Дела добрые, дела злые

Дела добрые и дела злые могут быть таковыми только лишь по оценке их тем или иным разумом или сознанием. Сами по себе – они просто дела. Какие-то там.

Не существует никаких тотально и единственно добрых дел, нет таких и злых. Объективизация добра и зла в таких случаях играет серьёзную роль в базовой настройке интеллекта, где под «интеллектом» я имею в виду общность разумов, а не отдельный разум. Если интеллект «настроен» на такую объективизацию, то направление движения этого интеллекта РЕЗКО МЕНЯЕТСЯ в сторону поиска атрибутики добра и зла в ЛЮБОМ явлении. Это ведёт к коллапсу интеллекта рано или поздно. В случае же, если интеллект не «настроен» на объективизацию, то в его настрой проникает ИНОЕ, которое может отличаться от НЕ ИНОГО. Такое разграничение не мешает рассматривать ничего в двоякости, позволяя при этом оценивать иное нейтрально.

Важно при этом понимать следующее: иное качественно отличается по характеристикам не иного принципу плюс-минус. Поэтому, рассмотрение иного и с точки зрения не иного в большинстве случаев даст искажение. Равно, как и наоборот. Эти искажения НЕ ВИДНЫ разумом. Потому что разум отдельный может принадлежать либо к не иному, либо – к иному, и всегда ДАЁТ ИСКАЖЕНИЕ по этой причине.

Определить искажение может лишь сознание, лишённое и напрочь аспекта суждения. Сознание ощущает НЕЧТО без суждений, вернее так: либо ощущает, либо не ощущает. Оценку делает разум, который «соединён» с сознанием сложными и запутанными взаимосвязями. Сложность эта сводится к постоянным попыткам разума «одолеть» сознание и попытаться привить ему полезность СУЖДЕНИЙ. Как только разум «поставить на место», избавив сознание от попыток судить/ выносить оценку, как искажения, присущие разуму, становятся видны как на ладони.

Становится, в частности, видна склонность психики что-то любить, от себя, а что-то и не любить. А разум «слушается» свою психику в этом плане, ибо это психика «кормит» разум выжимками из «фактов», некоторые из которых фильтр психик в разум пропускает с ярлычком «а вот это – супер!», а некоторые – гонит прочь! Так и формируется однобокость разума.

Сознание, в свою очередь, тоже обладает некоторыми «предпочтениями», но они совершенно другого рода. Некоторые «сигналы» извне сознание ощущает слабее, а некоторые – сильнее. И те сигналы, что послабее, имеют меньше «влияния» на психику.
Следовательно, в общую картину восприятия и сознание вносит свою лепту искажения.

Тогда, что мы имеем? Сознание вносит в восприятие картины мiра слабость/сильность (тонкость/плотность) ощущения, которые разум, при передаче этого ему от сознания, ранжирует, как, возможно, НЕДОСТАТОЧНОСТЬ или ОБИЛЬНОСТЬ того ощущения, которое можно включить в свой ареал предстоящего анализа. Сам разум получает ФИЛЬТРОВАННУЮ информацию от внешнего мiра, профильтрованную психикой, которая почему-то обладает определённой склонностью. Накладываемые два вида искажения и дают общее представление для человека о том, что вокруг него происходит.

Вычленить в подобных условиях некий объективизм, как теоретически достижимый, не представляется возможным. Можно вычленить лишь разнообразие окружающих оценок о добре и зле, как исходящих от двух базовых склонностей: иного и не иного (не иной – это присущий обладателю психики).

В версию о том, что есть иное и не иное – можно лишь поверить. Она не проверяема никакими способами. Хотя это можно вычислить по наблюдениям.

Добавить комментарий