Деньги и справедливость

Главная проблема с деньгами состоит в том, что они есть. Многие проблемы с деньгами будут решены, когда денег банально станет меньше. А все проблемы с деньгами будут решены, когда деньги исчезнут.

Надеюсь, этот суперколлаж никому не внушает недоверия?

А что внушает? А-а-а, а как будут люди обходиться без денег (или, когда денег станет меньше)?

Если так, то нужно сразу так и говорить: мол, без денег невозможно существовать, потому что помимо денег ничего не придумано такого хорошего, чтобы без них можно было прожить.

Ну это враки, блин. Как это ничего не придумано? А учёт в руках учётчиков? Никаких денег в учёте не надо: учётчик считает, что кому положено, и это самое положенное кладовщик выдаёт. Не нравится? Конечно, не нравится. Мало того, а кто такой этот учётчик, и почему я должен ему подчиняться, так ещё и моя свобода воли поступать так, как вздумается урезана донельзя? Ну да, учёт тоже не нравится, как и деньги.

А что тогда нравится? Наверно, чтобы было всё, всегда, ну и всем, наверно. И досыти, блин, и чтобы дефицита не было. Ну чтобы природу не гадить, как без этого. Чтобы можно было перемещаться, буде вздумается или захочется. Чтобы воздух чистый был, а вся мерзость чтобы ни-ни. Логично, конечно.

Теперь давайте рассуждать. Деньги выпускаются, т. е. эмитируются. Не нами, нам остаётся лишь исполнять правила, придуманные не нами. Мы не имеем никакого права ничего эмитировать, мы обязаны лишь исполнять. Ну так и в учёте то же самое: работай, получай, что учётчик скажет и сопи в две дырки. Какая разница-то?

Разница, конечно, есть: деньги, в отличие от учёта и прямого распределения, дают нам некоторую степень той самой свободы воли (как поступать). За то, в принципе, пока и ценны для подавляющего числа людей (большинство людей – консерваторы, если им дать возможность выбирать между известным старым, пусть и не идеальным, и неизвестным новым, пусть в планах и поидеальнее – люди выберут консерватизм, от греха подальше!). Когда в деньгах происходят разные вещи, которые ущемляют нашу свободу, мы возмущаемся. Когда же в деньгах происходит наоборот (такое тоже случается, надо сказать), то все тихо сопят в свои дырочки, и никто ничего не говорит, ничем не восхищается.

Нельзя сказать, что деньги слишком уж нас зажимают, свободу эту несчастную. Ну где-то зажимают, конечно, количеством, неимеющимся у нас в руках, но очень даже не зажимают предоставлением возможности набрать это недостающее количество в результате, допустим, труда. Или хитрожопости. Ну или имения власти той же. Способов много, мы их все знаем. Они не для всех подходят, как казино, но свобода воли и на них распространяется и манит порой.

Есть несколько волшебных способов получить долгожданную свободу (расширение оной) – один парадоксально глуп, подходит не всем. Надо отказаться от мiрских страстей, связанных с деньгами. Отказ этот должен быть сознательным и ненапрягающим. Если есть малейшее напряжение, то оно аукнется, если упорствовать. В случае отказа от страстей, рамки свободы резко расширяются… но только ВНУТРИ СЕБЯ. Что касается взаимоотношений с мiром, то тут ничего не выйдет: либо они останутся в какой-то мере и страсти будут касаться, либо они отойдут в мiр иной, но тогда и самому можно туда отправляться. Мы же говорим пока о жизни здесь и сейчас.

Второй способ – это сделать так, чтобы свобода выбора равно касалась ВСЕХ, а не только себя любимого + близкая корпорация или сообщество (типа народа). Сделать это очень трудно, потому что перед свободой выбора стоит наличие того, что можно выбирать. А перед тем, что можно выбирать, стоит то, как и кто это сделает. А перед тем, кто, как это сделает, стоят ИДЕИ, как это организационно оформить.

