Критика авторитетов

Лично я клал на всех авторитетов, как отдельно, так и оптом. И дело тут не в том, что я такой смелый, безбашенный или просто дурак, а в простой логике.

Судите сами: класть на умершего авторитета – легче лёгкого. Чем дальше по времени проходит его смерть от моего рождения, чем легче процесс кластьбы.

Класть на живущего авторитета, как кажется, гораздо труднее, но это зависит от нескольких факторов: первый из них – как далеко авторитет находится от тебя лично по цепочке твоих связей (родственных, деловых, государственно-правовых и т. д.), а второй: что ты собой представляешь в натуре. Другими словами, чем дальше ты от авторитета по всем видам связи, тем легче тебе на него класть (он даже не подозревает о твоём существовании, а уж тем более о том, что ты на него кладёшь). А как быть дальше? Да быть никем и чтобы звать тебя было никак. Тогда процесс клажения на кого угодно приобретает искомую изящность и завершённость. Когда никто с никаким именем кладёт на любого авторитета, то последнему от этого ни холодно, ни жарко. А удовольствие у никакого никто ЕСТЬ.

Тем, собственно, и живём. Клянём того, кто о нас даже не догадывается, не щадим тех, кто он нас далече и о нас не знает ни слухом, ни духом. Гут, что говорить.

Совершенно другая ситуация возникает при НАЛИЧИИ хоть какой-нибудь связи с лицом, на которого собираешься покласть. Просыпается мелкий грызун страха, поскольку покушение на авторитет, да ещё и от того, кого можно запросто вычислить, это требует уже немного смелости и какой-нибудь логики, кроме просто неприятия авторитета или его слов/действий. Разумеется, ситуации бывают разные, и иногда эта мелкая связь между тобой и авторитетом настолько мелка, что может быть отнесена к статистической погрешности (ну, что тебя могут вычислить и за поклажу наказать), да, всё бывает. Но всё же. Но всё же. Возникновение страха/смелости находится в ЭТОЙ точке, в наличии/осознании этой самой связи: между тобой и им/ей, авторитетом.

Ещё более опасная ситуация: это когда подчинённый собирается класть на начальника. Это не приветствует никем, включая толпу вокруг, которая опосредованно пострадает, ибо пострадавший (на кого положили-то) будет думать об окружении кладущего и у него обязательно возникнут подозрения. Ну а там, где подозрения, там жди ответки. Поэтому подчинённого, собирающего класть на начальника, будут сначала мягко отговаривать, если же это безсмысленно, то толпа (окружение) может и сама предпринять меры по предотвращению поклажи на начальника. Но ситуация может измениться, если толпа решит, что собирающийся класть на начальника – прав по сути. И может поддержать его. В таком случае я не завидую начальнику: на него ополчается КОЛЛЕКТИВ, а кладущий – всего лишь заводила. А с коллективом, что при заводиле, что – без него, очень трудно воевать и его учить. Он сам кого хошь научит.

Самая опасная ситуация (это и так все знают) – это семейная. Банальное столкновение младших со старшими (детей с родителями) – это попытка младших положить на старших. Карается обычно незамедлительно, ибо авторитет папы/мамы требует постоянного ухода, а самый лёгкий и незамутнённый способ – пресекать попытки класть. В семьях же бывают и весьма распространённые на эту тему шуточки: это когда средние кладут на младших, а сами над ними подсмеиваются, с молчаливого, допустим, одобрения старших. Это, конечно, уродство, но в мягкой форме – весьма распространено ВЕЗДЕ.

Есть институты, где проблема с клажением почти решена: это военные структуры. Ну там всё ясно, невыполнение приказа в военное время карается смертью, в невоенное – отчислением из армейской структуры с невозможностью затем делать карьеру. В армиях не побалуешь себя клажением, даже несмотря на то, что не всегда командир или вышестоящие командиры являются авторитетами, просто такова фактура, они есть «авторитеты» по должности. Что не слаще, как говорится.

Если суммировать изложенное выше и применить ко мне, то выходит, что не нахожусь в армии или подобных структурах, не работаю ни в какой иерархии подчинения, даже от собственного государства и его структур я нахожусь далековато, за границей. В семье тоже всё хорошо, потому что я достиг того возраста, когда я сам всем авторитет или «авторитет», поэтому мне вовсе не нужно класть на младших (а то, что они могут сами на меня положить – да, это есть, это проблема). Поэтому я могу класть на всех. Оптом. И мне за это ничего не будет. А, если попробуют, то очень скоро убедятся, что наказать меня за процесс клажения по деньгам и усилиям будет стоить оскорблённому гораздо больше, чем полученный (???) или планируемый к получению процесс отмщения или воспитания. Всё продумано, как говорится.

