Тайская пища (личноопыт)

Нижеследующее: конечно, дурь полнейшая, но в качестве эксперимента и его результатов вполне сгодится для описания и осмысления, если что.

Как известно, на Востоке кушают (предпочитают кушать) рис вместо хлеба. Всё же остальное в общем и целом примерно одинаково, за исключением некоторых пряностей, многие из которых имеют приятный, но совершенно незнакомый вкус («вкус, знакомый с детства» там и не ночевал). Есть также уклон в варку и жарку, а не тушение различных мяс, причём и варка, и жарка – непродолжительны по времени. Поэтому большинство тайских, в данном случае, пищ готовится с пылу, с жару, как говорится, буквально за пару минут.

Стоит также заметить, что на Востоке любят лапшу, а она бывает разная: в большинстве своём из пшеницы, хотя много и из того риса. Ну и различие между супами и «вторыми» блюдами и салатами, также присутствует. Что касается сладостей: то они практически на 100% (за исключением некоторых засахаренных фруктов) состоят из того же риса в разной обработке.

В общем, однажды, наглядевшись, как тайцы лопают свой рис с разными приправами, специями и прочим, решил я на недельку стать местным жителем и потреблять ТОЛЬКО тайскую снедь. До этого эксперимента я вкушал изыски королевства лишь время от времени: то там супчиком себя побалуешь прямо на улице, то – сям салатик слопаешь, ну иногда покупал и местно-произведённые сладости, тайцы – большие придумщики по этому поводу, есть сладости как кисель, есть – как холодец, есть – как суп, есть всяко-разно, включая даже какие-то брикеты непонятного содержания, но разные по цвету и вкусу.

Итак, день первый. Утром встал, пошёл в соседнее уличное кафе (ну, кафе не кафе, но крыша над головой есть, есть и столики со стульями, тут же кухонька у всех на виду, где всё и жарится-парится), заказал себе банальный рис со свининой. Пища знакомая: состоит она из жмени риса, примерно соответствует двум-трём ломтям хлеба, если переводить в наши, русские знаменатели, и горстки вываренной свининки, величиной с пол-кулака, плюс соус, плюс травки для затравки, ну и на столе отдельно стоят перцы твёрдые, перцы жидкие в соевом соусе, однозначно сахар (тайцы любят мешать горькое и кислое со сладким), ещё что-то, чему я даже названия не знаю.

Ну съел, значит, это блюдо в 9 утра. В желудке совершенно нет ощущения сытости, как после бутербродов, с той же икрой, допустим, или паштетом, и кружки чая. А что есть? А страннейшее ощущение, что вроде как поел, но может запросто съесть ещё столько же. Ну я подумал, ну чего желудок-то набивать? Хватит. Попил холодной водички, потому что добавил себе в мяско и рис немного перцев разных и жгучих, ну чтобы охолонуло слегка.

Затем начал наблюдать за собой, на предмет, а когда же я проголодаюсь от такой пищи. Оказалось, что первые позывы начались примерно в полдень. Я немного потерпел, потому что… ну да, хотелось, чтобы прямо взыграло, а не лилось тихой сонаткой. Где-то в час дня пошёл снова искать, что бы поесть. Решил взять жареную курицу на палке и немного супчика из чёрт знает каких ингредиентов, но по запаху – супер, самое оно. Тайцы вообще-то не мешают блюда из курицы и мяса, а как-то вот берут и понемногу отовсюду кушают, если сидят компанией. Ну а я был сам себе компания, поэтому размял жарёху куриную, да и засунул её в суп. Взял, кстати, отдельно снова и риса, ну как бы заместо хлеба.

Съев всё, я понял, что долгожданная сытость наступила. Но нет, она снова была не такой, как в случае с хлебом и нашей русской кухней. Я бы назвал её вялой, растекающейся, а не смачной такой, комковатой. Снова попил холодной водицы, поскольку снова употребил перцы и соусы с перцами. Посидел немного и решил взять салатика. Наверно, это и странно, после супа с жарёхой – салат. Но мне по барабану, эксперимент же.

Салат был твёрд и остр. Ну, совершенно не понравился, даже несмотря на обилие разных специй и добавок. А всё потому, что из зелёного местного фрукта, кислого, как портянки, и жёсткого, как пепелац. К ощущению сытости он вообще ничего не добавил. Зачем я его съел? Хрен его знает.

Дальше я снова стал неспешно ждать наступления голода. Первые его признаки, в виде щекотания нёба, появились уже ближе к вечеру, часов эдак 6-7. Но это был даже не голод, такой полноценный, а просто зубы хотели, чтобы их почесали. Я бы так сказал. В общем, в просторечии, возникло желание, что-нибудь погрызть. Вышел я на улицу, в поисках этого самого и, к неудовольствию для себя, обнаружил, что погрызть у тайцев вечером, собственно, нечего: всё как всегда – мягкое, варёно-жареное. Но затем нашёл – местные чипсы, по-моему, из свиного жира с мукой и специями, по виду напоминающее слоновьи уши. Ну да, то ли вкусно, то ли нет, но грызутся, как, впрочем, и все другие чипсы, замечательно.