Деньги, если кто не понял, стоят в ИДЕЯХ. Учёт стоит там же. Другими словами, невысказываемая напрямую мысль о том, а КАК БЫТЬ, ЕСЛИ БЕЗ ДЕНЕГ, упирается в отсутствие правильной заменяющей ИДЕИ. Появится идея, появятся и «проверяльщики» этой идеи на практике.

Такая идея, кстати, давно уже есть. Но она не имеет толкового названия, потому что до сих пор не сформулирована чётко, ясно и однозначно. Эта идея пребывает пока в общем ощущении Русской цивилизации, как «справедливость». Но справедливость на хлеб не намажешь и не съешь. Это слишком общее понятие, а требуется максимально конкретно: к примеру, как организация экономики, т. е. труда людей по производству благ для самих себя и перераспределению их среди самих себя.

Те люди, которые пытаются связать ужа (деньги) с ежом (идеей справедливости) раз за разом будут утыкаться в одно и то же – деньги созданы как инструмент управления несправедливого, потому что одновременный контроль за деньгами может быть осуществлён лишь МЕНЬШИНСТВОМ. А в это меньшинство всегда пробираются те (их манит туда, как мух на дерьмо), кто любит вовсе не справедливость для всех, а – себя. Большинство никогда и ни при каких условиях не сможет осуществить справедливость в отношении денег, либо через деньги. Всё. Точка.

Справедливость, как идея, доступна дальнейшему осмыслению. К примеру, на основе аналогов. Берём, к примеру, воздух, который доступен всем, без исключения, всегда. Справедливо ли наличие и доступность воздуха для всех? Да, ни у кого претензий не возникает по поводу того, что кто-то там чутка больше дышит и чутка больше потребляет (другим может не хватить).

Тогда фиксируем: доступность воздуха (справедливость в плане его свободного наличия для всех) гарантируется тем, что его «производство» природой Земли избыточно-достаточно для всех.

Фиксируем продолжение: избыточная достаточность чего-либо для всех на Земле – есть предварительное условие для создания справедливости. Нет избыточной достаточности – есть дефицит (та или иная мера дефицитности), появляется необходимость в распределении того, что недостаточно и не избыточно. Необходимость в распределении немедленно сосредотачивается в руках тех, кто намекает своей деятельностью и словами, что «знает», как добиться справедливости в распределении. Всё, ловушка захлопнулась, смотрите выше, что дальше происходит: изобретаются инструменты управления распределением, эти инструменты отходят в руки меньшинства… Далее мы все знаем, что происходит.

А по-другому и не бывает, кстати. Дефицит (или отсутствие избыточной достаточности) и есть источник для НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ. Нет дефицита – никто не ощущает несправедливости, есть дефицит – ощущающих несправедливость миллиарды.

Следовательно, идея справедливости должна опираться в своём развитии на аксиоматичный базис: прежде чем говорить о справедливости перераспределения, следует создать условия для производства избыточной достаточности того, что предстоит перераспределять. Если это невозможно по тем или иным причинам, то следует заткнуться на предмет справедливости. Она недостижима в условиях дефицитности (естественной, делаемой руками человеков, или создаваемой меньшинством искусственно). Точка.

Теперь можно поговорить о том, почему одновременно «достаточность» должна подкрепляться какой-то там «избыточностью». Дело в свободе воли человека. Статистически верно то, что большинству людей вполне достаточно «достаточности», однако вот меньшинству этого совершенно недостаточно. Вот для них, для спокойного выражения свободы воль меньшинства и нужна избыточность. Причём такая, которая с лихвой покрывает их всплески желаний. Если не удовлетворить «избыточностью» это самое меньшинство, то меньшинство мгновенно почувствует УЩЕМЛЕНИЕ и начнёт вопить о несправедливости (хотя по уму, следует признать, что проблема в них самих, а не в общей для всех справедливости или несправедливости).

Справедливость для всех начинается с удовлетворения базовых, читай физиологических, потребностей человека. Их, скажем так, три: поесть, попить, поспать (конечно, есть и другие, вытекающие из них: поразмножаться, повыдавливать из себя отходы жизнедеятельности, пободрствовать активнее и т. д., но они разумно и естественно вытекают из первых трёх). Для поесть нужно что именно поесть, для попить нужно что именно попить, для поспать нужно, где именно можно поспать. Всего этого, для осуществления справедливости, у людей должно быть избыточно достаточно. Всегда, в любом месте.

