Интервью с АнТюром – 15 (Ближний Восток)

NeaTeam: Приветствую, Анатолий! Что именно проиграли США в Сирии?

АнТюр: Здравствуйте! США в Сирии выиграли.

Именно они разгромили ИГИЛ. Алавиты и наши военные в этих делах почти не участвовали. Вели только оборонительные бои и локальные
наступления. На днях США нуллифицировали свои обязательства перед курдами. Это тоже победа.

Высказывание Трампа – верх изящества. «И мы что-то придумаем для курдов, чтобы у них были денежные средства. Возможно, мы обеспечим приход [в регион] одной из своих крупных нефтяных компаний, чтобы всё было сделано надлежащим образом». Перевод: «Денег больше давать не будем. Если хотите, пригласите к себе нашу нефтяную компанию на надлежащих условиях».

«Надлежащие условия» – это разрешение на работу компании от центральной власти и гарантированная сверхприбыль. Аналитики на Aftershock обращали внимание на то, что США затеяли с курдами опасную игру, которая может им принести большие неприятности.

В реальности всё оказалось предельно простым. США курдам ничем не обязаны. Более того, власти Турции, Ирана, Багдада, а также алавиты должны быть благодарны США за то, как они поступили с курдами. После этих побед США выводят свои войска с территории Сирии.

В России эта их акция переведена в эмоциональную область и подаётся в негативной для них окраске. Естественно, рычаги влияния у США останутся, но сирийские дела их волновать почти не будут. Это тоже выигрыш США. Но главный выигрыш – это эффективное функционирование в последние годы их финансовой системы. Для успешной продажи трежерис должен быть высокий уровень нестабильности в мире.

Ещё один выигрыш США обозначится позднее. В обозримом будущем перед мировым сообществом будет поставлен вопрос о восстановлении на территории Сирии того, что там разрушено. Это 400-600 млрд. долл. на 5-7 лет. Так вот, США свою лепту уже внесли. Они разгромили ИГИЛ. Свои затраты мировой общественности представят.

Здесь важно знать моё базовое понимание того, что произошло в Сирии. Там сунниты не захотели жить под властью алавитских кланов и потомственного диктатора. Раньше жили потому, что у последних были ресурсы, часть которых перепадала и суннитам. Но в связи с ростом населения их стало не хватать на приемлемые условия жизни. На это наложился протест части Исламского мира на становление Постмодерна (к Модерну худо-бедно Ислам приспособился), принявший форму возвращения в Традицию. Это и есть основа ИГИЛ. Все эти факторы объективные.

NeaTeam: У Эрдогана есть право чувствовать себя победителем? Или ему позволяют им временно быть? Если это так, то кто, зачем, насколько?

АнТюр: Турецкая нация расколота – кемалисты, националисты, курды и умеренные исламисты. Эрдоган стал Президентом Турции в 2014 г. А за несколько лет до этого началось становление умеренного ислама. Этот процесс и «оседлал» Эрдоган со своей партией. В 2016 г. были разгромлены кемалисты. Эту победу Эрдогана и его партии можно закрепить только ускоренной исламизацией нации. Это общий фон.

В конфликте на территории Сирии Эрдогана волнует три вопроса: туркоманы, курды и беженцы. С туркоманами в Идлибе более-менее всё наладилось. Им установили турецкие правила общежития вплоть до школьной программы.

Имеются проблемы с «непримиримой» оппозицией, которую алавиты «свезли» в Идлиб. Как они там ладят, я не знаю. Но главное не в этом. Внутри Турции Эрдоган слаб. Его основная опора – умеренные исламисты. Поэтому Эрдогану нужна поддержка турецких националистов. Для этого он обязан превращать туркоманов в турок. Это у него получается.

Курды (не только сирийские) поняли главное. У них нет, и не будет ресурсов не только на содержание своего государства, но и на содержание своей местной администрации. Напомню, что несколько лет назад часть администрации Иракского Курдистана содержала Турция. Так что сегодня воевать курдам не только не на что, но и не за что.

