Коррупция

Парадоксальным образом коррупция уже «прописалась» не только в учебниках, но и в головах управленцев и даже обычных людей, как нечто, с чем: а) чрезвычайно трудно бороться, которую: б) невозможно окончательно «победить» (оную устранить). Психологи добавляют своих капель в переполненную чашу страданий безукоризненного управления, мол, такова природа человека: испорченного и грешного. В общем, куда ни плюнь – везде сплошное уныние по этому поводу. Проблема есть, а путей решения её – нет.

С моей точки зрения, если коррупция – это нарушение установленных правил ведения различных дел, то устранение коррупции – это и есть устранение правил. Ибо, если нет правил, то и нарушать нечего. Но правила создаются не просто так, а ради чего-то. Поэтому стоит попристальнее взглянуть, для чего устанавливаются правила общежития.

Они устанавливаются для более или менее безболезненного существования большинства людей. Дело в том, что психика человека – это структура, основывающаяся на анализе повторений жизненных ситуаций таким образом, при которых видно нанесение долговременных ущербов. Если ситуация (или повторение её) опасно, т. е. ожидается ущерб, то психика человека желает как-то укоротить ситуацию, обрамить её запретами ходить туда, делать то-то и то-то.

Можно обратить внимание на то, что ущерб ещё не наступил, а запрет уже создан. Он создан, конечно, не просто так, а на основании предыдущих опытов, в которых ущерб именно что наносился, и поэтому для большинства ясно и очевидно то, что предотвращение повторений ущерба – это есть прямой путь разума, логически выверенный. Сопутствующие добавления морального, этического и нравственного планов – это всё потом, как та присущая мысли славность, уводящая истину и простоту туда, где всё размыто.

Т. е. очевидно, что источником коррупции является разум, логично и на основании предыдущих опытов, показавший ситуативную опасность, налагающий запреты на деятельность человека в тех или иных сферах.

Поскольку устремление к личной свободе каждого индивидуума составляет часть всех его устремлений, и это максима, аксиома и вывод (ничего не требует никаких доказательств), то любой запрет воспринимается, как нарушение/попытка ограничить это самое устремление. Ну а там и до борьбы с этими попытками недалеко. Одним из таких видов, типов борьбы и является коррупция.

Ещё раз: источник коррупции – разум, результат «работы» разума по накладыванию ограничений – коррупция. Более ничего интересного в коррупции как бы нет. Ну разве что наблюдение, что есть жёсткая т. с. коррупция – это преступления, а есть мягкая – это просто стыривание денежки организованным, хитрым и запутанным способами. Оба вида в конечном итоге – есть обыкновенная индивидуальная или групповая борьба за свободу человека от… всего того, что налагается запретами.

Отсюда нехитрый вывод: что коррупция есть составляющая часть человеческого общежития на пути преодоления человеком налагаемых на самого себя ограничений. Чем меньше ограничений, тем больше свободы, тем меньше и коррупция. Гранью этого вывода является следующее наблюдение, обычно проходящее МИМО наблюдателей: полной свободы человеку не достичь никогда, потому что он ограничен УЖЕ во многом чём, прежде всего в своём теле. Ну и это лишь добавление в копилку общих выводов о коррупции – она неустранима в силу уже метафизических причин.

Но человеку всегда подавай не безутешные выводы о невозможности того или иного, а рецепты всё же излечения. Так и по вопросу о коррупции.

Подобное есть у меня. Не паллиатив, а очень и очень здравая мысль. В нынешний момент, когда взаимоотношения между людьми в большой степени зависят от циркуляции денег между ними, коррупция прочно укоренилась в этой среде. Отсюда и очень простая мысль: чтобы победить коррупцию денежного характера раз и навсегда, следует устранить носителя – деньги. Без денег взаимоотношения людей друг с другом изменятся, но свято место пусто не бывает, поэтому что-то войдёт в жизнь людей ВМЕСТО денег. Сейчас деньги являются опосредованным мерилом многих вещей, слишком многих, чтобы однозначно их все указать да по порядку. Деньги также занимают слишком большое место в управленческих процессах (всё ещё). Поэтому вопрос об устранении денег из жизни людей связан для них же с тем, а что будет ВМЕСТО НИХ?

