Интервью с АнТюром VI

Интервью с АнТюром I.

Интервью с АнТюром II.

Интервью с АнТюром III.

Интервью с АнТюром IV.

Интервью с АнТюром и once V.

NeaTeam: День добрый, Анатолий!

АнТюр: Здравствуйте, Андрей!

NeaTeam: По Украине славно так разобрались в прошлый раз. А вот есть ли какие «где тонко, там и рвётся» в нынешней российской политике по отношению к другим бывшим республикам СССР? Какой тренд более ощутим: на всё же постепенное объединение или на медленное расползание в стороны? Прямо по «республикам», если можно…

АнТюр: Общемировой тренд для России (в контексте нашего ближнего зарубежья) самый благоприятный. У США заканчиваются ресурсы, которые они могут направить на управление миром. Кроме того, США медленно втягиваются в Перестройку. Важно и то, что им предстоит выход из Афганистана. Россия объявила территорию б. СССР (кроме трёх стран Прибалтики) зоной своих национальных интересов. США из неё ушли геополитически. Остались мелкие проекты. Проекты Турции в мусульманских республиках б. СССР потерпели крах. А сегодняшняя Турция для них опасна. От неё пахнет исламизацией. Китай вкладывает в некоторые республики б. СССР большие деньги. Но это пока не угрожает интересам России.

По отношению к странам ближнего зарубежья Власть России придерживается чётких принципов. Это невмешательство в их внутренние дела и работа с любой законной властью. Невмешательство во внутренние дела включает и запрет на помощь русскоязычным гражданам этих стран (на помощь внутри них).

Не наблюдается тренда ни на объединения, ни на расползание. Россия создаёт новую форму общежития в той части Мира, которую назвала зоной своих национальных интересов. Её прототип – Евразийский союз.

NeaTeam: Войдёт ли Беларусь в состав России в связи с тем, что рано или поздно Лукашенко перестанет быть президентом? Или поезд ушёл?

АнТюр: Ушёл тот поезд, который определял для России важность этого вопроса. То есть, для России это уже не важно. Ни в экономическом, ни в политическом плане. Поэтому Власть России может позволить гражданам Белоруссии спокойно сделать свой выбор. При этом идёт перманентное принуждение Белоруссии к тому, что нужно России.

Первоочередной задачей развития Евразийского союза является выполнение в России Налогового манёвра. Сегодня у нас природная рента из цены нефти и газа изымается, главным образом, таможенными пошлинами. После манёвра будет изыматься непосредственно на промыслах месторождений.

Естественно, в России возрастут цены нефтепродуктов и газа. Но они будут общими для Евразийского союза. Белорусские НПЗ будут покупать нефть на общих основаниях. Один из источников финансирования Белоруссии – за счёт природной ренты России, будет нуллифицирован. Это главное направления принуждения: «урезание» прямых дотаций Белоруссии.

Недавно Путин объявил о втором принуждении. Экспорт нефтепродуктов из российской нефти должен идти через российские порты. Это для Белоруссии серьёзный удар. Например, в Клайпедском порту Белоруссия владеет терминалами. Имеет большие скидки от Литовской ж/д. Третье принуждение – это развитие «цифрового» слежения за перемещением товаров. Здесь не только «экспорт» из Белоруссии. Это и контроль производства на её территории товаров, предназначенных для поставок в Россию.

Важно и то, что в России идёт успешное импортозамещение того, что поставляет Белоруссия. Это и продукция сельского хозяйства.

Пока не понятно, как сложатся дела с Белорусской АЭС. Себестоимость её электроэнергии будет высокая. Для промышленности и населения Белоруссии неподъёмная. Но АЭС построена на российские деньги. Как они вернутся к нам?

Не понятна ситуация и с калийными удобрениями. Россия и Белоруссия являются их главными производителями и экспортёрами. Себестоимость добычи солей самая низкая в мире. Но траст Беларуськалия и Уралкалия распался, и в последние годы на мировом рынке идёт их жесточайшая конкуренция с элементами демпинга. Выигрывает Китай. Рынок его. Как хочет, так и выкручивает руки производителям удобрений. То есть, свои природные ренты на калийные соли Россия и Белоруссия отдают Китаю. Ситуация ирреалистичная. Выхода из неё пока не просматривается.

