Душеведение IX

NeaTeam

Типичный облик нежида – это ОТСУТСТВИЕ видимой мысли на челе.

Учителей в любом классе напрягает это отсутствие у большинства учеников во многие учебные часы, но учителя, увы, не знают, что сетовать тут не нужно: безполезно. Сделать ничего нельзя, такова нежидовская природа – пребывать в мiре слегка в отстранённом от него виде, помёчтывая себе о чём-то. Можно даже особо выделить эту черту следующим образом: мысль – не является самодовлеющей величиной головы нежида. Она всегда приданная, как приданое. И всегда мысль чёткая должна появиться лёгким или нелёгким усилием нежида. Без усилий она не появляется у него или неё никогда.

На эту особенность можно обратить внимание всем, особенно родителям. Если ваши детки нежиды, то более 50% времени их бодрствования вы не увидите у них проблесков мысли. И лучше и не страдайте от этого, потому что это как «родимое пятно» нежидовской души. Не излечивается.

Вторая черта нежидов, бросающаяся в глаза – удивительная предрасположенность ко всем тем химическим препаратам, которые усугубляют безмыслие до безсмыслия, хотя по-прежнему некоторые из таких соединений (типа, алкоголя) считаются… возбудителями процессов. Поэтому горькие пьяницы – это практически 100% нежиды. Злостные нарки – тоже. Жидам все эти процедуры глубоко не интересны, потому что они ГЛУШАТ мысль, а это жидве не нравится (когда мысля глушится). Редко встретишь запойного жидёнка, жида-наркомана, их это не интересует ни в какой мере.

Эта черта, между прочим, удивительная, если знать, что нежиды любят МЕРУ. Испытывают к ней что-то вроде страсти. Но вот с препаратами меры нет на первый взгляд. Но это не так: когда нежидов одолевает грусть, то им кажется, что та же бутылка может доставить радость (привнести меру). Когда они радостны, то препарат может дать им и немного грусти (нежиды полагают, что много радости вообще-то не очень прилично, нужна мера, а вот бутылка-то как раз и даёт её!). А вот в гневе нежиды предпочитают не касаться никаких препаратов, потому что гнев – настолько сильная эмоция, которая может и иссушить, что никаких катализаторов больше не надо.

«Стадное» чувство нежидов (предрасположенность к «МЫ») играет в вышеперечисленных делах большую роль. Нежиду стыдно отрываться от коллектива в чём бы то ни было. Разум здесь, как уже понятно, по большей части отсутствует, мысли тут не клокочет. Поэтому и распространяются среди нежидов как пакости, так и наоборот на уровень быстрее, чем где бы то ни было.

«МЫ» в данном случае выступает мощнейшим СКЛЕИВАТЕЛЕМ на всё то, что нежидовский коллектив воспроизводит. Но чувство «МЫ» не только склеивает, но и позволяет разнообразить склеиваемое, внося во всё необходимую человеческую интригу. И хотя в нежидовском лексиконе слово и понятие «интрига» есть немного стыдное и непотребное, но это есть. Из этого коктейля иногда получаются забавные штучки-дрючки, к примеру, всякие тайные общества. Или коммунизм тот же.

Возникновение мысли у нежидов очень интересно. Оно обычно сопровождается ТОЛЧКОМ, идущим из ниоткуда, из их внутреннего состояния, из ПОТРЕВОЖЕННОЙ эмоции. Нежид напрягается и начинает мыслить. Сначала как бы нехотя, потому что это не очень комфортное для него состояние, но затем увлекается. Если нежид делает это в одиночку, то его надолго не хватает, если же в коллективе, то мышление нежида может длиться долго, годами даже.

Нежид, привыкший к ПОСТОЯННОЙ мыслительной деятельности, явление очень редкое, но случающееся. Чаще всего в таком состоянии живут холодные нежиды. Их внешняя подавленность эмоций обманчива, зато их мыслительная деятельность всегда очень заметна.

