Сериалы

Феномен последнего времени (лет пятидесяти, если брать поширше) – сериалы. В этом виде искусства (фильмоделании) сериалы чётко делятся на две категории: жидовские и нежидовские. При этом можно отметить, что нежидовских гораздо больше по количеству, хотя многие этот вопрос попробуют оспорить, поскольку будут судить по себе, сериалы смотрящему, а не по статистике тому же Болливуду внимающему.

Подобное разделение тоже многие могут оспорить, но далее я попробую доказать, что прав.

Жидовские сериалы – это сериалы действий, интриг, погонь и достижений материального успеха (изредка и морального тоже) с точечными вкраплениями безумства чувств, переживаний, эмоций.

Нежидовские сериалы – это сериалы, с нанизанными на нитку сплошными чувствами, переживаниями, эмоциями с необходимым антуражем каких-то дурацких действий, глуповатых интриг, маразматических погонь, а вместо достижений, как у жидов, материального успеха, наступление хэппи-энда в самом общем и непритязательном виде, типа: «и жили они потом долго и счастливо».

Жидовские сериалы, как правило, смотреть интересно (бывает иногда и брак, тогда – да, скучно). Нежидовские сериалы, как правило, вызывают либо скуку и зевоту (бывает иногда и нескучно, но очень редко), либо повышенную слезливость. Интриги вообще интереснее, чем не интриги, а обычное честное жизнеописательство. В интригах обязательно присутствует борьба, а борьба – жидовская арена. Поэтому ничего удивительного в таком разделении нет.

Когда кино только начало появляться, то сразу же появилось это разделение (ещё до сериалов было далеко, а ТЕМЫ – были уже обозначены). С одной стороны приключения и достижения целей, с другой – живописание чуйств. Разумеется, всё это не в чистом виде, а в смешанных таких вариантах, но обязательно одно над другим слегка преобладало.

И зритель тут же нашёлся на обе категории. По нежидам. Во-первых, женщины. А их, на секундочку, половина земного шарика. Разумеется, некоторые женщины не любят слезливых гиппопотамов. Но в общем и целом, женщины любят чувства, изображения чувств, любят и эмоции, хотя и в меньшей мере, ну и хорошо относятся к хэппи-эндам, а плохо – к эндам бэдовым (то бишь плохим). Во-вторых, бОльшая половина мужчин ТОЖЕ любит те же чувства и те же эмоции, но они должны быть немного другими – касались областей СПРАВЕДЛИВОСТИ, в основном. Если же удачно соединить чувства и эмоции просто с оттенками справедливости, то успех гарантирован. У нежидов.

Для жидов действия, интриги, головоломки и прочий антураж, пусть и с чувствами вперемежку, но можно и без чувств (привет, сериал LEXX!) – есть не чистое удовольствие (для жидов НЕТ на свете идеальных удовольствий, это важно понимать), а УЧЕБНЫЙ МАТЕРИАЛ от других жидов, могущих быть более продвинутыми. Жиды вообще любят учиться всегда, во всём и у всех. Но перед этим они должны убедиться, что те, у кого они собираются учиться, обладают ВЕСОМ, ЗНАНИЯМИ и УМЕНИЯМИ. В ином случае жиды будут поначалу носы воротить.

В среде фильмоделателей есть точно такое же разделение, между прочим (ну это понятно, у кого какая склонность, тот туда и бредёт). Но, поскольку нежидов в мiре больше количественно (а вкусы их исследованы за прошедшее столетие с точностью до сотых процента), то жидовские режиссёры вынуждены вкрапливать нежидовские элементы во всё, что ни делают. Иногда это доходит до истинного маразма: когда слово «любовь» (к примеру, «Сыны анархии») теряет свой исконный добрый смысл, а превращается в вывернутую наизнанку любовь к смерти, как к акту бытия.

Отдельной статьёй стоят сериальные (а до них просто фильмы были) феномены, про которые затруднительно сказать, к Ж или НЖ они относятся. Я имею в виду так называемые «странные», некоторые называют их «элитарными», «не для толпы» и т. д. В которых по действию или эмоциям чёрт ногу сломит, что происходит, но что-то нам на мозг, как зрителю, усиленно капается. В которых облом с сюжетом, а тот, что есть затруднительно назвать сюжетом вообще.
Но на самом деле и здесь, в них, существует подобное же разделение.

К примеру, разного рода кошмарики и ужастики – это чисто жидовские прибамбасы. Их души, видите ли, мучают некоторого рода сомнения относительно потаённых уголков психики, и они их исследуют. Как могут.

А вот разного рода «добрые» непонятки – это эксперименты нежидов, которых тоже могут мучать неопределённости, особенно надо упомянуть о чисто нежидовской отличительной черте: шизофрении – когда человек-нежид путает себя, свою личность, с окружающим мiром и «переходит» в него, а затем от него «уходит», заворачиваясь при этом в кокон, ку.

Следует признать, что (почти) ничего нового нежиды в искусство сериалов не принесли, кроме одного: повышенной, но крайне упрощённой слезливости «якобы» чувств, которые, тем не менее, действуют безотказно, как удар электрического тока на крысу. И этот приём отточили до блеска. Теперь просто штампуют заезженные ходы.

Другое дело жиды. Они придумали остальное всё, такие неугомонные. Собственно говоря, у них натура очень деятельная, они никогда не останавливаются на достигнутом, а идут ввысь, всегда. При этом они всегда же тщательно учатся на «ошибках» (своих просчётах), устраняют выявленные «недостатки». Жиды, кстати, очень «добро» смеются на теми нежидами, которые рискуют пользоваться их методами: у них выходит одна лабуда, очень смешная. Другими словами, чтобы хорошо снять интригу – надо быть интриганом по сути, жить в этом, знать это, любить это, если хотите. А, ежели ты не, как говорится, то и не лезь!

В связи с вышесказанным может возникнуть вопрос: а почему тогда человеку, ощущающему себя нежидом, так неинтересны душещипательные нежидовские истории? Почему его тянет в приключения (хотя бы посмотреть), в интриги, почему нравится действие и напор? И почему жиды, как говорится, тоже плачут?

Ответ только один: чистых Ж и НЖ на свете очень мало, поэтому той меньшей части в нас от основного психотипа тоже требуется «кормёжка». Хотя бы иногда. Хотя бы в виде сериалов. И эта нужда сполна насыщается через призму жидовских увеличительных стёкол для нежидов, и через гомеопатию идиотов-нежидов – для жидят.

Нежиды могут просматривать жидовские штучки, но довольно скоро их начинает бесить жидовская ложь, выдаваемая за истину, жиды же, изредка просматривая нежидовскую муть, начинают плеваться уже на второй минуте.

Именно поэтому в любой мелодрамке должна быть драчка и мелкая интрига, хотя бы на уровне косого взгляда, а в любом акте высшей драмы и героизма всегда найдётся место и для проявления искренних чувств. И нашим, и вашим т. с.

Добавить комментарий