В целом дела у Белоруссии неплохие. В стране порядок. Долг государства умеренный. Произведённая промышленная и сельскохозяйственная продукция как-то реализуется. АЭС строится. Белорусские гастарбайтеры в России деньги зарабатывают. В таком состоянии страна может находиться десятилетиями.

Допустим, в Белоруссии сменится Президент. Приедет он к нашему Президенту и поставит вопрос об углублении экономического сотрудничества между Россией и Белоруссией. Что ему ответит наш Президент? Выполняйте соглашения в рамках Союзного государства и Евразийского союза.

А восстановление траста по калийным удобрениям – это вопрос хозяйствующих субъектов. Хотите войти в состав России? Пожалуйста. На общих основаниях. Хотите начать дружить с Западом? Дело Ваше. Только делайте это не в ущерб интересам России. Про самое жёсткое отстаивание Россией своих интересов вы знаете.

Я не вижу факторов, работающих на вхождение Беларуси в состав России.

NeaTeam: Войдёт ли Казахстан в состав России, в связи с тем, что рано или поздно уйдёт Назарбаев? Что там за хитрая игра ведётся?

АнТюр: Политика Власти Казахстана сугубо прагматичная, причём, предельно рациональная и грамотная. После образования Республики Казахстан там было три серьёзные проблемы:

– мощный управленческий интернациональный клан в Алма-Ате;

– пережитки родовой системы у казахов;

– наличие компактно проживающего русскоязычного населения (север и восток Казахстана).

Первая проблема решена кардинально. Построена новая столица – Астана. Третья проблема решена удовлетворительно. Русскоязычное население не испытывает большого давления, но при этом его численность сокращается. Вторая проблема встроена в государство. Созданы инструменты переговорного процесса между родовыми кланами. Через это многое можно понять. В степной иерархии адаи (родовое объединение Младшего жуза, Западный Казахстан) имеют низкий ранг. Это учтено при формировании в Казахстане властных структур (в кадровом аспекте). Естественно адаев такое положение не устраивает. Это и является причиной событий в Жаныузене. То есть, кровавые события – это часть переговорного процесса между родовыми кланами Казахстана.

В экономическом плане Россия получила от Казахстана максимум от возможного. 25% добычи урана приходится на внучку Росатома Uranium One. Столько же – на другие иностранные компании вместе взятые. Основной объём экспортной нефти Казахстана идёт через Россию (Каспийский трубопроводный консорциум). Газ Карачаганака перерабатывается (очистка от сероводорода и углекислого газа) на Оренбургском газзаводе (порядка 8 млрд. куб. м). Успешно работают проекты «среднего» уровня.

То, что российские компании не вошли в нефтегазовые мегапроекты Казахстана (за исключением небольшой доли Лукойла) – это хорошо. Скорее всего, они будут убыточными. Главная причина – находясь под защитой России, Казахстан грабит ТНК, вошедшие в консорциумы.

В последнее время в СМИ к Казахстану предъявляется претензии по трём пунктам:

– планы введения латиницы;

– нарушение обязательств по сокращению добычи нефти;

– встреча Назарбаева с Трампом.

Введение латиницы – это часть плана реформы казахского языка. А реформа настоятельно необходима. Её легче провести одновременно с введением латиницы. По моему мнению, это вполне оправдано. Но, тем не менее, планы введения латиницы отодвинуты в не ближайшее будущее.

Уменьшить добычу нефти у себя Власть Казахстана не может. Если попросить консорциумы сделать это, то они потребуют компенсаций.

Лично Назарбаев и Казахстан в целом выполняют значимую роль в геополитике России. И чем выше международный статус Назарбаева, тем лучше. Поэтому его встреча с Трампом – это однозначно «плюс» для нас. То есть, никаких «хитрых игр» Казахстан не ведёт. Некоторым россиянам нужно перестать ревностно относиться к Казахстану. Это недостойное поведение.

Казахстан в состав Росси не войдёт. Это не нужно России. Не нужно и казахам. Рано или поздно в Казахстане будет новый Президент. Но это ничего не изменит. Там отлажены механизмы переговорного процесса между родовыми кланами. Пример – Туркменистан.

