Медитационная практика человеков

Хотят ли некоторые запретить людям медитировать (размышлять в тишине, или не размышлять, а просто сидеть и всматриваться в далёкие дали, или не всматриваться, а, подавляя «работу» разум, вслушиваться во внутреннего себя) или не хотят – это неважно, потому что некоторые люди, как медитировали, так и будут медитировать. Им всякие запрещающие – вовсе НЕ указ.

Медитация – один из видов «деятельности» человека, который тотально бездеятелен т. с., а заключается лишь в том, чтобы не только ничего не делать, но и осознанно это не делать ещё и собственным разумом. Таким образом, медитацию можно охарактеризовать ещё и так: это сознательное погружение самого себя в ничегонеделание телом и разумом.

С точки зрения деятельной жизни человеков – подобная «конструкция», напяливаемая на себя – есть полнейший и лютый бред. И так считающих вовсе не смущает тот «факт», что люди-человеки почему-то спят каждый день: совмещая т. с. полное ничегонеделание и отключку разума, типа, сон – это сон, и к сознательной отключке разума сон, разумеется, не относится. Ну, идиоты, что с них возьмёшь!

Поэтому продолжим: если сон есть настоятельная потребность организма ОТКЛЮЧИТЬСЯ от бренности бытия и предоставить самому себе ОТДОХНОВЕНИЕ телом и разумом, то почему бы не предоставлять точно такое же отдохновение самому себе и в бодрствующем состоянии? Ну, к примеру, для того, чтобы сосредоточиться на решение каких-нибудь проблем? Или наоборот: чтобы «освободить» свой мозг от какой-нибудь назойливой «проблемы»? Да мало ли для чего, в конце концов! Человек – не робот-автомат, он живёт циклично: деятельность-отдых, деятельность-отдых… И отдых может быть и среди бела дня, что называется, хотя бы на пару минут.

Медитационная практика, в самом грубом приближении, может делиться на две части: в первой работа разума не «глушится» человеком (он не считает необходимым это делать), во второй – «глушится». В первой – суть медитации сводится, и очень скоро, к заезженности старой пластинки, повторяя и повторяя базовые речитативы (разум не очень способен выпрыгивать сам из себя, предоставляя новые решение БЕЗ подпитки новыми же идеями, а это – подпитка – означает возврат человека от медитации к деятельному состоянию). Во второй – ситуация совершенно другая: человек «глушит» разум, чтобы прислушаться к внутреннему себе. Разум в данном случае лишь мешает своей обычной суетливой суетой.

Резонно задать вопрос: а что такого интересного, практичного, своевременного можно извлечь из «прислушиваний» к самому себе, да ещё и отключив или постаравшись отключить свой разум? Да, собственно говоря, ничего особенно интересного, тем более практичного, и уж никак не своевременного – не происходит. А тогда зачем оно нужно? Всё верно: тот, кто не чувствует в себе необходимости попробовать «вслушаться» в себя, тому это и не надо.
Но многие люди почему-то чувствуют, что эта вялотекущая (или фонтаном брызжущая) жизнь на планете Земля – не есть овсем полная ЦЕЛЬНОСТЬ БЫТИЯ. Другими словами, что жизнь человека не укладывается в прокрустово ложе чисто земляной круговерти, что есть ещё что-то ИНОЕ, где-то там, где-то вовне, и это что-то – ТАИНСТВЕННО до жути.

Я тоже отношусь к таким людям. Мне всегда было понятно, с самого детства ещё, что лично я в этом мiре – что-то вроде ЧУЖАКА. Или НАБЛЮДАТЕЛЯ. Или ШПИЁНА. В общем, не совсем от мiра сего, некоторыми своими ощущениями. Поэтому-то мне было интересно узнать, что же это за чувство такое некомфортное иногда возникало? Откуда оно бралось и берётся? Почему вообще так?

И каково же было моё удивление, когда, переводя книгу Элиа Казана «Сделка» в начале 90-х гг, я встретил описание автора, пришедшего в 45-м с войны домой, в Нью-Йорк. Автор описывал себя, как ШПИЁНА, который ходит по улицам, полным народу, но НЕ ощущает себя такими же, как они. Резкое такое, горькое чувство. Совершенно непонятное, учитывая, что тремя годами ранее автор отправился из этого же Нью-Йорка на войну, считая себя нормальным таким патриотом и антифашистом.

Так вот это самое чувство, если хочется, конечно, можно и ИССЛЕДОВАТЬ на предмет того, а откуда оно взялось.

Можно почитать тех, кто пишет о возникновении такого чувства: их много, толкователей. Неминуемо встретишь и такие описания, которые будут казаться очень дикими. Но ведь неспроста это откуда-то берётся?!

Вот я и говорю, способов узнать, а что это за чувство такое неземное – видимо, никаких и нет, кроме одного: попробовать послушать себя самого в тишине безразумья/бездумья. Вдруг, да и получится!

Добавить комментарий