Тайские псы, тайские птицы

Псы

Тайские псы делятся на две категории (домашние не в счёт): ходящие стайками и одиночки. У каждого «подразделения» есть чёткая территория, на которой они и проживают, не отходя далеко.

Стаи псов живут где ни попадя: обживают пляж иногда, но могут и свалить оттуда на ближайшую свалку или незастроенную территорию (в Паттайе полно таких, прямо среди улиц). Там они лают друг на друга, спят. «Молодёжь» собачья ещё и играется друг с другом.

Стайные псы людей опасаются и дёргаются, когда мимо них проходишь, иногда коротенечко так взлаивают, на всякий случай. Но, что любопытно, стайные, как и одиночки, абсолютно беззлобны.

Одиночки – это, как правило, помощнее фактурой псы, чем в среднем по стаям. Их и не тронешь особо, попадаются здоровенные такие, да и никто их и не трогает. Одиночки ходят вальяжно, они почему-то знают, что их всегда покормят, поэтому никуда не торопятся: могут плюхнуться у входа в магазин, откуда веет прохладным ветерком от кондишена, да и… заснуть. Народ тащится, переступая через них. Новички не преминут их сфоткать. Ну а для тайцев – это пренепременный атрибут их жизни. Как и всё остальное, спокойное, солнечное, быстрорастущее и изменчивое.

Тайцы очень любят (вернее, наверно, относятся к ним спокойно, с лаской) псов. Очень часто можно видеть картину: таец/тайка стоит или сидит, и вовсю чешет и треплет очередную псину, которая подошла достаточно близко к нему или ей. Та взвизгивает от восторга, или просто беззвучно млеет. Когда сеанс почёсывания прекращается, псинка спокойно отходит в сторону: своё получила, пора и честь знать.

Обряд кормления псов практически везде одинаков: к кушающим на отдыхе людям очередная псинка подходит медленно и осторожно. Метрах в полтора от компании или одинокого человека псина застывает на время, фиксируя привлечение к себе внимания, поводя носом, выражая, едва-едва, интерес к ПИЩЕ. Если сразу её не покормить, собакин совершенно не обидится, может уйти, а может и прилечь рядом, дожидаясь, когда ей бросят кусочек. Но люди предпочитают не бросать псам пищу, а предлагать из руки. Далее – это надо видеть! – пёс подходит поближе, очень медленно и глядя в глаза кормящему, затем так же медленно захватывает пастью, что дают, при этом не задевая пальцев дающего. Как они это проделывают – уму непостижимо! Кто их этому учит – тоже загадка. Но вот есть такое.

Пить псам ни тайцы, ни туристы не дают, те обходятся лужицами.

Ночью и одиночки, и стайные псы спокойно спят, если их никто и ничто не тревожит. Спят так, что аж завидки берут: развалятся брюхом кверху и сопят себе. Ничто их не безпокоит, блин. Правда, у стайных псов, в силу общности и нужды в общении, бывают периоды, когда они бурно лают. Зачастую ночью. Иногда лай этот звучит всю ночь. Но их никто не гоняет. Ну, надо полаять, пролаяться – что ж, пускай.

Почему-то псы не любят бомжей. На них они бросаются, и достаточно злобно, громко лают. Но бомжи их не бьют, а сразу встают и начинают обращаться к псам, лопотать что-то. Псы немного и успокаиваются.

Очень любопытно происходит перемещение псов со своей территории куда-нибудь ещё, по своим делам. Наверно, надо им. Они дожидаются человека, идущего в нужном направлении, пристраиваются к нему, немного впереди и спокойно себе ковыляют, временами оборачиваясь, следя за человеком, не свернул ли тот. При подходе к чужой вотчине, «местные» псы, чуя запах чужака, выскакивают поближе, взлаивают. Но, видя, что пёс при человеке, просто провожают его глазами. Пёс же, пристроившийся к кому-нибудь, может таким образом отшагать длиннющие дистанции.

Есть ещё один любопытный момент: очень редко можно застать собачью свадьбу. Видимо, они происходят где-то вдали от людей. Ещё реже можно увидеть совсем мелких щенят: видимо тайские псы их прячут, не «выводят» в свет до той поры, как они будут напоминать псов, хотя бы и мелких.