Есть один показатель уровня цивилизованности сообществ. Это состояние стыков между гранитными блоками и плитами в облицовках зданий и сооружений. В центре Астаны между гранитными плитами щели большие. Большими были щели и в первой гранитной набережной Санкт-Петербурга.

NeaTeam: Куда идёт Узбекистан в общем и целом?

АнТюр: После образования Республики Узбекистан там была всего одна серьёзная проблема. Это мощные региональные кланы.

Его Власть пошла по диаметрально противоположному пути, чем Казахстан – подавление региональных кланов. Оно включало и экономическое подавление. Это многоплановое явление. Прежде всего, нужно не дать людям, на которых опираются региональные кланы, возможности развиваться экономически, иметь «лишние» деньги. Нужно «убить» саму возможность заработать «лишние» деньги. А поскольку, региональные кланы – везде: от областей до кишлаков, то «убить» возможность экономического развития распространяется на всех граждан Узбекистана.

Система проста и эффективна. Нижним эшелонам власти (в широком аспекте) разрешили устраивать произвольные поборы с предпринимателей и отжимать их бизнес.

Я вникал в самый распространенный бизнес в Узбекистане – выпечку лепёшек. Расписано сколько и кому нужно дать. Кому лепёшками, кому деньгами.

На одном из базаров Ташкента был горбатенький дебил-дворник (дебил – медицинский термин, а человеком он был добрым). Ему тоже нужно было давать налог в объёме стоимости одной лепёшки. Если не дать, то он подметал (махал метлой) около торговца лепёшками, и покупатели не могли к нему подойти. Это к тому, что продавцы лепёшек беззащитны даже перед дворником. И это при том, что для выпечки лепёшек нужно иметь крышу. В этом была суть системы, созданной Каримовым.

То есть, я утверждаю, что всеобщее подавление деловой активности в Узбекистане было не следствием несовершенства государственных институтов. Ровно наоборот. Это было их целью. Государство было заточено на то, чтобы люди не могли заработать «лишние» деньги. Средний бизнес подавлялся двумя курсами валюты – государственным и рыночным. Они серьёзно различались.

Приведу теоретический пример, близкий к жизни. Для приезжающих в Узбекистан из России существует система регистрации. На неё отводится 3 рабочих дня. Но зарегистрироваться просто так – сложно. Нужно обращаться к посредникам.

Это сдерживает развитие туризма в Узбекистан. Есть и другие ограничения туризма. Узбекистану не нужны деньги туристов? Не только не нужны, но и вредны. В Бухаре, Самарканде, Хиве создана туристическая инфраструктура. Всё это прозябает на мизерном потоке туристов. А если снять препоны, то он возрастёт в 2-3 раза. И … у туристических структур появятся «лишние» деньги. На них будет кормиться, например, прокурор Бухары, присланный из Ташкента. А свои «лишние» деньги вложит в региональную туристическую инфраструктуру. То есть, представитель центральной власти «переметнётся» в территориальный клан. Туристический клан Бухары встанет на ноги. Для того, чтобы этого не случилось, нужно искусственно снизить поток туристов до минимума.

Подавление региональных кланов обусловило главную особенность внешней политики Узбекистана – «неприсоединение». И это понятно. Например, вхождение Узбекистана в Евразийский союз позволило бы российским и казахстанским экономическим группам «проникнуть» в Узбекистан. Естественно, «проникнуть» можно на основе союза с региональными кланами. А союз последних с экономическими группами России и Казахстана – это их усиление внутри Узбекистана. Но любое усиление региональных кланов недопустимо. Через призму этой политики нужно рассматривать и ограбление в Узбекистане нашего МТС. Около его структур начал складываться узбекский клан, имеющий большие доходы (российские зарплаты и прочие бахшиши).

Цель – не дать возможность заработать «лишние» деньги, определяла и негативное отношение Власти Узбекистана к гастарбайтерству узбеков в России. Каримов публично назвал их лентяями. Для гастарбайтеров создавались препоны. Недавняя трагедия в Казахстане (сгорел автобус с узбеками) – это именно следствие целенаправленной политики Власти Узбекистана. Гастарбайтеры вынуждены были ехать в Россию «окольными» путями.

