Ремонты

NeaTeam

Описанное ниже, я уверен, составляют неотъемлемую часть жизни любого русского мужика, да и не только русского…

Мой первый ремонт был непродолжителен, но достаточно скандален. Я был очень мелким ребятёнком, ходил в садик, и вот однажды в туалете увидел маляршу, которая красила валиком стены. Она была в перепачканном краской трико, просто огромная бабища такая. Но страшно весёлая. Мы, ребятня, страшно заинтересовались процессом, а воспитательницы нас гоняли. Но я был самый упорный, и тётка соизволила мне дать кисточку, банку и показала, как надо закрасить углы. За те несколько минут, пока меня оттуда не выцепила воспитательница, я успел сделать ремонт. Ну и заодно покрасить себя в разных частях тела. Краска была белая, масляная, пахла восхитительно! Вечером, когда маме было доложено про мои проделки, мама смотрела на меня, перепачканного, и не знала, что и сказать: то ли отругать, то ли погордиться стремлением отпрыска к полезному труду. Отец весь вечер оттирал чем-то мою одежду и моё лицо чем-то вонючим от мелких точек краски.

Затем пошло кучнее как-то, потому что моя мама любила обновлять стены обоями. Мы их клеили в нашей тесной однокомнатной квартире каждый год. Ну я сначала по молодости помогал, а, подрастя, уже брал на себя основную нагрузку. Батя наотрез отказывался, его всегда устраивали старые обои. А мы с мамой варили клейстер в тазике, отдирали старые обои с газетами, клеили новые газеты, затем фигачили на них новые обои. Все измазюканные этим клейстером. Укладывались в один выходной. Ещё с неделю квартира попахивала хрен знает чем, но таким свеженьким.

Я очень не люблю обои. Мне по душе простая, ровная стена, покрытая краской.

В возрасте 15 лет мы переехали в новую квартиру, уже трёшку, и поклейка обоев в каждой из комнат, да коридор, да ещё кое-где потолок подбелить… в общем, растянулось. Делал в основном всё это я, потому что родители на работе были, а сестра была ещё не в том возрасте. Т. е. я всё подготавливал, матушка влетала с работы, мы с ней вдвоём – бац-бац – часа за три одну комнату оклеивали. Батя по-прежнему упорствовал, даже потолок белить отказывался. Он делал балкон: сварка там ящиков каких-то железных и т. д.

На следующий год я наотрез отказался менять обои, потому что эти ещё не успели протухнуть, и мама… сдалась. Так до армии я их и не менял ни фига.

В 16 моих лет родители прикупили участок под дачу, три сотки, на берегу Волги, уже с фруктовыми деревами (три сотки, потому что бывший хозяин разделил участок шесть соток на два и продал по отдельности, нам достался без дома, по дешёвке). Ну и батя вознамерился забабахать строение. Денег у него было не густо, кирпича, досок и прочих нужных материалов, того же цемента, блин, в свободной продаже особо не было, где-то всё это надо было «доставать». Батя где-то мыкался, приходил откуда злой, как собака, ругался. В общем, однажды поехали мы с ним старые кирпичи оббивать на каком-то разломанном здании. Пооббивали мы их, пооббивали от старого цемента (кирпич знатный был, ещё дореволюционный), но даже я понял, что так мы будем целую пятилетку спину гнуть.

В общем батя достал потом где-то новых кирпичей, с завода прямо. Их привёз грузовик, сбросил у входа на дачу, и батя мне сказал на тачке всё завозить на участок, метров 40 внутрь. Сам он, ежу понятно, пропадал на работе, а мне, имеющему летние каникулы, было поставлено задание. Все парни и девчонки, люди, как люди, бесились на Волге, нежились на песочке, один я, как краб а ля Сизиф, вставал каждое утро целую неделю (батя ж одним грузовиком не ограничился, привёз ещё два!!!), валил на дачу, там возил эти кирпичи на тачке внутрь. Всё проклял. Когда батя привёз какие железы, рельсы какие-то, сетки и пару грузовиков досок, я уже света белого не взвидел. И наотрез отказался участвовать в строительстве. От моих каникул оставался месяц. Батя ситуацию моего подтверждённого подвига понял, слава Богу, не настаивал (кирпичи был завезены, заскладированы, укрыты от дождя и ворья че-то там). Остальное он доделал сам, со своими друганами.

На дачу я с тех пор мало ездил. А батя там сварганил первый этаж кирпичный, второй – деревянный, мама там всё обоями оклеила, в общем, для них – ляпота наступила. Меня же дача совершенно конкретно выбешивала. Аж руки дрожали.

