Кооперация в России

В отличие от многих товарищей я придерживаюсь той точки зрения, что кооперативы (артели) не есть панацея от экономического излечения нашей страны. Кооперативы есть лишь одна из форм взаимодействия людей в плане производства или потребления (или того и того вместе), которая по тем или иным причинам больше по душе тем, кто собрался работать в кооперативе/ах. Есть и другие формы, чисто капиталистические, где один хозяин решает за всех работников, что делать. Ну, умный хозяин и в капиталистической форме хозяйствования может найти способ взаимодействия с коллективом наёмных работников, получить от них совет, выслушать их жалобы, может посоветоваться даже. Равно как и руководитель кооператива, выбранный пайщиками в начальники, может оказаться неспособным руководить. Это всё ситуации жизненные, не  привязанные к ФОРМЕ хозяйствования, а выводимые из личных характеристик самих работающих/хозяйствующих.

Большинству людей в России по душе коллективные формы хозяйств (моя точка зрения). Но это большинство, кстати, не видит ничего зазорного в том, что оно может быть и отстранено от управления, причём достаточно глубоко, т. е. спокойно воспринимает частное владение средствами производства каким-нибудь капиталистом. Ровно до тех пор, пока для них самих всё идёт более или менее гладко. В случае наступления кризиса, да, народ будет возмущаться и призывать на помощь маркса и марксят. Но не ранее. Такова человеческая природа, не желающая на ровном месте (и спокойном) рыть себе ямки.

В силу того, что наша страна обладает несметными богатствами и крайне велика по территории, окружена по периметру, скажем так, не совсем дружественными силами, то первейшей необходимостью для неё является защита территории и народа. Это, в свою очередь, прямо-таки выводит/склоняет формы управления к самому эффективному и быстродействующему – единоначалию. Причём не только в военное время, где единоначалие всего лишь естественно, но и в мирное тоже. Виной тому историческая память народа, где отмечено, что безвластие или распыление власти среди многих руководителей почему-то приводит Русь на грань катастрофы. Вот, чтобы от греха, как говорится, подальше, русские предпочитают и в мирное время «немного строем ходить».

Вышесказанное в мирное время означает высокую степень огосударствления экономики: либо подготовка к грядущей войне, либо восстановление ран после войны прошедшей. Без стягивания ресурсов, любых, под единое командное крыло – быстрое восстановление невозможно. К тому же свои армия и флот, столь лелеемые русским сердцем, опираются в своём развитии на развитие промышленности самой Руси. А это означает, что огосударствление промышленности тоже должно быть достаточно высоким (на всякий случай опять же).

Исходя из этих предпосылок, которые и исторически, и духовно оправданы внутренним ощущением русских, резонно предположить, что то меньшинство русских, которое почему-то выступает за разгосударствление, либо своими действиями и речами (опосредованными) может нанести «ущерб» (долговременный) Руси, воспринимается большинством, как предатели, прислужники враждебных сил, в общем, сволота. Разумному объяснению это чувство не поддаётся, ибо туповатое меньшинство, в десятилетия мирной жизни, не видит ГОРИЗОНТА существования нашего рода, и своими действиями раздражает большинство, которое этот горизонт ВИДИТ почему-то и придаёт ему не менее важное значение, чем самые сложные вопросы современной/временной суеты.

Имхо, сбалансированным строением государства на Руси, без политических и прочих рассусоливаний, является следующее: примерно 60% промышленности должно быть строго государственным, подчиняться не извлечению прибыли из деятельности предприятий, а обезпечению безопасности (всех сортов: военной, экономической, продовольственной и т. д.) Руси. Вопрос чёткого процентажа не важен, важно, чтобы это было больше половины. Оставшееся – вполне можно передать в руки «предпринимательству» всех сортов и мастей, всех мыслимых и немыслимых форм, где эти формы должны просто избираться людьми самостоятельно: у кого к чему душа лежит.

С моей точки зрения, и с точки зрения бОльшей безопасности для страны, все эти формы предпринимательского характера НЕ ДОЛЖНЫ быть равны между собой. Государственная власть, имхо, должна оказывать ВИДИМОЕ предпочтение некоторым формам, помогать им, принимать скорее их сторону в возникновении хозяйственных споров. Я говорю о кооперативах, конечно. Почему следует отдавать предпочтение и помогать становлению и развитию кооперативов, в ущерб частно-собственническим формам? Потому что кооперативы, в случае военной или любой другой опасности, гораздо ЛЕГЧЕ входят в мобилизационную экономику, нежели частники. У работающих в кооперативах МОЗГ ЗАТОЧЕН более государственно/коллективно/общинно, нежели у любого из частников, которого сама «жизнь» как бы подталкивает к поиску прежде всего СВОЕГО интереса, а уже затем и общего для всех.