Каримов был в Узбекистане полновластным диктатором. После его смерти политика подавления региональных кланов проводиться не может. Узбекистан вступает на путь Казахстана. Это налаживание переговорного процесса между кланами. Президент – его модератор.

По моим сведениям, в Узбекистане началось бурное строительство предприятий. Как я понимаю, Мирзиёев дал «добро» на строительство объектов, начало которого искусственно сдерживалось Каримовым несколько лет.

В общем и целом, Узбекистан встал на путь в Евразийский союз.

Положение в Узбекистане тяжёлое. Нефть «закончилась» (Узбекистан вынужден её покупать). Месторождения газа «на последнем дыхании». Давление упало и огромные объёмы добытого газа приходится тратить на компрессорные установки (сжимание газа до давления в трубе). Газпром на Устюрте нашёл всего одно мелкое месторождение газа. Пройдёт немного времени, и Узбекистан не сможет экспортировать газ. Золото, уран и медь на территории Узбекистана добыты в период СССР. Остались крохи. Водная проблема с Кыргызстаном не решена. Российский рынок насыщен узбекскими фруктами и овощами почти до предела. А другого не имеется.

Недавно Вы писали про фриков. По их типу можно определить ключевые цивилизационные особенности сообщества, в котором они живут. Это так. Большую часть фриков составляют природные дураки.

Так вот в узбекском сообществе они «косят» под умных, а в казахском – под полностью бестолковых. В земледельческих сообществах фрики должны сами зарабатывать себе на хлеб. Пример – дебил-дворник на базаре. Но природным дуракам заработать легче, если они «косят» под умных. А в пастушеских сообществах бестолкового не заставят даже пасти баранов. Но кормить будут. И жизнь там для бестолковых легка и приятна. Эта цивилизационная особенность прослеживается вплоть до научного сообщества. В казахском сообществе вполне лояльное отношение к ученым-инфантам (типичные фрики). В узбекском научном сообществе быть инфантом – не мыслимо. Реальный инфант будет вести себя «по-взрослому».

NeaTeam: Что будет с Грузией лет через 10? Ваши прогнозы.

АнТюр: В последние годы в Грузии был три раза. У грузин, как сообщества, огромная проблема. Это их женщины. В 25 лет они начинают ходить во всём черном. После 40 лет – имеют только скорбное выражение лица. После 60 лет – в основном, несчастное. Это ужасно. Что будет с сообществом, в котором такие женщины?

Саакашвили навёл в Грузии замечательный порядок. Процедуры на границе занимают совсем мало времени. Ни малейших намеков на поборы. В Тбилиси – туристический центр, в котором бесплатно выдают хорошо изданные туристические карты. Объясняют, как доехать на общественном транспорте до туристических объектов. Гостиницы на любой вкус и как в прошлом, вполне демократичные. В Батуме – центр пляжного отдыха. Тоже всё обустроено.

Грузия не нужна США ни в каком виде. В Восточное партнёрство (проект ЕС) Грузия попала только потому, что всё оно было заточено на интеграцию в ЕС Украины. Сама Грузия ЕС не интересует. Турция уже получила от Грузии максимум. У турецких автобусных компаний терминал в Тбилиси. Строительство в Грузии ведут турецкие фирмы. Грузия немного кормится на транзите азербайджанских нефти и газа (нефтепровод, газопровод и ж/д перевозки в порты на Чёрном море).

Для России Грузия опасна в туристическом аспекте. Наши Северный Кавказ, Большое Сочи и Крым ей проигрывают. Проигрывает Грузии и Абхазия. Увеличение туристического потока в Грузию из России будет только за счёт наших туристических центров. Поэтому Власть России и, например, администрация Кубанского края, будут сдерживать развитие туризма в Грузию. А это легко. Нужно не допустить увеличения регулярных авиарейсов и организации чартеров в Тбилиси, Кутаиси и Батум. Не допустить цивилизованного сообщения (комфортабельные автобусы) по Военно-грузинской дороге, не восстанавливать сообщение через Абхазию.