Псы, имеющие понятия о дорогах, вернее о правилах перехода через дорогу, не нарушают эти правила, а спокойно дожидаются снижения поток машин. Я сам один раз видел тайца-регулировщика, который с улыбкой махнул какой-то псине, сидящей рядом с дорогой, мол, давай, ступай, путь свободен, и та тут же припустила через асфальт по полоскам перехода. Обхохочешься, в общем!

У многих псов есть нашейники. Некоторые из них с личными, именными бляхами. Ходят, блин, звенят.

Я ни разу не видел, чтобы тайцы гоняли собак. Единственное, что они делают, если надо отогнать псину, это хлопнуть в ладоши поближе к ней и крикнуть ей, мол, пошла. Собаки всё прекрасно понимают, мгновенно исчезают. Но есть и исключения, видимо, они связаны с туристами. Некоторые псы запуганы, вздрагивают, когда рядом проходишь, особенно если «подкрадываешься» к ним сзади. Но таких мало.

Птахи

Если не обращать внимания на пальмы, то здесь с птицами всё, как в России. Ну, кроме одной нехорошей птахи, которая ухает по ночам. О ней – отдельно!

А так: воробьи, голуби да скворцы. Один в один, никакого отличия. Рядом с морем, на прудах живут ещё цапельки. Они летают на прокорм на море, сядут на буйки и выслеживают мелочь пузатую, в воде пузырящуюся. Цапли – создания спокойные и красивые, могут стоять в прудах неподвижно часами.

Скворцы и голуби активно обживают немеряное количество пустых балконов (при пустых квартирах в кондо). Вьют там гнёздышки, если балкон давно пустой, но проверяют на всякий случай каждый. Я пытался со скворцами наладить контакт, ибо они любят прилетать ко мне, но те на него не идут. Только скворчат напропалую, меня заметив. И тут же улетают.

Ещё есть ласточки, Божьи стрелы, истребители мошкары и прочих мух. Они летают иногда такими толпами, что застилают кусочки неба. Иногда их много, иногда их нет вообще. Где они живут – пёс их знает.

А над всеми ними летают кругами два создания: ястребки, величиной в два голубя, и дроны. Тайцы очень любят дронить в любое время дня и ночи, но хищные птицы их не трогают. У меня есть подозрения, что на дронах стоят видеокамеры, а дронят ястребков представители самой честной профессии на Земле: орнитологи. Но поди проверь.

Ястребки, а их охоту я постоянно вижу с балкона, это ещё те созданьица: не нужны им никакие крысы, мыши, прочая живность, обитающая на Земле, они драконят – и напропалую – голубей. Падают на них с небеси, цепляют когтями и пытаются улететь с ними куда-то.

Пару раз я видел, как попавшего в ястребиную хватку голубя отбивали его «соотечественники», мощные мужики-голуби, которые атаковали ястребка со всех сторон. Тот, от греха подальше, выпускал добычу и взмывал высоко в небо. Раз на раз не приходится, голуби не летают обычно стайками, всё как-то по несколько штук зараз.

Самое красивое зрелище в Тае (одно из) это пролёт журавлей дважды в год: на юга и на севера. Идут клином, как полагается. Идут на высоте метров 500. Иногда в день можно насчитать несколько клиньев. Но на берегу я их ни разу не видел, не знаю, где они отдыхают.

А самая зловредная птаха в Тае (да и по окрестным странам тоже) – это чудище коричневого цвета с чёрным хвостом. Смахивала бы на ворону, если бы была вся чёрная. Так вот эта сволочь целыми ночами ухает, с поднятием тона от самого низкого до крайне высокого. Если она присядет рядом кондо, то кондо не спит. Зубодробительное уханье поднимет из сна любого дрыхуна, даже самого заядлого. Спасение только в одном: закрыть двери-окна наглухо и включить громко жужжащий кондишн. Иначе – бессоница.

На рынках тайских продают обыкновенные… рогатки. Я знаю, зачем. Знаю, для кого. Но, к сожалению, эту сволочь ночью не видно совершенно, но звуки «выстрелов» из рогаток иногда доносятся.

Добавить комментарий