Клоуны

Я замечаю в последнее время, что среди людей всё больше и больше распространяется склонность поклоунировать. Это было бы не так страшно, если бы касалось лишь одной сферы бытия: активного отдыха от напряжённой работы. Но дело становится быть запущенным, ибо ростки «клоунства» появляются в весьма неожиданных областях.

К примеру, в политике или, если брать шире, в государственном строительстве (или скорее в «строительстве», напоминающем клоунаду). Или, вот второй пример, в области экономики (клоунада распространяется злобным вирусом пока лишь в области теории, что довольно безобидно до тех пор, пока не начинают питать своими клоунскими идеями реальную экономическую фактуру). Третий пример смешной, но он тоже есть. Клоунада тихо набирает обороты в семьях.

Нам, россиянам, это не так заметно, поскольку клоунства в нашей жизни гораздо меньше, а вот серьёза – наоборот – предостаточно. А вот за пределами России клоунада бешено вибрирует, кое-где переходя в вихреобразные торнадо.

С моей точки зрения, клоун – это мудрец высшей категории, с наиболее приземлённой позицией, в какой-то мере – буддист, отрешённый от нашего мiра и «мiров» окрестных… тут же и великий охальник, насмешник, возводящий ёрничество в главенствующий жизненный принцип, как хулиганистое дитя. Но проблема в том, что КЛОУНА должно быть в жизни в меру: много клоуна, как и мало клоуна – не есть гут. Как не есть гут много сладкого, кислого, солёного, горького и пресного.

Великолепным образцом клоуна для меня служит Христос (а также некоторые другие пророки и святые). По дошедшим до нас преданиям, в основном евангелическим, а, следовательно, искажённым толкованиями Его учеников, можно заметить, что СМЕХ Христа не описывается достаточно подробно. Из-за этого сложилось в религии имени Христа не совсем скомпенсированное жизнью понимание жизни вообще. Оно больше трагическое, нежели жизненное. Оно больше наполнено болью, нежели радостью (это особенно касается метафизики католицизма, в православии – всё по-другому).

В общем, упор на страданиях – это перекос. В этом плане есть чему поучится у буддизма, как категории: в нём ржущий, как слон, Будда – это ничего удивительного, а запросто.

Клоунирование – есть совершенно нормальный соблазн для любого человека, особенно для его психики, потому что задавленность бытиём ежеминутного осознания этого самого бытия всенепременнейше выбрасывает человека периодически в способность остановиться, оглянуться, подумать и посмеяться (можно и над собой). И в это клоунирование мы все периодически впадаем. Стесняться этого, имхо, не нужно, потому что улыбка вообще красит человека, а неулыбчивость вызывает тревогу.

Крайне любопытно пытливо заисследовать вялотекущую клоунаду семейную. Все эти недосказанности, шуточки-прибауточки, скрытые смыслы и жёсткие ограничения, соотнесённые по времени с расширением границ или их ужатием. Уходы от клоунирования в пьянство или бля@ство, на уровне пубертационных дел создаёт массу проблем для юных, которые учатся чёрт знает чему в эти годы. Ну и продолжается уже в виде инерции при переходе во взрослую жизнь. Цирк, в общем!

Клоунирование в экономике началось с возникновения самого понятия «экономика». В 17-м веке ишшо. Первоклоуны лихо поглумились над самой идеей жизнеустройства, открыв для себя, что в жадно раскрытые уши, внимающие им, как голодные птенцы, можно засовывать любую лапшу, слепленную из… слов. И плетение словес началось. Плетение словес (с добавлением расширенного символического аппарата математики) продолжается до сих пор, что любопытно, а в связи с тем, что инерция прошедших времён глушит сарказм, глушит юмор, то нынешние выводы выглядят уже даже не смешно. Хотя порой и корёжит нас всех от дикого хохота. Ну у тех, кто всерьёз не потерял серьёз в серьёзе.

Суперклоуном от экономики является, конечно, Маркс. Вообще, аудитория – глядящая в рот клоуну и не смеющаяся при этом, всегда представляет собой весьма скорбное зрелище. А, если в этой аудитории есть с пяток-десяток поколений, то можно тушить свет и увозить реквизит. ЦЕЛИКОМ. Но этого не происходит, по независящим от первоклоуна причинам: его даже невозможно уже наказать за «великие» шутки юмора. Многие люди уже начинают понимать всю уникальность «экономических» выкладок от Маркса, прозревать т. с., потому что воспринимать всерьёз «добавленную стоимость» ту же, можно лишь, пряча ухмылку в бороду. Но иногда даже это сделать невозможно, тогда – ржака. Дикая и вольная.

Политика и клоуны – это, прежде всего, МАСШТАБ «окультуривания». Что можно расшифровать и как «МАСсовый ШТАБ», и как аббревиатуру: как угодно. Вкоренённости клоунады в политику мало кто понимает, думая, что шуты при королях – это давнишняя старина. А это не так. Былое шутовство, разумеется, ушло, а вот клоунада – очень даже осталась. Видоизменилась, оцифровалась даже. Ну вот сами подумайте, хоть кто-нибудь рассматривал «цифровую экономику», как фиглярство высшей пробы? Разве что на отдельных ресурсах, да и то не всей компанией…

Приглядитесь повнимательнее к Китаю, к примеру. С одной стороны, какие там шуточки-то? А с другой? Я вот считаю, что Китай – есть великий ПАЯЦ. И в этом ёмком слове-термине сосредоточена та бездна смысла, понять которую так не хватает всем нам. Но прикладывайте, прикладывайте «паяца» к любой фразе всех «великих кормчих» от Конфуция до Дэна, нашего, Сяо Пина – и будет много открытий. Ошеломляюще прекрасных. Даже порой анекдотичных. А иначе – откуда в Китае столь много жизненной силы? Да от чувств’с.

Многие масштабные фигуры «политического» масштаба выглядят замечательно юморно, не замечали? Над ними хочется стебаться и смеяться, лишь взглянув на них. И как-то проникаться к ним, по нашей русской привычке, жалостью. Ибо убогих следует жалеть (говорит нам наш внутренний голос, иначе – невыкорчёвываемая ничем традиция). А вот надо ли? Ну это кому как, как всегда. Я вот уже не смеюсь давно, потому что взломать первую линию клоунирования – плёвое дело, сломать вторую линию клоунирования – уже потяжельше будет, а вот выйти на третий и далее – требует понимания самой природы КЛОУНАДЫ и характеристик клоунов, их родовые черты.

Самым важным аспектом «чудодейственной» науки «манипулирования массами» является продвижение элемента клоунирования. Но не уровни вверх, а на всех уровнях СРАЗУ. Когда же возникает ощущение диссонанса, то практика показывает, что добавление клоунирования начинают называть умным термином «окна возможностей» и на этом как бы ставят как бы точку. Но всё не так просто, иначе бы не было той же, допустим, весны 2014. Т. е. умный клоун прекрасно знает про эффект парадоксов, и как он влияет на все в мiре «окна», они же windows, не к ночи будет вспомянуто… Кстати, о винде! Ну уже понятно, наверно, какая это юморная вещь в себе, не правда ли?

Иногда мне хочется воскликнуть на весь белый свет: «Ох, клоуны, вы мои, клоуны! И не надоело вам всех нас смешить?»

А в ответ – обычная тишина.

Добавить комментарий