Таким образом, идеальным разделением (сбалансированным) форм хозяйствования для Руси, с моей точки зрения, является такое: примерно 60% – должно быть чисто государственным, порядка 20% – кооперативным, порядка 20% – частнособственническим или мелкособственническим. В этих цифрах важно видеть следующее: 60% государственной промышленности и 20% кооперативной – друзья-братья, сомышленники, коллеги и партнёры, в общем СОК народа. Именно они всё и обезпечат для сохранения страны: и сейчас, и в будущем. Проверка кооперативного хозяйствования конкретными людьми обезпечит и переток их (самых выдающихся) в органы государственного управления. Равно как и наоборот: государственник-имперец он, что на государевой службе таков, что на кооперативной (и там, и там он отвечает за коллектив, перед коллективом).

На оставшиеся 20% приходится та часть людей, которые являются единоличниками, самостоятельными хозяйственниками в душе. Им не нравится коллективы. Им не нравится коллективное управление. Им общество не по душе, особенно, если у общества этого есть склонность залезать в душу человеку. С этим ничего нельзя поделать, у этих людей такая склонность, не вытравляемая ничем, даже самыми жестокими репрессиями.

Всегда, при любых строях на Руси, порядка одной пятой нашего русского населения были диссиденты. Либо открытые, либо – скрытые. Это диссидентствующие раскачивали государственную лодку Руси, периодически вводя её в волны и в штормы. И всё их диссидентство, по большому счёту, выражало лишь одно стремление: ВЫВЕСТИ СЕБЯ из государственно-общинного, кооперативного, артельного духа БОЛЬШИНСТВА народа. А вывести себя из этого можно лишь одним способом: разрушением государственности. Так было раньше, так и сейчас. Ну а слова, слова применялись разные. Суть же их была одна и та же.

Если рассматривать проблему меньшинства, тех самых 20% нашего народа, то есть два выхода: один простой, другой сложной. Простой – это самыми разными способами, принуждением, мягким и жёстким, побуждать носителей вируса «антигосударственности Руси» уезжать куда подальше. Куда-нибудь в заграницу, где их душевные потребности будут более полно удовлетворены. Сложный путь – понимать, что они собой представляют, диссидентствующие эти, и оставлять их жить при нас, при большинстве, но не давать им спуску через ущемление их хозяйственных прав. Я говорю о предпочтительности поддержки государством кооперативов и артелей, в ущерб частникам. Да, им придётся нести бремя отверженных в какой-то мере, потому что стоящий перед ними выбор всегда будет раздражающим маячком: быть, как большинство, хотя от мнения большинства их откровенно тошнит, и так и прожить жизнь в ощущение вечного недовольства, или встать на прямую борьбу с этим большинством, что чревато. Мне, честно говоря, жалко этих людей. В сложном выходе, когда их будут просто ТЕРПЕТЬ, крайне нелегко прожить жизнь. Но что делать: тут либо Русь они затопчут, съедят, отдадут остатки каким-то нехорошим другим, либо мы, большинство, сохраним себя. Других выходов нет.

То, что я говорю правду, легко проследить где бы то ни было. Большинство людей России относятся к государственно-имперски-созидательно настроенному… большинству. Меньшинство же, как раз и выражает своими словами то, о чём написано выше: неприязнь к коллективистскому СССР, допустим, или неприязнь к кооперативным формам хозяйствования, чётко поясняя, что они сами с усами и сами предпочитают решать, что и как, а покушение на их «свободы» в этом плане не есть хорошо, как они думают, и для Руси тоже. Поэтому частная собственность получше будет, чем какая-нибудь там государственная или кооперативная. Такая вот закавыка.

С точки зрения геополитики, каждая страна самостоятельно, в результате проб и ошибок, выбирает способы существования в мире и мiре. В том числе и через ФОРМЫ хозяйствования внутри себя. В том числе и через ФОРМЫ управления государством. Имхо, для Руси идеальным является жёсткая вертикаль управления, с единоначалием на самом верху – такая вертикаль выстраивается обычно как бы «сама собой». Только такая вертикаль управления и позволяет Руси быть на мировой арене тем игроком, с которым можно и нужно считаться. Другие формы, судя по историческому опыту, не подходят (и это мягко сказано).

Пример Руси не есть пример для всех, как и пример США не есть пример для всех. Нужно смотреть в суть: для Руси оптимальным является то-то, такие-то формы. Другие государства могут предполагать, что им угодно в этом плане, ради Бога.

Критика критиканствующих в плане вышеописанного (сколько государству, сколько кооперативам, сколько частникам) мною отвергалась и отвергается, даже несмотря на миллионы возражений совершенно разумного, но частного характера. Эта критика – мелочи, сопутствующие поискам той самой любимой нами, русскими, справедливости. По сути же, государственность Руси есть главное, перед которой все другие проблемы отступают. Да и будут всегда отступать, потому что именно большинство людей Руси выражает ДУХ РУСИ.

Так всегда было, есть и будет.

Добавить комментарий