Нежиды знают про свою «засаду», поэтому для приобретения дополнительных «мощностей», в том числе и для мысленного натиска, предпочитают кучковаться. Поскольку большинство людей на свете является нежидами, то это заметно, и об этой особенности даже принято думать, что она – общечеловеческая. Но это не так. Жиды вот кооперироваться вовсе не любят.

Психология (жидовское душесловие) никак не объясняет этот момент, потому что он идёт вразрез с общежидовской максимой про «Я». А, если и пробует объяснить, то скатывается в вульгарщину сравнения человеков с животными, мол, оттуда сей атавизм, мол, не изжит некультурными и необразованными представителями рода до конца.

Как можно заметить из моих предыдущих размышлений о нежидовской природе, разум не имеет подавляющего превосходства в нежидах, но его «отсутствие» в значимых событиях жизней должно же как-то компенсироваться? Оно и компенсируется обострённым осознанием происходящего, обычно тотально невербальным, а проходящим через чувства и эмоции. Поэтому логично утверждать следующее: там, где у жида обостряется РАЗУМ, там у нежида обостряется ОСОЗНАНИЕ. И это – принципиальная разница, позволяющая бросить совершенно новый взгляд на человеческую душу.

Человек осознающий не равен человеку мыслящему по целому спектру величин, и никогда не будет равен до ЕДИНЕНИЯ. Ещё интереснее другое: человек осознающий на несколько порядков «умнее» человека мыслящего, если брать очень длинные шкалы, к примеру, цивилизационные. В текучке же нашего быстроменяющегося бытия это незаметно, а скорее выпукла мощь разума.

На эту «обманку» и клюёт большинство, поддаваясь разумению разума т. с. Когда же человек ощущает своей подкоркой прямо, что НЕ ВСЕГДА дело в разуме, то он склонен теряться. Это – неправильно. Теряться не надо, надо просто знать, что компенсация разума ЕСТЬ. Компенсация заключается в обострении осознания.

Здесь необходимо пояснить, что работа сознания и работа разума отличаются друг от друга тем, что разум оперирует статичными величинами, которые в жизни всегда динамичные. Статичность требует определённого подхода, имени, названия, идентификации, соотнесения, т. е. АБСТРАКЦИИ. А динамичность этого не требует.

Другими словами, отображение (если можно так сказать) сознанием действительности ТОЧНЕЕ на порядок, чем отображение действительности разумом. Данное утверждение трудно принять тем людям, которые привыкли к почитанию «главенства» разума, но, надеюсь, они, размышляя о динамичности ВСЕХ процессов ВЕЗДЕ, рано или поздно смогут придти к этому выводу.

А я пока поясню, что осознание, как процесс «схватывания» сути «вещей» именно в динамике, и не претендует на истинность всего и вся, как говорится «объективно». Но оно претендует на истинность по-другому: для той души, которая осознаёт. Вот для неё это и будет правдой-истиной, а не ложью. А больше НИ ДЛЯ КОГО. Если сей момент чётко помнить и осознавать, то несовпадения мнений людских перестанут быть загадкой. И уж тем более избавятся от язвы «нелогичности».

Но можно порассуждать больше и дальше. Чем меньше разума и разумности в чём-либо, тем больше в этом самом должно быть осознанности, пусть даже НЕпроявляемой (не манифестируемой). Камень осознаёт. Но не разумеет. Огонь осознаёт, но не разумеет. А это формы бытия – так называемые базовые. В общем, вот и ключик.

Возвращаясь к Ж и НЖ следует просто указать, что одним из наиболее точных индикаторов определения Ж-черт и НЖ-черт в себе самом для человека служит простая пропорция между любовью к разуму (размышлению) и любовью к осознанию (прямому акту схватывания сути). Пропорцию эту невозможно определить в «разумных» цифрах, её можно лишь ощутить для себя, как правду-истину ОСОЗНАНИЕМ ея.

А тема любви Ж к разуму и разумности (а отсюда к красоте и гармонии), и тема любви НЖ к взмыванию чувствами вверх и далеко (а отсюда к всеобщности любви) приобретает новое значение.

Добавить комментарий