Производство пищи и жидкостей для питья – вполне подходит для начального этапа осуществления справедливости для всех. Дело в том, что любой человек не может ни съесть, ни выпить в день больше какой-то величины. Поэтому любое количество пищи и жидкостей для пития в плане справедливости – наличия их для всех – легко может быть ИЗМЕРЕНО на предмет как достаточности, так и избыточности. Вопрос на засыпку: встречал ли кто-нибудь где-нибудь расчёты «экономистов» и прочих мозгодробителей, сколько в день/в месяц/в год требуется пищи и жидкостей для пития для населения Земли? Проводил ли кто-нибудь такие исследования с разбивкой территорий по предпочтения (некоторые народы предпочитают в качестве базовой пищи иметь различные ингредиенты: хлеб, рис, мясо, рыбу и т. д.)?

Я таких расчётов не встречал. Тем более с упоминанием двух «священных коров»: достаточности и избыточности. Их нет. А почему? А потому что в условиях несправедливого распределения произведёнными продуктами с помощью разных инструментов эти цифры НЕ НУЖНЫ. Не нужны УПРАВЛЕНЦАМ. Им нет нужды устанавливать (или думать о) справедливость/и.

Одно лишь появление таких расчётов способно придать импульс развитию идеи справедливости, не находите? К примеру, население России составляет, допустим (округляем) 150 миллионов человек. Любой человек России (включая младенцев и глубоких стариков) не может в день съесть больше 1 кг хлеба (вернее, может, конечно, но живот вспухнет, а жрать каждый день по кило не сможет никто больше месяца, случится заворот кишок у такого жрущего). Это есть ДОСТАТОЧНОСТЬ. Теперь берём избыточность, любую. Допустим, с коэффициентом 1,1. Получается, что избыточная достаточность наличия хлеба для всех в России составляет 165 000 000 килограмм в день. Или – 165 000 тонн. Хлеба, как продукта (испечёного, готового к употреблению). Несложно подсчитать, сколько для производства этого количества хлеба потребуется воды, других ингредиентов, энергии (допустим, электрической).

Легко также подсчитать, сколько, при имеющихся технологиях выпечки, транспортировки до мест перераспределения этого хлеба, потребуется ТРУДА скольких людей. Легко также, на основе уже статистики потребления, подсчитать, что ТАКОГО, как указано выше, количества хлеба вовсе не требуется (люди потребляют меньше, гораздо меньше, некоторые вообще хлеб не едят), а требуется другое количество. Это другое количество всегда можно увеличить на какой-либо коэффициент уже избыточности – и вуаля, вот и вся недолга, вопрос о справедливости, т. е. достаточного и избыточного количества хлеба для граждан России, облечён в конкретный подсчёт: сколько нужно иметь хлеба для того, чтобы все граждане России всегда имели его в избыточной достаточности.

Ни для кого не секрет, что один человек, занятый в производстве хлеба, с помощью различных технологий, обезпечивает хлебом… ну, скажем, порядка 1000 человек (цифру можно просчитать более точно, я взял наобум, примерно). Если перевести это в плоскость справедливости, то можно сказать, что один человек способен накормить 1000 человек. Ежедневно, надо заметить.

Следовательно, вопрос о справедливости для граждан России не только в плане потребления ими воздуха, но и того же хлеба, в избыточной достаточности – вполне решаем современными средствами производства, автоматизации и прочими технологиями. Комплексно. Базис для перехода к бОльшей справедливости в этом конкретном вопросе (одном из видов пищи), теоретически создан, математически легко обсчитываем. Никаких проблем нет.

Остаётся открытым другой вопрос: о том, за какие «коврижки» этот самый один человек будет кормить 1000? С чего бы вдруг этот человек самоотверженно трудился за ради прокорма 1000 неизвестных ему людей? Что ему за это условно БУДЕТ?