Правильный ответ, понятный и логически увязанный на множество вопросов, связанных ныне с деньгами, покажет, что, устранив одну причину коррупции, на её месте немедленно возникнет другая – вопрос какая именно? Но, прежде чем перейти к раскрытию новой причины или новых причин, следует сказать пару слов о том, как можно жить без денег. Это пока крайне затруднительно представить.

Скажу сразу, без денег жить гораздо проще в одних аспектах, и гораздо сложнее – в других. Сказать, что однозначно жизнь без денег будет прекрасна, свободна и хороша – невозможно, потому что ограничения человека останутся (то же тело никуда не денется), поэтому останется и его личная борьба за свободу. Другое дело, что она примет совершенно другие формы. Поэтому, что с деньгами, что без них, человек всё равно обречён на преодоление каких-то метафизических и физических вещей – и всё за ради того, чтобы получить ещё один кусочек искомой свободы.

Переход от денег к безденежью – не будет одномоментным, как многим кажется. Это – долгий процесс. В нём деньги, их развитие, должны показать прежде всего свою полную безперспективность в плане своего существования, ну или такое состояние дел, при котором будет очевидно, что проблем с деньгами гораздо больше, чем если бы без них. Стоит заметить, что нынешняя ситуация в мiре, судя по тенденциям, показывает именно на это – с деньгами всё больше и больше проблем. Они как бы доходят до некоей «точки», после которой – бабах! – и денег больше нет. Но «точка» всё ещё далека.

«Точку», однако, можно управленчески приблизить по временной шкале, для того, чтобы не ждать наступления денежного коллапса в отдалённом или близком будущем, а уже сейчас начать предпринимать те шаги, которые либо ослабят удар аннигиляции денег, либо вообще позволят избежать ущербов. Делается это (может делаться) логически и осознанно приемлемо: через снижение областей применения денег. Которое, в свою очередь, для самого обыкновенного человека обозначает возможность не использовать деньги там, где он раньше их использовал. Эти области можно высчитать. Мы платим за хлеб, но не платим за образование и медицину. Мы платим за электричество, но в некоторых местах не платим за интернет. И т. д. Мы не платим за воздух, которым дышим.

Управленческие шаги по ограничению сфер применения денег теоретически очень просты, на практике же – они однозначно малореализуемы без некоторых заранее подготовленных «плацдармов». Общий принцип плавного устранения денег из наших жизней таков: то, за что мы сейчас платим, в будущем, в процессе отказа от денег, мы платить не должны. Отказ от оплаты возможен лишь в том случае, если того, за что мы платим сейчас, в будущем будет произведено избыточно МНОГО для потребления всех в нормальном режиме. Только тогда управленцы могут пойти на такой шаг: отменить оплату за это, предоставлять это безплатно, т. е. без задействовывания денег. Избыточное производство чего-либо – это и есть тот самый «платцдарм» для наступления безденежности.

На этом этапе рассуждений обычно происходит «откат» назад – с появлением вопроса, а кто будет создавать эти избыточные запасы чего-то там для безплатной раздаче всем? И с какого перепуга эти люди будут производить эти самые избыточные запасы ништяков, если им не будет дано вознаграждение за свой труд? Ответ: поскольку процесс избавления от денег ДОЛОГ и плавный, то на первом этапе, когда безплатность будет касаться лишь ЧАСТИ продуктов, то производителям будет оплачиваться в деньгах их труд. Деньги эти будут браться из бюджета. Точно так же, как это сейчас происходит с безплатной медициной и образованием (и другими подобными вещами).

Процесс вывода некоторых сфер из денежной области должен быть планомерен и сопряжён с ПОНИЖЕНИЕМ (обязательным) доходов и зарплат. Здесь работает опять же – чистая логика: чем больше безплатных продуктов и услуг, тем большее ДАВЛЕНИЕ деньги будут создавать на оставшиеся ещё платные. Чтобы сбалансировать это давление – количество денег следует уменьшать. Через их уничтожение. Человек же обыкновенный в этом наведении баланса если и пострадает, то лишь чуть-чуть, да и то психически. Сначала будет введено предложение безплатности тех или иных продуктов и услуг, и лишь затем уменьшение вознаграждения.

Примерно таким образом, за несколько десятилетий можно вывести деньги из оборота в самых важных для жизни людей сферах: питание, транспорт, здравоохранение (и так уже безплатно), образование (то же самое), жильё.