У России с Грузией всего одна проблема. Это грабительская плата за транзит российского газа в Армению. Прорабатывались разные варианты её решения. Вплоть до поставок газа через Азербайджан и Иран. Но проблема пока не решена. Проблема Грузии в отношениях с Россией – это зашкаливающие эмоции грузинских политиков. Конструктивный диалог пока невозможен.

За 10 лет в Грузии ничего не изменится. С энергетикой там почти нормально. Развита гидрогенизация э/э. Часть газа по низкой цене даёт Азербайджан (плата за нефте- и газопровод). В будущем решатся проблемы с Газпромом. Будут немного покупать газа у него. Сельское население почти на самообеспечении. Гастарбайствовать грузины (в основном лазы из Аджарии) едут в Турцию. Немного возрастёт поток туристов. Прежде всего, из Украины (паром Одесса-Батум), Азербайджана и Армении. Климат тёплый.

Но здесь есть один фактор, влияние которого я не могу прогнозировать. За январь-август 2017 г. Грузия экспортировала на 1,7, импортировала на 4,9 млрд долл. Дефицит торгового баланса в пересчёте на год 4,8 млрд долл. А на 01.04.2017 г. совокупный долг Грузии составил 15,7 млрд долл., или 108,2% от показателя ВВП за последние четыре квартала. Будет ли Грузия иметь возможность жить в долг в течении ближайших 10 лет?

В 70-х годах самыми колоритными в СССР были грузины. Холёные, хорошо одетые, довольные жизнью, с деньгами, доброжелательные и демократичные. За последние 20 лет ни одного такого не видел.

В конце 90-х в Оренбурге появились грузины, похожие на советских, но только внешне. Старались вклинится в торговлю. Потом исчезли.

Грузины в поезде Тюмень-Баку (я принципиально езжу только в плацкартных вагонах, люблю компании, которые там складываются) были несчастными (через Баку ехали в Грузию). На территории России ещё держались, а как с них азербайджанские таможенники по 30 долл. налога взяли, так совсем затухли. А азербайджанцам и русским (гражданам Азербайджана и России) было так весело, что мы в моём отсеке в голос смеялись.

Несчастными были и грузины, которых видел в Трабзоне. В Грузию ехали на пароме Сочи-Трабзон, потом автобусом. Я помог женщинам перенести сумки от порта до автобусного агентства. Один раз из Тбилиси в Пятигорск ехал автобусом «Тбилиси-Москва». Грузины, граждане России вслух себя материли за то, что не полетели самолетом. А грузины Грузии страдали молча. Водители автобуса везли контрабанду – настоящий боржоми. А что ещё можно привести из Грузии в Россию?

В первый приезд в Грузию (начало 80-х) был шокирован тем, что у грузин дома двухэтажные. Но один раз ехал через Грузию (из Турции) зимой. Деревья были голыми. Дома оказались деревянными, первый этаж без фундамента (на земле), обшарпанные. Наверняка и сегодня есть грузины, не менее крутые, чем те, которых я видел в СССР. Но я с ними не пересекался.

Грузия лежит, грузины деморализованы. И в довершение ко всему – ужасные грузинки.

NeaTeam: Спасибо за ответы.

АнТюр: И Вам спасибо.

Я не ответил на один из вопросов: «А вот есть ли какие «где тонко, там и рвётся» в нынешней российской политике по отношению к другим бывшим республикам СССР?».

Есть. «Тонко» в Средней Азии. Заметное снижение поступлений от гастарбайтеров приведёт в Таджикистане к голодным бунтам. Не стабильна экономическая ситуация в Кыргызстане. Тревожные сообщения из Туркменистана. Там резко ухудшилось обеспеченность населения продовольствием. Нарастает противостояние по водной проблеме. Первые российские инфраструктурные проекты в регионе (строительство ГЭС на Нарыне) не состоялись.

Ко всему прочему, России придётся принять участие в обустройстве жизни в Афганистане (после ухода из него США).

И здесь всего две альтернативы. Или мы переформатируем регион из надсистемы (энергетика, вода, транспорт, движение людей и товаров,..) или в регион придёт «афган» и нам придётся строить укреплённую линию там, где она была в середине XVIII в.

Примерно, по границе с Казахстаном.

Добавить комментарий