Вера и знания

Очень общий и нечёткий термин «знания», как совокупность различных блоков информации, уложенных в голове человека с помощью той или иной логики, блоков информации, полученных как во время активного «поглощения» оной в молодые годы, так и её же, «обкатанной» уже в более поздние времена в практике жизни, по-моему, не очень умно сравнивать с понятием «вера» – которая может быть абсурдна в любых логиках и «знаниях». Но есть один аспект этих двух понятий, который роднит их между собой.

Сначала потолкуем о знаниях. Знаниями являются не только сообщённые человеку в процессе обучения чему-нибудь взаимосвязи между отдельными субъектами и объектами, но и собственные опыты человека, иногда настолько личные, что применить к ним критерий повторяемости невозможно. Знаниями обычно являются некие комплексы информации, базирующиеся на аксиомах, не требующих проверки, поскольку предыдущая история человеков, проверивших многие из них на практике, вроде как уже всё и так доказала – нужды обсуждать аксиомы вроде как поэтому и нет. Таким образом, можно грубо предположить, что знания делятся на две неравнозначные категории: те, что даются человеку на простое и (не)критическое усвоение, в виде базиса (аксиоматики) и последующей надстройки (развития и разветвления потоков информации, основанных на уже упомянутых аксиомах), и на те, что человек получает лично, допустим, в виде ощущений или переживаний, или какого другого опыта. Иногда эти две категории, части их, противоречат друг другу, но обычно не смертельно, а задиристо-хмельно (вроде как щекочет лишь).

Теперь о вере. Вера – сложная характеристика переживания человека, когда он или она во что-то верует, доверяет – на основе не логики, не рассуждений, не ума-разума, а исходя лишь из внутренней уверенности в правоте. Да, иногда вера подкрепляется выводами разума, а иногда – и нет. Верой в то или иное обладает каждый человек, потому что, допустим, принимать аксиоматику любых знаний кроме как на веру – невозможно. Поэтому-то, если рассудить здраво, то основой любых знаний есть изначальное ДОВЕРИЕ (или вера) неким базовым аксиомам, которые не надо проверять ничем, ибо проверка может либо ничего не дать (аксиоматику-базу не так-то легко проверить!), либо дать в виде разрушения до основания всю базу, оставив человека наедине с ощущением безграничного безсмыслия. Человек может двинуться рассудком.

Аспектом же, в котором знания и вера соединяются друг с другом, является та грань, где пасует УМ-РАЗУМ, как дистиллят логики, и он вынужден опереться на то, что можно описать лишь как невыразимость ПУСТОТЫ. При отсутствии опоры на эту пустоту, ум-разум впадает в прострацию, из которой выход затруднён. С опорой же на эту пустоту, ум-разум может продолжать мыслить в рамках логики, правда, не обременяя себя с той поры «разумным» рассматриванием ПУСТОТ.

Поясню. Вера в то, что наша материя (мы сами) состоим из клеток (для живых существ), которые состоят из молекул, которые состоят из атомов, которые состоят из частиц, а наша материя (неживая) состоят из атомных структур, которые состоят из частиц, такова, что позволяет нам бездоказательно и вполне работоспособно существовать-мыслить в отсутствие доказательств о существовании частиц (споры об их сути не утихают, но ясности по-прежнему нет ещё). А вот то, что никто из нас не знает, что происходит после смерти физического тела человека, порождает среди нас различные верования (веры) – толкования того, а что именно затем творится. Допустим, с душой, ибо вера почему-то настаивает, что оная безсмертна. Если другая вера говорит, что душа не безсмертна вовсе, то возникает другая вера: в то, что есть некто, кто души создаёт, а затем с ними как-то расправляется, аннигилирует их, к примеру. Опять же, а кто это такой? Лишь вера может ответит, кто именно, но как всегда, опираясь на ПУСТОТУ.

Другими словами, можно представить образ, где насыщенность информации в голове у человека создаёт некий более или менее плотный (заполненный) объект/субъект, края которого, чтобы объект/субъект не рассыпался – скреплены/опутаны верой, которая опирается на ПУСТОТЫ, окружающие его. Более того, внутри самого субъекта/объекта, многие части информации скреплены между собой той же верой. Сама информация, в этой связи, предстаёт, как куски знаний, скреплённых мыслями человека, а вот МАТЕРИАЛ креп – опять вера. Если углубиться в поиск взаимосвязей между знаниями и верой, то окажется, что нет ни одной, даже самой мелкой единицы информации, которая бы имела в своём «выходе» на ту или иную единицу информации что-то иное, помимо веры. А это уже вплотную приближает нас к тому, чтобы вообще соотнести «информацию», как явление, с верой. Типа: а не есть ли это одно и то же?

Представьте, пожалуйста, один бит информации. Он есть? Или есть вера в том, что он есть? Если он есть, то он будет существовать и без нашей веры в то, что он есть, логично? Но проверить его, на предмет того, что он есть, невозможно без веры в то, что сама проверка ВОЗМОЖНА. А вот саму проверку возможно осуществить лишь с опорой на другую информацию, на её целый комплекс, состоящий из тех же битов информации, которые мы и собрались проверять. Значит сама возможность – есть вера. Круг закруглился, с веры начали, верой и закончили.

Вышесказанное позволяет мне утверждать, что в основе любых знаний лежит вера вер, скажем так: нечто, абсолютно ПУСТОЕ, из которого вытекают отростки вер, на конце которых разум создаёт фантомы «знаний» с помощью инструмента: той или иной логики. Индивидуальные разумы (наши людские) разнятся между собой, отростки вер и знания в силу свободного выбора людьми тех или иных своих предпочтений, образуют сложнейшие замесы знание-верческого характера, которые вступают между собой в выяснялки, чей замес круче, сложнее, мудрее, точнее, лучше, сильнее.

Копни же любой замес чуть поглубже, выяснится одна и так же общая база для всех, без исключения – ПУСТОТА.

Термит «пустота» не имеет в себе отрицательной коннотации, он указывает лишь на полную нашу непричастность к ней, однако, откуда всё и происходит: в том числе и наши знания и веры, и то, на чём наш ум-разум базируется. Многие могут назвать его Бог, как совокупность непознаваемого, неизведанного и которое и не будет познано и изведано в силу безконечности последнего. Можно и так.

И, наконец, последнее: а что, собственно, позволяет умам-разумам попискивать о своих верах и знаниях? А это есть свободная воля существ-сущностей, как единый принцип для всего. Только свободной волей можно объяснить существование как противоречий, так и непротиворечивостей, потому что за последними, в своей глубине всё равно стоит одна и та же мудрая в вечности ПУСТОТА.

Смотреть на всю эту круговерть знаний-вер без улыбки невозможно. Улыбнёмся же, друзья-товарищи, этому восхитительному и упоительному процессу поиска самой распоследней, самой окончательной правды-истины, которая даст завершающий аккорд всем суетам на свете и забористо подведёт итог исканиям в вечности.

Добавить комментарий