Что мешает прямо завтра ввести безплатный проезд на всех видах городского и прочего транспорта (не коммерческих, а государственных), с покрытием всех издержек работников и состава из бюджета? А ничего не мешает, кроме психики управленцев. Будет ли всплеск коррупции в этих сферах? Вряд ли. Дело в том, что процедуры выделения бюджетных средств на те или иные программы национального или местного характера УЖЕ идут полным ходом (отрабатываются в процессе, меняются, подгоняются под складывающиеся обстоятельства). Включение в него и транспорта ничего не изменит. Особенно, если помнить о том, что выделение бюджетных средств на эти самые программы – это БЕЗПЛАТНОСТЬ для всех, пользующихся плодами их выполнения. К примеру, благоустройств городов, их озеленения, снос ветхого жилья/предоставление нового, замены магистральных водопроводных труб и т. д. и т. п.

Другое дело, что программы как бы есть, но, по выполнении их, о них «забывают», это что-то вроде ОДНОРАЗОВОГО вливания средств бюджета в улучшение чего-то. А вот создание прецедента по безплатности транспорта НАВСЕГДА – это уже заявка на будущее. Заявка в определённом направлении. Заявка, которая сразу продекларирует всем, что за этим шагом последует и другой, схожего качества.

Если с постепенным вымыванием денег и переходу к безплатности всё ясно, то теперь можно вернуться и к коррупции. Разум мгновенно может застрекотать: ляпота, ежели что-то будет безплатно – уж в этой сфере тогда никакой коррупции не ожидается (смысла как бы нет). Это не так. Совсем не так. В сфере наступающей безплатности коррупция примет ОБРАТНЫЕ формы: она станет СВОЕВОЛЬНИЧАЕМ, наложенным/помноженным на глупость. Т. е. то, что было плюсом, станет минусом, и – наоборот. В былые, более жёсткие времена, эта штуковина называлась «вредительством». Словечко – это жутко интересное, оно полностью раскрывает психический смысл явления: вредить – означает огрублённо, производить действия в ущерб другим, не принося никаких «добрых дел» себе, вредителю.

В былые, более жёсткие времена, не сообщалось о том, что вредители, мол, целей никаких не имеют, а вредят просто из вредности. Нет, разум подо всё подводил определённую базу, в тогдашних идеологических рамках, клише и общем настрое (как без них-то?). Ситуация с безплатностью будет такой же: вредить будут из вредности. Дело в том, что многие граждане озабочены «особой» справедливостью жития, они не понимают, как это так: без усилий, без целеустремлённости личной – получать что-то просто так. Они будут вспоминать про лентяев, про сачков, про идиотов, про быдло, про всё такое прочее, и восклицать: и что, и этим ТОЖЕ??? В условиях денежных они развивают коррупцию, как сверхусилия по поиску слабых мест в перераспределении ништяков, в условиях безденежных – они будут стараться приводить систему к исходной: к борьбе за ништяки в условиях дефицитности либо ништяков, либо – денег. Поскольку денег не будет, то остриё их жал будет нацелено на разрушение избыточности предложения произведённых ништяков. Любыми способами. Выглядеть это будет своевольничаньем, помноженным на глупость. По сути же – то, что я описал выше.

Любопытно, что мы, русские, уже проходили подобное в 20-30-х гг прошлого века, а то и позже, поэтому прекрасно представляем, о чём идёт речь. Тогда советское руководство планомерно стремилось к закрытию брешей дефицита тех или иных групп товаров. И главная противоборствующая причина, в принципе, была названа правильно – вредительство. Это же самое повторится, только слегка по-иному. Оно будет названо «стремлением к бОльшей свободе», через… правильно – своевольничанье (наплевательство по отношению к интересам большинства). Измусоленное либерастами слово «свобода», хотя они по сути-то правы, будет истолковываться как оправдание вредительства.

Теоретическое описание того, что и как будет происходить в будущем, при наступлении определённых перемен, способно предоставить тот багаж знаний, которые тогда и потребуется. В частности, знание о том, что коррупция никуда не исчезнет с наступлением безденежья, или учётности, а лишь трансформируется во вредительство, может помочь с ним бороться. Хотя борьба и безсмысленна, но крайне важно понимание происходящего, чтобы относиться к этому спокойнее, без нервов.

Добавить комментарий