Думаю, курдский вопрос для Эрдогана в целом решен. И здесь опять его победа. Принудив сирийских курдов (для не российских наблюдателей это выглядит так) к выполнению условий Турции, он укрепил и свою опору на турецких националистов. Однако, союз исламистов и националистов противоестественен. Но пока так.

Был в Турции четыре раза в разных местах. Три из них – «своим ходом». В этом году – пляжный отдых в окрестностях Анталии. Резко возросло число молодых девушек хорошо одетых, но в платках. В гостиничном бизнесе явные признаки наступающей «азиатчины». И это тоже перманентная победа Эрдогана. Он крепит базу своей партии – умеренный Ислам.

На первый вопрос – твёрдое «Да». Эрдоган решил проблемы актуальные и для Турции, и для своей партии. Решил, опираясь на свои ресурсы, в том числе возможности лавирования между сильными игроками. Это ответ на второй вопрос.

Но здесь есть одна тонкость. Как соотносится выигрыш Эрдогана в Сирии и то, что получила от этого турецкая нация? Реально выигрыш Эрдогана работает на ускорение движения нации в умеренный ислам. И это единственный путь гармонизации турок с имеющимися у них ресурсами. Территория Турции резко энергодефицитная. А заработать на покупку нефти, нефтепродуктов, газа, угля, э/э, а в будущем и урана турки не могут. Покупают всё это за счёт роста своего совокупного долга. Поэтому они вынуждены упростить организацию своего общежития (Alexsword (с)). А это – умеренный ислам. Всё это объективные процессы.

NeaTeam: Фигура Башара Асада остаётся в глубокой тени, а ведь стойких «оловянных солдатиков» во всём мiре уважают. Почему так? Или – что не так с Башаром Асадом? Поясню: за последние годы все тамошние ближневосточные «лидеры» показали свои слабости, один Башар Асад показал свою силу. Однако ж…

АнТюр: Кровавая многолетняя бойня на территории Сирии началась с простого и понятного лозунга: «Долой Башара Асада!» Вот он и сидит «в глубокой тени». Стойкость Асада определяется опорой на алавитские кланы, вернее, он – их порождение. При этом алавитам по большому счёту не нужны ни сунниты, ни курды, ни туркоманы. В этом их главная сила. Уважают (в мире) такие структуры и их руководителей за то, что они могут управлять (в широком контексте), прежде всего, управлять собой.

Здесь дам пояснения по своей позиции. Много раз писал, что задача сохранения территориальной целостности Сирии ставиться не может. Её границы «нарезали» англичане и французы после раздела Османской империи в 1918 г. И лозунг «Сохраним территориальную целость Сирии!» – это «Продолжим дела колонизаторов, загоним сообщества в рамки, обозначенные ими 100 лет назад!» Заявления политиков «Сохраним …» серьёзно воспринимать не нужно. Это риторика.

На территории Сирии будет что-то типа средневековой конфедерации. Каждое сообщество будет иметь столько прав и свобод, на сколько хватит его ресурсов. Причем, права и свободы будут по понятиям, а сообщества – «трансграничные». Выборный орган власти будет местом согласования интересов всех групп и сообществ. Сплочение сообществ вокруг центральной власти будет обусловлено и тем, что через неё пойдут ресурсы на восстановление страны. То есть, произойдёт ливанизация Сирии.

Это близко к моему прогнозу о создании на территории Сирии нескольких квазигосударств. Но, тем не менее, концептуально он оказался ошибочным. Сработало то, что в мире не нашлось желающих взять квазигосударства на своё содержание. Пример – курды.

NeaTeam: Могут ли, как вариант, снова возникнуть «тиски» для Израиля одного государства Сирии и Египта, как бывалоча 60 с гаком лет назад? Или поезд безвозвратно ушёл?

