но вот поделать с собой редко что могут. Из-за случается феномен так называемого «блядства». Нежидовки одаривают собой всех, не глядя.

На поверхности это выглядит среди общественных толкований, как совершенно отвязная распущенность, хотя по сути своей это акт любви, предоставления себя мiру в том естестве, в котором есть возможность. Многие этого момента не понимают, будучи поразительно помешаны на культурных особенностях и клише.

Поскольку нежидовок подавляющее большинство среди женщин, то разобраться в них – это всё равно что разобраться с женской природой в принципе. Она, эта природа, в нежидовках являет собой прежде всего щедрую обильность бытия. Безхарактерного, безсмысленного даже, как джунгли, но подавляюще обильного. Как можно заметить, жидовский элемент в этой связи, в частности, жидовки – стремятся скорее привести эту туповатую обильность хоть в какой-то порядок. Да, хотя бы через клановость, через обособление и борьбу за свой клан. У нежидовок же этого нет: океан, волны, течения, всплески и безграничная радость бытия. А больше и ничего.

Но всё это меняется в мгновение ока лишь только нежидовки объединяются в коллективы. Ещё раз напомню, не в кланы по родству, а в коллективы по симпатии, без всякого родственничания. В коллективах нежидовки ведут себя точно так же, как и мужики-нежиды, они как бы «черпают» из самих себя те силы, которые им нужны для преодоления чего-то важного, что носится в воздухе. Это может быть что угодно, кстати: от государственно-обозначенных целей до мелких местечковых.

Единственное отличие коллектива нежидов от коллектива нежидовок состоит в том, что последние более растекаемы – в жизни это может выглядеть полной безбашенностью и полной собранностью, в зависимости от того, кто наблюдает со стороны. В этом плане нежиды и нежидовки имеют между собой гораздо больше общего, нежели жиды и жидовки.

К сожалению, хотя я выявил тип «холодного нежида» (мне так кажется), в жизни своей я не встречал подобного типажа среди женского пола. Но среди нежидовок встречается совершенно другой, удивительный тип – его можно назвать так: «ласковая». Нежидовки подобного типа очень ранимы – иногда они кажутся полной противоположностью «холодным нежидам», которых мало что может прошибить, в принципе, так они заморожены. Ранимость «ласковых» как бы находится на другом конце эмоций, в том закутке, в который каждый человек может ненароком заглянуть, ужаснуться (ну нельзя же быть такой!).

Всем известный тип «бой-баба», увы, бросается в глаза шумом и энергией, однако, шумностью и энергичностью может обладать любой тип, что жидовка, что нежидовка, никакой разницы, это вопрос темперамента.

Тип гламурной стервы, который многие люди запросто относят к «жидовкам», имхо, поскольку сстеррва’с вроде кроме как жидовкой и быть никем не может – это всё же нежидовская порода, но совершенно другого края, если считать от «ласковой», просто в стервах заложен тот элемент справедливости бытия, который они поддерживают ррреволюционно, я бы даже сказал пикантно (чтобы не быть, как все), хотя стервы именно, что «как все» – отлично узнаваемы по своей натуре.

Таким образом, в нежидовках спектр возможных типов выводится из двух противоположностей: либо танцевать надо от «ласковой» (модельность на глаз – коровьи глаза), либо – от стервы. Где-то в середине они сходятся своими концами и получается самый распространённый тип, те, кого больше всего. Но в любой стерве можно найти иногда коровьи глаза, а в любой «ласковой» – остро заточенное копытце мелкой стервозности. Се ля ви.

Нежидовки не ладят с жидовками по «факту», об чём бы они ни взаимодействовали. Здесь действует тот же принцип, что и у мужиков. Мужики, кстати, ещё могут худо-бедно выявить в результате вербальных перебранок хоть какую-то суть, разделяющую жидов от нежидов, и почему они друг с другом поладить никак не могут (лишь временно, и лишь тогда, когда либо нежиды немного играют в жидовские игры, и для жида становятся «своими», либо – наоборот, что случается реже). У жидовок и нежидовок такого не происходит, к сожалению. Дело в том, что, по-моему, ещё никто открыто и прямо не говорил об этом феномене.

Женщины, особенно за последние полтора века, густо опущены жидовками-феминистками в те проблемы, которые яйца выеденного не стоят, но слишком сильна так называемая «женская» (неразборчивая в Ж/НЖ) «солидарность», чтобы обращать на этот вопрос внимание попристальней. К тому же для нежидовок ЛЮБОЕ массовое явление (повторю, ЛЮБОЕ) является указателем того, что они идут, если не в правильном направлении, то хотя бы им оно «по душе» своей коллективностью и массовостью.

Женщины также знают тайну бытия, в отличие от мужиков.

Знают все, как одна, без различия Ж женщина или НЖ. А уже одно это оба типа СБЛИЖАЕТ, а вовсе не разъединяет. Кстати, феминизм скрыто, но мощно поддерживается именно этим тайным чувством, и откровенно посмеиваtтся над всеми теми особями мужского рода, которые хотели бы эту тайну тоже узнать (вот, кобелины любопытные).

Тайна бытия на самом деле проста, как газета «Гудок»: порождающий (в нашем случае порождающая) жизнь – есть божественное и святое в своей сокровенной природе. И понять её нельзя, её можно лишь ОСОЗНАВАТЬ. Вот такие пироги.

Знания о том, что в мiре есть Ж и НЖ ничего не добавляет к общей картине нашей жизни, кроме одного: понимания, почему на поверхности происходит разное, хотя на самом деле всё всегда одно и то же. Но в глубине. Как в кукольном театре.

Добавить комментарий