До армии потом я ничего не ремонтировал, даже стал как-то забывать… Но грянула армия, а там ПХД (парко-хозяйственный день), и это была не только уборка территории, как могут некоторые невинные неармейские души подумать. Это ещё был и ремонт. К примеру, нашей медсанчасти, спортклуба, некоторых офицерских дач (да, было и такое пару раз), даже один раз караульного помещения. Стройбат для этих целей не привлекался, потому что военный городок, где я служил, был шибко секретный.

Через год после армии я свалил в Москву, поступив в институт. Там на первом курсе я начал работать дворником, мне предоставили одну комнату, как после разгрома Мамая, и мне пришлось её сделать, ну для себя же, чтобы банально жить. На втором курсе я распрощался с этой малиной, переехал в другой район, в другую дворницкую другого ДЭЗа (как расшифровывается забыл уже). Там тоже пришлось подкрасить, подбить, подклеить, подмазать, полностью заменив всё в туалете (было разбито).

Многие люди не знают, но чистя каждый день помойки (а не только подметая улицы и дворы), люди-дворники находят всё. Ну банально всё. В том числе и для ремонта. Я не вру. Потому что на свой ремонт во второй дворницкой квартире я не потратил ни копейки (в первой ещё потратил, «зелёным» юнцом был, не ведал про богатства валяющиеся прямо на улице).

В конце второго курса я стал комендантом общежития. В нём я отремонтировал (организовал, возглавил, подавал пример) всё здание, включая подвал.

В Эфиопии, куда меня по военной части послали служить, нам, офицерикам, дали виллы. И что вы думаете? К приезду жён (случилось через год), все виллы были подмазаны, подкрашены, подклеены снаружи и изнутри. Кем? Дык, нами же, советскими офицерами. Эфиопы только ахали.

После заграницы, будучи при деньгах, я купил дом с участком. Слегка такой покосившийся, проеденный временем. Дальше… правильно догадались: вырыл колодец, построил сортир, внутренности выкрасил, дом обновил, как сказку. И… свалил в Москву снова, потому что пригласили работать в издательстве.

Дом я обменял на две комнаты в коммуналке какой-то в центре. Сам я там был однажды, в этих комнатах, и, увидев, что там творится, руки прямо зачесались на подкрас, подбив и подмаз. Но, как-то так получилось, что жена умудрилась быстро-быстро поменять их на квартиру. Квартиру я и отремонтировал за две недели. Чтобы через год благополучно развестись с женой. Всё это было в городе Саратове.

А жили мы уже тогда в Москве, на съёмных квартирах.
Съёмные я не ремонтировал ни разу. Ну разве что подмазать, подкрасить, подбить, подшурупить где что иногда с ведома хозяев, иногда без. Затем женился ещё раз. Уже понятно, что стало с квартирой мой второй жены, куда я въехал, потому что она была убитая временем и эксплуатацией? Разумеется, понятно.

Но вся фишка в том, что через два года мы обменяли с доплатой отремонтированную квартиру на новую в новом доме, которую… вы снова правильно догадались, мне пришлось отфигачить по полной. Каюсь, я уже к тому времени подустал и на некоторые профессиональные работы приглашал мастеров. Хотя многое сделал сам. Просто, делай бы я один квартиру, мы бы в неё въехали через полгода, а работать же ещё надо было.

Затем пришёл черёд дачи, на которой тесть с тёщей своё уже «отвоевали» к моему появлению, и вздохнули, нагрузив меня там по полной.

Вместе с новой квартирой, буквально через месяц после въезда, я выбил у Москомимущества офис о двух комнатах. По колено в мусоре. Без туалета, без подвода воды к нему, без электричества. Вход в офис был отдельный, крыльцо практически полностью рассыпалось. Целый месяц я этот офис делал, подключил сантехников, они провели воду и слив, подключил электрика, она подсоединил меня к сети. Внутри ровнял полы, заливал их бетоном, укреплял стены, они «гуляли», красил, красил, влепил новые окна, в общем, жесть полная. Завершил я ремонт, крася наличники и слушая радио, как раз убирали последних шайтанов в «Норд-Осте». Мой ремонт и операция по освобождению заложников завершились практически одновременно.

Через пять лет этот офис сгорел нафиг. Я отремонтировал его заново, за месяц, опыт был. Одна стена так обуглилась, что обвалилось то, чем я её укреплял, шматами цемента на железной сетке. Строитель из меня, как оказалось, был немного туфтовый…

С тех пор я не занимаюсь никакими ремонтами. Нафиг, нафиг, надоело до чёртиков. Восьмой год живу на съёмных квартирах в Таиланде и… нет-нет, да и подкрашиваю, подмазываю, подклеиваю, подстукиваю что-то в этих квартирах, как будто меня чёрт за верёвочку дёргает. Уже сколько раз говорил себе, ну хватит, хватит уже, а всё равно.

И вот опять, сцуко, во влажном климате начали ржаветь толстые железные трубы балкона. Пойду-ка я завтра… куплю краски…

Добавить комментарий