Разумеется, это полноценной едой не было, поэтому я снова взял супчику и риску, часть этих чипсов покидал туда, в жидкость. Ну вроде как-то всё это съел, хотя зуд зубов остался. Маловато им было что погрызть, маловато. Но грызть из тайского больше было нечего, всё остальное, в магазинах, было сплошь европейским: русским, немецким и т. д.

Вечером дома я хлебанул стакан тайского чая, ядовито-зелёного цвета, есть тут такой, мятой пахнет (некоторые из наших его обожают, самолично видел), с ним употребил рисовые сладкие шарики, посыпанные кокосовой стружкой. А может и не рисовые, фиг его знает.

Так прошёл день первый. Никаких особых ощущений в плане перемежания сытости и голода я не заметил. Желудок не болел. Стул тот же, извините за интимные подробности, была на ура.

На второй день, с утра, я немного с тоской подумал, что мне опять целый день предстоит жрать, извините, всё тот же рис. Но, делать нечего, раз уж взялся за гуж… пошёл, в общем, завтракать. Лопать с утра мне всегда хочется такого увесистого, чтобы проняло. А вот в тайцах это найти трудновато. Поэтому взял в очередной кафешке (они, кстати, с ранья работают, некоторые – всю ночь напролёт) простую курячью ногу, запечённую (или обжаренную, не поймёшь сразу) в каком-то фритюре, ну и горстку, вернее, горстину, риса. Погрыз немного фритюр, зубы успокоились. Окунул мясо в перец, вкусовые ощущения тут же пробудились, как и нос, который зашёлся, извините за интимные подробности, на беговую дорожку слизей. Снова попил холодной водицы (тайцы обычно ставят такую пластмассовую бадью, внутрь, в воду, кидают куски льда). Нда-а, в общем.

На день второй эксперимента идиота аппетит взыграл чутка пораньше даже, чем в предыдущий день, но я снова потерпел до часу дня. И есть хотелось просто невыносимо. Поэтому я взял себе в кафе какой-то суп, снова отдельно порцию риса на тарелке, и разнобой в виде жареных колбасок тоже на отдельной тарелке. Всё это я с огромным удовольствием съел, стараясь при этом замечать, а нет ли в пище чего такого, чего мне сейчас не хватает. Оказалось – нет, всё норм. Колбаски у тайцев, надо сказать, странноватые: в большей части они сладкие, хотя попадаются и супер-перчёные, не разберёшь поначалу. Ну и обычно есть подозрения, что они – вовсе не мясные, а какие-то рыбные, что ли. Или крахмала много. Или просто сои. Поскольку стоят сущие копейки.

Вечером желание грызть не возникло, попил просто чайку, съел сладкую рисовую помадку. А может и две или три. В общем-то, нормально.

На третий день, а я – птаха ранняя, встаю в 5 утра, а то и раньше – голод стал стучать в поддых уже часам к семи. Слава Богу, тайцы уже все на ногах, а есть и те, кто ночь напролёт не спал – пошёл и купил себе резаного ананаса. Съел его, не отходя от кассы, с помощью острой палочки, и, довольно неожиданно для себя, ощутил, что не очень-то и хотелось. Ну, есть с раннего утра.

Но, опять же, где-то уже около 11 часов утра, снова захотелось есть. В очередном кафе был очередной рис с разными ингредиентами, я выбрал на этот раз нечто рисово-овощное с морепродуктами в ём. Варёные креветки, кальмары и прочая морская живность, густо перемешанная с варёными же овощами и травками, какими-то специями, ну и рис, от специй густо-жёлтый. Не ахти, конечно, для насыщения, но это только по виду, порция оказалась перегруженной – тайцы наблюдательны, фарангам отвешивают порции чуть побольше – я, ура, сразу наелся. И снова – никакой тяжести в желудке. Но я всё равно прислушался к себе, а не хотца ли мне ещё чего-нибудь? Оказалось, нет, уже наелся.

В третий раз на третий день я поел уже около 3 часов дня, взял такую штуку, как кусок свинины, размеров с две ладони, на которой было и мясо, и жирок, взял к нему салат и снова всё тот же рис. Удовольствия получил мало, свинина оказалась жирной, соус к ней – странноватый такой, есть вроде можно, но вкус оригинальный, не свиной какой-то, рис – ну совсем пресный. Для исключения острот, перцы не ел на этот раз.

К вечеру я снова стал голодным псом, готовым сгрызть хоть что-то. Тайские чипсы не вдохновляли, фрукты – тоже, от салатов – воротило. Ну а рис, что рис? Я подумал о нём и решил взять его, но поджаренного такого с какими-то мясо-рыбными бляшками (не знаю даже, как это и описать!). Почему мясо-рыбными? А вот не мог я с ходу определить, что это вообще такое. Погрыз, вроде желудок успокоился. Но я ощутил, как он востребовал, зараза, что-нибудь такое сытненькое, типа мягкого и тёплого круассанчика. А слюнки потекли. Круассанов вокруг, равно как и других булочек – на любой вкус и цвет, но эксперимент – это ведь не шутка, поэтому пришлось наступить на горло собственной песне. Лёг спать, честно говоря, каким-то полуголодным.

