Нераскрытые тайны

Был такой киножурнал в СССР «Хочу всё знать!», для детишек, 10-минутный научпоп с прицелом на развитие мышления и лёгкие касания неизведанного, мол, детвора, вот подрастёте, а вам уже ВОПРОСЫ НЕКОТОРЫЕ ЗАДАНЫ (есть чему жизнь посвящать).

Жалко, что такого, хотя бы в виде рекламы, сейчас нет (может и есть, но я не знаю, не встречал). Это ещё одна штука, которую бы неплохо «возродить» в современности, имхо. Но я прекрасно понимаю, что это раньше были кинотеатры с обязаловкой просмотров перед фильмом каких-нибудь пропагандистских новостей, или вот для ребятни – ХВЗ т. с. Обязаловки нынче нет, есть интерес. Обычно коммерческий. Которому нужно подстёгивать продажи, а не растущее любопытство подрастающего поколения на тайны и их разгадку.

Нынешнее молодое поколение обитает скорее в интернетах, в соцсетях, нежели где-то ещё (если брать совокупно «свободное» человеческое время), и как-то вот так сложилось, что полунасильное раскручивание (не совсем кристально педагогически) здорового растущего интереса к тайнам бытия, а не к секретикам шаблонов, растиражированных под «тайны», перестало считаться нормой. Наверно, в СССР это тоже не было нормой, а одним из многих направлений неустанной заботы партии и правительства всё же втиснуть в молодое поколение некоторые мечты. Да, с применением определённого принуждения. Как и многое другое.

Но проблема осталась. В смысле, тайны бытия никуда не делись. Это фон поменялся, политический строй, общая атмосфера и т. д. Внимание привлечено больше к этим вопросам, которые, спору нет, очень важны для людей, для их понимания – кто они есть. А вот сокровенные тайны – увы, перешли на задворки.

К таковым тайнам я отношу, в общем-то, самые обыденные вещи: к примеру, откуда берётся электричество. Или, покруче на порядок – вот пирамида, ведь она не зря напоминает перевернутую воронку – но что именно «течёт» по ней ВВЕРХ, если «течёт»? Мы ведь все прекрасно понимаем, что в пирамиде есть какая-то тайна (а то и несколько). Или ещё круче, философствование – это всё же наукообразие или голимое метафизическое прочувствование/откровение?

Тайн для нас, человеков – необозримое множество, практически существует (находится в наличие) и безконечность тайн, и она и составляет наш общий материальный/нематериальный мiр. Куда ни копни, вот во что ни вдумайся: сидит неприхотливая тайнушка на плечах мощной такой тайны и всё это тайниной какой-нибудь погоняет.

Мы же, люди, вместо того, чтобы попробовать вглядеться в эти тайны, и да, попробовать их раскрыть (любопытно же!), занимаемся по большей части – тривиальной суетой по меркованию того, что мы, люди, сами создали себе в виде условностей, якобы помогающих нам обще жить. Слава Богу, что нынче тренд такой, что многие вещи перейдут скоро из вопросов надрывного их создания и использования, в разряд создания их и использования, как само собой разумеющегося, оставляя тем самым нам, людям, голову «открытой всем ветрам».

Многие вопросы «прокачиваются» столь сильно, что переходят в разряд шаблонных знаний, как таблица умножения. Некоторые вопросы перешли из былых тайн в вялую обыденность. Это есть гут, потому что дальше будет в этом плане ещё «хуже»: а именно, что мы будем постепенно подбираться к тем тайнам, которые имеют таинственность на порядок, а то и несколько порядков круче, нежели все тайны прошлого оптом взятые.

Можно не замечать этих тенденций, проходить мимо, поскольку они настолько неявны, настолько зыбки, что не хочется даже вглядываться в этот туман. А можно оборотить на них пристальное внимание, отсекая от себя усилием воли… всю скорбность и бренность бытия.

Вот, к примеру, набившая оскомину «истина» о том, что человек – существо общественное. А какая этому подоплёка, если теория эта верна? Ну вот почему человек – существо общественное, а не необщественное? Может это просто аксиома, которую придумали люди для удобства обозначения и проекции себя в экзистенциальную безысходность? Или это просто отсутствие наблюдательности другого края: нет более одинокого человека, чем чел умирающий и осознающий это? Ну и какая тут аксиоматичность от «существа общественного»? Ведь нет её. И может быть не так всё просто с «общественной сущностью»? А как тогда?

Вопросов, подобных вышеуказанному – вагон и присовокупленная тележка. Но пока не до них, честно говоря. Все эти вопросы лукавы и непрактичны, не требуют от человека ничего в плане размышлений над ними полезного. Но, пробуя двигаться внутрь любой «полезности», можно обнаружить много сюрпризов – и изысканнейших их образцов. Я вот ещё в детстве много размышлял о том, а что есть полезность, про которую все уши мне взрослые прожужжали, блин? И уже тогда понял, что полезность – это обозначение-фикция, скрывающая под собой обыкновенную манипуляцию сознанием. Ну или попытку.

Нет поэтому никакой ни полезности, ни безполезности – есть лишь обозначение направления. И это при том, что самих направлений столь много, что они сливаются в безконечность. Я поэтому и привёл такой пример, чтобы очевидно показать, что стоит, чего стоит просто задуматься о самых простых вещах, в которых видишь, спустя энное время, сплошь обозначения. Ну понятно ведь, что язык, весь, совокупно, это – всего лишь сеть направлений. Указивок. Кривобоких и худородных. Как мы со всем этим при всём при том ещё и справляемся – отдельный философский вопрос.

«Манера» человека представлять себе мерой всех вещей, с подачи одного древнегреческого метафориста, играла долгое время свою интересную роль. Но сейчас это уже не «катит», поскольку мерности в человеке маловато будет: особенно в психике, коя вообще за гранью понимания. И это все понимают, располагая человека постепенно в ту нишу, которую он и должен занимать: переходную ступень. Не первую, не самую неразвитую, не самую неудачную, и впереди ступеней ещё много разных и любопытных, где, в том числе, сама мерность может претерпеть метаморфозы – но всё же.

Меняется и отношение к мiру, как к обиталищу. Приходит ощущение, что не так всё просто, как может показаться. Молодое поколение, избавленное от части закоснелых понятий, берёт многое гораздо более обще, чем можно было ранее представить: к примеру, экосистему, как цельность, а то и всю систему, как эко. И это новое «понимание» сродни испытываемой иногда любым человеком простой тоске по совершенству. Оно вроде есть, и его вроде как и нет. А что тогда есть, как система и экосистема? Ответов много, все они тянутся пока из отростков материализма-кретинизма. Есть лишь ощущение.

Уже понятно, что энергии для человека не просто много, а СЛИШКОМ МНОГО. С огромнейшим избытком по всем параметрам. Но она, эта гипотетическая энергия неизвестного пока склада, вовсе не та, что механически/химически/физически ныне перерабатывается в другой вид энергии, которая и потребляется. А какая она? Солнечная? Эфирная? Электрически обитающая в пространстве, откуда мы его не можем просто взять? Или ещё какая-то другая, допустим, МЫСЛЕННАЯ? Ведь мысль – это тоже энергия, да ещё какая?

Так и приходим мы к мысли о том, что всё существующее и есть… МЫСЛЬ.

Добавить комментарий