Добрые русские сказки

Когда я был маленьким, меня удивляли некоторые персонажи русских народных сказок. К примеру, мифический (про это узнал в школе, мол, вроде был такой и в реальности) Илья Муромец. Тогда же я обнаружил, что герой романа Гончарова «Обломов» Обломов – это первая часть рассказа про Илью Муромца. Приквел без сиквела, если выражаться витиевато, да с досмыслом!

Не помню, сколько там лет Обломову было по роману, а вот про Илью цифра на слуху: баклуши бил Илюша на своей печи аж до 33 лет. Ну, наверно, примерно столько же было и Обломову. Самый цветущий возраст. Самый нежный.

К Обломову приходил его друг, аккуратист и живоглот немецкой породы, Штольц, и тормошил его. Но Обломова хрена с два растормошишь на всякие полезные, но МЕЛОЧНЫЕ дела. Он мечтал лишь о глобальщине. В общем, о щастье для как можно больше народу чтоб.

У Ильи же Муромца не было рядом никакого Штольца, а, если и был кто, история об этом умалчивает. Но однажды к Илье пришли посланцы ажно от самого главного князя и слёзно попросили (от князя, попросили!) на тему о том, что вот надо РУССКОМУ МIРУ помочь. И всколыхнулась душа Илюши, ну как на ПРИЗЫВ людей-то не откликнуться – и встал он (слез с печи), развернул плечи… Ну и дальше он победил всех ворогов.

Вот чему меня учили в детстве и школе. Вернее, сначала в детстве – сказкой про Илью Муромца, а затем в школе – сказкой про Обломова (тоже Илью, вот же БЛИН-ТО!!!, Ильича!).

Поскольку детские впечатления бывают того свойства, что гораздо крепче впечатываются в нутро на очень глубоком уровне, как бы ПРЕДРЕШАЯ все последующие выборы, то тема Ильи Муромца предлагала мне две вещи, запредельно глубокие, подкорковые:

1. Можно валять дурака, сколько хочешь и сколько можешь.

2. Но если тебя попросит ОБЧЕСТВО, то, будь добр, встань, иди и сотвори для него подвиг, освободи общество от напасти.

И не зря, ох не зря, в школе нам давали исповедание про другого Илью. Который предлагал тоже две вещи:

1. Можно валять дурака, сколько хочешь и сколько можешь.

2. Если к тебе ОБЧЕСТВО не обращается, а обращаются лишь хитросделанные всякие, называющие себя твоими друзьями, но предлагающие всякую мелкую хрень, то можешь и дальше валять дурака: ибо это всё неважно.

Вы скажете, да хня на постном масле. Может и хня. Но про Илью-Муромца всяк русский знает. А кто не знает – тот, почему-то, нерусью взмётывается!

Ещё один персонаж, даже чуть более известный и разнообразный, его интеллигентно взлохматили по всем аспектам и до меня, это Иван-дурак. Это в какой-то мере клон Ильи Муромца по приквельным делам: снова дураковаляние до какого-то возраста, но затем ситуация ответвляется. Поскольку сказок про Ивана-дурака много, то и «ветвей» много. Назову лишь три.

Первая ветвь – это про то, как щастье с неба сваливается. Ну, везёт попросту говоря! Это я про щуку, желания исполняющую. Но, поскольку Ивану Бог ума не дал, то и желания его банальны: как на печке, превращённой в самоходку, покататься (полный аналог, это когда владелец новой «Победы» в фильме «Зеркало для героя» запупенил свою машину на склон холма, где та и опрокинулась, вот радости-то!).

Вторая ветвь – про лягушку-царевну, значица. Как разглядеть под личиной премерзкой красоту несусветную (и всего-то надо ПОЛЮБИТЬ!). Эта тема ещё в Чуде-Юде премерзком замечательно разрабатывается (когда девушка полюбила Чуду-Юду, а он – бац! – в статного молодца и превратился затем!).

Третья ветвь – про то, как Иван-дурак царства спасал, поскольку народ его о том просил. Ну это та же тема Ильи-Муромца.

Сиквелов про «Ивана-дурака» в русской литературе – немеряно, настолько он популярен был, есть и будет. Я даже затрудняюсь что-либо привести с ходу.

Не знаю, кто придумал эти сказки, но придумали их НЖ. Про себя. Поэтому (в том числе), через выявленность скрытых архетипов в душе (и их обрисовку с помощью художественного слова) русские мужики нет-нет, да и чувствуют себя: то Ильями Муромцами, то – Иванами-дураками. «Нет-нет», конечно, слабо сказано, вяло. Я думаю, что более постоянного чувства, чем ожидание от мiра неких СВЕРШЕНИЙ, которые им предстоит совершить ЛИЧНО, у русских мужиков и нет. Ну а пока ждут, можно и дурака повалять, типа.

Эту черту не понимают в русских всякие иностранцы. Вот выше объяснение, откуда всё берётся: из двух источников т. с., первый склонность, второй – выявление склонности через архетипизацию поведения и предоставление ПРИМЕРА. Присутствует ещё и двушаговость: первый шаг – раздолбайство до подвига (может тянуться долго, всю жизнь даже), второй – сам подвиг.

В первом шаге иностранцы ошибаются, предполагая это отрицательной чертой, всегда присущей русским. Но для русских это не отрицательная черта, а пребывание в несобранном состоянии перед собранностью для подвига. Постоянная собранность для русского человека смешна, потому что дебильна по своей сути (а жить-то когда, если всё время собранным быть?).

Во втором шаге иностранцы ошибаются, предполагая это волшебством и внеземным, божественным вмешательством, хотя второй шаг лишь логически вытекает из первого. Ничего сложного. Ничего волшебного. А просто склонность и её выявление.

В качестве меры предосторожности и указания на другие типы, существующие в людях, для русского человека предлагаются два сказочных героя: Баба-Яга и Змей Горыныч. Оба, в трактовках сказок, делают всё своё злобное вовсе не со зла, а просто у них – природа такая. Гадить. Им от этого сладко непередаваемо. Но, в принципе, не очень плохие персоны. Да, высокомерные, да напыщенные, да сильные и в какой-то мере целеустремлённые, но с червоточинкой какой-то. Которая должна быть известна русскому человеку: у Горыныча что-то там с яйцом и иголкой внутри, у Ёжки, ну баба же, ничего нет, поэтому и хрен с ней, с Ёжкой.

Русские люди, зная эти архетипы, а также зная главный секрет всех злодеев нехороших, их НЕ БОЯТСЯ. Потому что на каждую хитрую Ж найдётся винт с резьбой.

Любопытно, что ни один ещё иностранец не узнал себя ни в Бабе-Яге, ни в Змее Горыныче. Хотя вот взглянуть лишь на Терезу Мэй, допустим, или на какого-нибудь Ротшильда, так больше ничего и не нужно. Ну нет слов, как сказки наши точны.

Русская цивилизация в немалой степени была сделана сказками, это ни для кого не секрет уже давно. Как и другие цивилизации – своими сказками. И в этой связи можно спокойно признать, что что бы там ни говорили кто бы то ни было и где бы то ни было, до тех пор, пока русская сказка читается русским детям в русском детстве – вот ровно до тех пор Русская цивилизация воспроизводит себя в поколениях. Мне вообще кажется, что больше ничего и не надо делать по большому счёту.

Предки наши уже всё придумали и запустили в Слове.

Надолго. На тысячи лет вперёд.

Добавить комментарий