День четвёртый. Вскочил снова ни свет, ни заря, жрать хочу, как волк. Но сначала часовая зарядка, после которой голод притупился, но огромная бадья свежего кофе (пью его обычно вместо завтрака, но без самого завтрака) снова раздухарило всё вовнутре. Побежал искать пищу. К моему удивлению, с удовольствием отведал бы риса. Да не какого-то там изысканного, а самого простого, чтобы был белый, без соли и сахара, не политый ничем. Таковой нашёлся. Продавец-таец еле заглушил улыбку, когда увидел фаранга (иностранца), в шесть-то утра, давящегося свежесваренным рисом, и причмокивающего от удовольствия при этом. Чтобы таец чего не подумал, я взял у него пару скворчащих на жаровнях колбасок. Они оказались без сахара, что было совсем гут. Затем я взял их ещё две, затем ещё две. Таец давил лыбу на всю паттайскую. Потом я взял у него же что-то такое типа салата, из свежих ростков, обильно политых соевым соусом и целую кока-колу. Таец одобрительно похлопал меня по плечу. Домой я пришёл даже усталый.

Заряд сытости закончился на этот раз примерно к трём часам дня, что меня очень удивило, поэтому на обед я нашёл себе коронное блюда тайцев: пад-тай (это напоминает татарский бешбермек, кто знает), но без жирностей, вместо них куча овощей всяких и перетёртых орехов. Главное в пад-тае – плоская и вкуснейшая вермишель, хлебная, а не рисовая, и суперский соус. Ну есть и мелкие вкрапления мяса. Вот они-то, кусочки эти, из-за соуса очень близко напоминают пресловутый бешбермек, но не совсем так… Одной порции пад-тая оказалось мне маловато, поэтому я усугубил всё снова рисом, попросив добавить туда какого-нибудь соуса. Ну и, знаете, наелся как-то.

Ближе к вечеру голода никакого не было. От слова совсем. Стояла жара, мысли растекались. Но вот часов в 10 вечера уже стало снова хотеться. Снова чего-нибудь погрызть. Я взял тайские чипсы от свиного жира, пару бананов, и на этом всё и закончилось. Спать лёг успокоенным удавом.

День пятый оказался сюрпризом. Я снова захотел с самого утра чистого риса, возжелал т. с. всей душой, и он оказался, показался мне наивкуснейшим. А, надо сказать, запахи варёного риса, они – на любителя. Раньше мне не нравились. А тут вот – вдыхал и млел прямо. После чистого риса не стал ничего есть. Не хотелось.

Днём, проторенной дорогой примерно в полдень: супчик, рис, салад, хладна водица. Вечером – нечто жареное на палочках, из курей, но не чистое мяско, а потрошка на палочке. Дёшево и сердито: есть чему и зубам размяться на пожевать, и языку вкусища почувствовать. Две палочки с сердцами, лёгкими и ещё чем-то там, оказалось очень вкусны.

Утром шестого дня я мысленно оборонил себя от чистого риса, потому что почуял, что мои глаза немного становятся уже, в смысле, ужее. «Превращаюсь в тайца!», мелькнула мыслишка, поэтому я до полудня ничего и не ел. Как-то даже не хотелось. То ли психически себя так настроил, то ли просто организм сказал про отбой, не знаю. В общем, не хотелось есть совсем. Но потом всё же пришлось, конечно. И, памятуя об эксперименте, я теперь уже достаточно уныло обозревал в кафешках и на макашницах (передвижные, как мотоцикл с прицепом, едальни местные) всякое потребство. Выбрал себе снова жареный рис, целую горку, и снова куриную жареную ногу. Желудок свело затем, не ногу. Попросил у тайцев простого бульона. Бульон оказался наивкуснейшим, и я решил, что буду теперь им запивать рис.

Но вечером шестого дня я сдался. Блин, банально захотелось чёрного или белого хлеба. Всё равно какого. Ну прям мочи нет. И солёных огурцов впридачу. И колбасы немецкой, чтобы с кровью. И никакого риса.

Пошёл в немецкий ресторан, где с горя и нажрался европейской пищи. Так и закончился мой эксперимент, неделю я всё же не выдержал. Нет, конечно, мог бы ещё день потерпеть, но базовые вещи мне всё равно уже стали известны, поэтому чего себя лишний день насиловать-то?

Они, вещи эти базовые, состоят в следующем: нет ничего страшного в переходе от одних привычных кушаний к другим, поначалу не очень привычным. Организм привыкает быстро. Правда, иногда вот взбрыкивает не по-децки, но, в принципе, ничего страшного. И рис, продукт, заменяющий здешним товарищам наш хлеб, не надоедает до оскомины, а скорее тяготит однообразием. А другие вкусы от совершенно других соусов – ну они есть, но они тоже достаточно быстро становятся привычными и знакомыми. Их, можно сказать, даже ждёшь иногда.

Больше таких экспериментов устраивать не буду. Хватит одного разу.

Добавить комментарий