Этот вопрос тоже легко решаем, достаточно привести аналогию со строительством дорог (мостов, туннелей и прочих путей). Известно, что дороги строятся для всех, безплатно (не берём пока «платные» дороги, их мало). Кто возводит дороги? Строители. Работают они просто так или каждый пользующийся дорогами отстёгивает им какие-то ништяки? Нет, конечно. Они работают за деньги, которые выделяются из бюджетов, которые формируются из тех же налогов, которые собираются с каждого гражданина (схема условная, конечно). Т. е. происходит перераспределение ТРУДА строителей на безплатное и свободное пользование гражданами России дорогами. Да, сложными путями, но всё именно так.

Хлебопёки, как и те же строители, вполне могут трудиться за зарплату, а вот перераспределение результатов их труда – как и дороги – ТОЖЕ может предоставляться всем гражданам России. Безплатно. При условии избыточной достаточности производства заранее рассчитанного количества хлеба, при опоре на базис.

То же самое можно сказать о производителях питьевых жидкостей. О производителях энергии. О других производителях разных ништяков.

Т. е. вопрос о справедливости для всех возникает в следующем разрезе: сможет ли общество, в лице властных структур, целенаправленно расширять сферы действия этой самой справедливости, опирающейся на производство избыточно достаточного конкретного вида продукции? Для этого требуется лишь ВОЛЯ. Делать так.

Любопытно, что при следовании такому решению (волевому) достаточно быстро встанет вопрос об ЭФФЕКТИВНОСТИ труда тех самых людей (конкретного хлебопёка, кормящего 1000 человек), ибо вполне достижимо, что один человек может за счёт бОльшей эффективности и автоматизации своего труда прокормить не 1000, а 2000, а то и 3000 и выше. Да, это требует времени и тоже труда (уже на повышение эффективности), но при достижении более высокой эффективности, парадоксально, достигнутая ранее планка справедливости для всех (избыточной достаточности производства конкретного продукта), будет ЕЩЁ более справедливой: потому что ни для кого не секрет, что машинное производство воспринимается человеческой психикой, как ПРОИСХОДЯЩЕЕ САМО ПО СЕБЕ, как тот же «труд» природы – ну, по производству того же воздуха, чего за примерами далеко ходить-то? Да, мы понимаем, что любая машина требует человеческого управления, труда то бишь. Но мы также понимаем, что такое полностью автоматизированная линия, где управление МИНИМАЛЬНО. Мы также понимаем, что такое полностью автоматизированный завод по производству ништяков – там тоже есть человеческое управление, но оно тоже минимально. И тенденция человеческого труда состоит в том, чтобы автоматизировать как можно бОльшее количество процессов обработки.

Другими словами, начало «справедливости» по производству и дальнейшему перераспределению продуктов этого производства среди людей безплатно неминуемо будет приводить к тому, что возникнет крайняя нужда в том, чтобы оптимизировать процесс производства, поднять его эффективность вплоть до минимального вмешательства человека. Этот парадоксальный вывод легко понять, оценив труд того же хлебопёка. Будет ли ему совокупно выгодно психологически трудиться меньше, при условии, что продукты, производимые им, будут количественно теми же самыми? Да, человек всегда стремиться облегчить, оптимизировать свой труд, даже, если для этого нет никаких «объективно существующих» «пряников и кнутов» долбанутой «мотивации» т. с. Такова природа человека.

Я не устаю думать о том, что в сложившимся обществе на Земле, многое, очень многое из произведённого совокупным трудом людей, даже несмотря на наличие денег и декларируемой «оплаты за труд» деньгами, перераспределяется БЕЗПЛАТНО для всех, как воздух. Существующее умолчание на предмет этого важного фактора говорит лишь о том, что у руководства стран (допустим, нашей страны) НЕТ ни мыслей по этому поводу, либо НЕТ политической воли следования этому курсу. Хотя в трусости вроде как обвинить руководство России невозможно. Но трусость трусости рознь.

Философская трусость сродни дебилизму: отказу думать о том, что МОЖНО сделать ВОЛЕЙ.

Добавить комментарий