Клажение на авторитета или авторитетов бывает двух видов: первый вид – молчаливый, когда кладёшь себе в уме на кого-то и кладёшь, второй вид – революционный, когда находишь в себе смелость и кладёшь открыто, допустим, что-то декларируя публично. Первый вид, конечно, гораздо распространённее среди людей в силу его удобства: читать мысли других людей ещё не научились, а вот второй вид, хотя и доступен каждому, в силу трусости подавляющего количества людей перед самой мыслью КЛАЖЕНИЯ на авторитет, да ещё и публично, не пользуется таким «успехом», как вид первый. Многие люди даже не доходят до осознания возможности положить на авторитет МЫСЛЕННО, останавливаясь буквально в полушаге от умственной смелости, ну а поскольку мысли людей читать не научились, то всех их, молчаливо кладущих, удобно относить к виду первому, хотя тут не так всё просто…

Класть на авторитета публично мало того, что требует смелости, это требует ещё и расчёта. На то, что будет или может быть дальше. Если силы прогностики не хватает и берущийся класть на авторитета не видит далее двух шагов вперёд, то он считается мудаком в общем мнении общества. Ну или хулиганом. Который осмеливается класть из каких-то своих, не очень понятных, побуждений, и для многих его побуждения являются глупостью несусветной, выбивающейся из оценочного суждения о «нормальности». Есть редкие исключения из сонма кладущих: они просчитывают свои шаги по поводу грядущего возложения поклажи на авторитета таким образом, чтобы выгадать уже себе больше авторитета. Как говорится, авторитета авторитетом побивают, отнимая у авторитета его авторитетность и присваивая её себе. Это один из самых мерзких видов клажения: с умыслом, рассчитанным на поднятие своего авторитета за счёт низложения авторитета другого.

Разобраться, кстати, когда присутствует расчёт, а когда – неспособность соображать, достаточно трудно. Иногда выходит так, что спустя годы после клажения становится ясен первоначальный замысел кладущего или возложившего. А иногда процесс поклажи рассыпается в небесях. И никто не страдает, потому что – суета, блин, безтолковая.

В моём нетерпении выразить, наконец, основную мысль текущей статьи, я, наконец, подобрался к этому. Дело в том, что если бы люди всей Земли спокойно и постоянно клали бы на авторитетов, то многих проблем удавалось бы избежать. Подавление авторитетов – ведь дело полезное, даже если авторитет умён, рассудителен и ничто не предвещает того, что на него можно спокойно возложить. Важен сам принцип: возможность класть на любой авторитет. Всегда, по любому поводу. Важно также выработать в общественном сознании, что класть на авторитетов всегда и во всём не есть разрушение общества, а наоборот – его мягчайшее цементирование. На другом уровне, разумеется. Не на уровне иерархии подчинения авторитетам, а на уровне равности всех по человеческому достоинству. Равный на равного всегда положить может (этому свидетели – миллионы), но попробуй-ка сделать это в рамках любой ИЕРАРХИИ?! Другими словами, в разрушении любой иерархии важнейшим элементом является смелость кладущих на авторитеты. Кстати, это не означает разрушение управления, если кто не понял. Потому что управление авторитетами, на которых НЕ КЛАДУТ не по трусости, а по ОСОЗНАНИЮ того, что незачем – на порядок выше управления авторитетами дутыми.

Я вот, допустим, не могу класть на товарища Сталина. Пусть мне за это и ничего не будет, ибо Сталин умер до моего ещё рождения. «Не могу» в данном случае обозначает, что мне незачем класть на авторитет этого великого человека, а также то, что я с ним согласен по существу. Класть я могу лишь на тех, с кем я не согласен, или кого презираю. Ну или ещё как.

Складывается иногда впечатление, что в СССР, особенно в последнее время, было очень много КЛАДУЩИХ на авторитет власти, оперсонизированной старцами из Политбюро. Заодно и на других, по иерархии ниже. И так по всей лестнице. Заболевание «клажением» приняло даже характер эпидемии какой-то. Ну а Горби… он лишь был катализатором, мелким и нудным. К тому же и трус ещё.

Я лично не вижу ничего дурного в том, чтобы постоянно класть на авторитеты, сначала мысленно, а потому и публично. Это помогает мышлению, где максима из варламовской нетленки: «не верь, не бойся, не проси» является лишь первой частью мысленного переворота, ведущего к свободе.

Добавить комментарий