АнТюр: В то время миром управляли два стратегических союзника – СССР и США. Этот способ управления назывался «холодной» войной. Один из её элементов – противостояние евреев и арабов. Сегодня надобности в такой конструкции не имеется.

NeaTeam: В чём основная слабость Ирана?

АнТюр: В глубоком расколе нации. В ней есть исламисты, паншииты, либералы (сторонники ценностей Запада) и «квази»-националисты (курды, белуджи, арабы, азербайджанцы,..). Но главное, этот раскол невозможно преодолеть эволюционным путём. Если в стране ослаблять нормы Ислама, то активизируются процессы формирования этносов, а либералы начнут требовать разные свободы.

Поэтому у мулл только один способ удержания власти – консервация нации на вчерашнем уровне. Кроме всего прочего, это является единственным способом минимизации вероятности в Иране сирийского варианта событий. Поэтому власть мулл пользуется поддержкой широких слоев населения. Она гарантирует стабильность. Но нация платит за это тяжелейшую цену – отказ от развития.

NeaTeam: Уже понятно, что Израиль просто хочет сохранить себя, как государство и сформировавшуюся тяп-ляп нацию. Какие у Израиля ещё остались сильные ходы в будущем, помимо военных? И вообще, есть ли они?

АнТюр: Напомню, что Израиль не является Субъектом. Субъект – Мировое еврейство. Там не менее, некоторые характеристики Субъекта он имеет. Главную вы отметили – «просто хочет сохранить себя». Но про «сформировавшуюся тяп-ляп нацию» явно преждевременно.

Сообщество евреев в Израиле стремительно эволюционирует (не сформировано). На сегодня там перемалываются остатки европейской культуры ашкенази. Доминирует культура сефардов, которая практически не отличается от арабской. Быстро растет число ортодоксов харедим (высокая рождаемость). Государственная и общественная жизни пропитаны нормами Иудаизма.

Моя супруга суперактивная. Знает полмассива. Часто пересказывает мне новости. Так вот, то, что в Израиле «закончились» врачи, в Оренбурге хорошо знают. Здесь хороший пример – Aftershock. Израильские евреи «выпали» с нашей площадки. Даже их многоопытный «наёмный работник» Крич не смог здесь делать то, что нужно Израилю – оставаться в поле зрения россиян. Крич, Маслов и др. старались привить нам простую мысль: «То, что происходит в Израиле, очень важно для россиян». Дошло до того, что я знал, что говорит их министр обороны по поводу событий кухонного уровня. А на сегодня я и фамилию его забыл.

Некоторое время назад писал, что Израиль переходит под «крышу» России, включая наши ВМБ в его портах. Реальные признаки такого кульбита имелись. Это был бы сильный ход Мирового еврейства. Но, после того, как по вине евреев был сбит наш самолет, Власть России (как я понимаю) нуллифицировала все договорённости с ним по Израилю. Скорее всего, они были нам в тягость.

В ближайшем будущем самый сильный ход Израиля (из всех возможных) – это восстановление хороших (видимых) отношений с Россией. В какой-то мере это будет реализовано. Но есть и теоретически возможный сильнейший ход одной из его управляющих структур. Это провокация с кровавым для Израиля исходом, шоком для евреев и началом Перестройки. Грубо и примерно – очередной удар по территории Сирии, ответный удар сирийских ПВО с гибелью нескольких самолетов (прости меня, Господи). Бурная риторика политиков мира без малейшего желания сделать какие-то практические шаги, крайне спокойное реагирование на это не ангажированной мировой общественности на общем фоне: «Опять семиты между собой стычку устроили. Такова их природа».

Перестройка в Израиле приведёт к его превращению в обычную семитскую страну, в которой будут мирно жить семиты-иудеи и семиты-мусульмане. Внимание мировой общественности к их общежитию будет минимизировано.

NeaTeam: Спасибо.

АнТюр: И Вам спасибо.

Добавить комментарий