Основная проблема демократии

Лично я отделяю народовластие от демократии. И вот почему.

Дело в том, что у демократии есть несколько проблем, которые не позволяют использовать её потенциал в полную силу.

Проблема первая состоит в том, что прямые выборы высших руководителей всеми избирателями – есть профанация. Это понимает большинство людей, подавляющее причём. Но, поскольку люди в общем и целом скорее оптимистичны, чем задавлены пессимизмами, то они всё же надеются…

Проблема вторая – изящно скрыта от повседневности. Дело в том, что привести в действие даже те инструменты демократии, которые как бы есть, требуется наличие властных полномочий, ресурсов, финансовых и прочих. Т. е. должны быть просто люди, которые раз за разом и включают эти инструменты.

Проблема третья – она подаётся как прямое действие демократии, это шествия, митинги, протесты и прочее собирание людей в толпы. Со стороны все подобные мероприятия напоминают вставление той или иной величины болта или лома в налаженный государственный механизм. Который может либо не обратить внимания на болтик, либо – сломаться от лома.

Все три вышеперечисленные проблемы перечислены в порядке убывания их значимости на государственный порядок, в котором подразумевается наличие справедливости. То, что эти проблемы демократии существуют, их осознают – общеизвестно. Но то, что с ними вовсе не борются, представляя их законченными в совершенстве – известно менее.

У народовластия, которое отличается от демократии тем, что в нём не существует никаких прямых выборов на высшие посты руководства, есть только одна проблема: в списке она стоит у меня под номером ДВА. Первая и третья отсутствуют. Первая – по факту, третья – потому что в народовластии нет нужды выражать своё «фи» высшему или иному руководству радикальными способами воздействия организованных толп (неорганизованных толп не бывает на свете).

Ещё раз: в народовластии нет прямых выборов, минующих стадии предварительных выборов выборщиков, из которых и выбираются затем по ступеням вверх все требуемые органы власти. Это – базовое отличие. Оно же корневое.

Но у народовластия есть проблема номер два: поддержка народовластия в текущем режиме. Не секрет, что подавляющее большинство людей не любит ни выбирать, ни быть выбранным для ведения деятельности руководителя любого уровня и звена. Во власти «любит» пребывать определённый тип людей. И этот тип людей характеризуется тем, что «получив» ту или иную власть (неважно как), он вовсе не склонен в будущем с ней расставаться. В данном случае выборность народовластия приходит в прямое противоречие и столкновение со склонностями таких людей. Если их не изберут, то они теряют власть. А им это НЕ нравится.

Точно такая же проблема стоит и перед демократией, но там её не обсуждают, ибо, по «факту», раз демократия является высшей возможной формой управления, но в ней есть некоторые недостатки, то с ними надо просто «смириться».

В народовластии эту проблему обсуждают и пробуют решать. Обсуждение обычно идёт очень окольными и витиеватыми путями, из которых достаточно сложно выявить чёткую и ясную суть. Я её уже назвал: это противоречие между психической склонностью части людей «брать» власть и её «сохранять» затем для себя и периодической выборностью всех и вся (с лишением некоторых страждущих власти этой самой власти). Противоречие это полностью исчезнет лишь тогда, когда на Земле не останется ни одного человека с вышеуказанной склонностью, однако управлять и управляться всё же как-то придётся – когда власть и всё, с ней связанное, станет НОШЕЙ, тяжёлой честью-обязанностью человека перед всем остальным обществом.

Я думаю, вы уже представили проблему, да? И понимаете, что такие люди будут всегда, они не исчезнут. Потому что вся человеческая история даёт нам примеры появления и появления таких людей как из «пробирки», несмотря на огромные усилия, вкладываемые в так называемое «воспитание» подрастающих поколений. Вопрос этот: почему одним людям нравится власть и быть во власти – относится ни к какой иной области, кроме как области психической деятельности человека. А психика по-прежнему является террой инкогнитой, в ней ничего нет ясного.

Обсуждение вопросов народовластия (глупцами, к примеру) обычно начинается и заканчивается одним: произнесением слова «надо» и «а вот пусть», где далее следуют обычные благие пожелания. Обсуждение же вопросов народовластия более «продвинутыми» пассажирами – вовсю избегает вопросов работы психики.

Единственная значимая сила современности, которая этот вопрос НЕ избегает – это КОБ (Концепция Общественной Безопасности). Товарищи чётко понимают, что психика человека – это всё, в том числе и вопросы проблемы номер два для народовластия. Но КОБ, имхо, ушла в раскрытии вопросов психики совершенно не туда, куда следует, и, к сожалению, продолжает двигаться всё в том же направлении. Базовой ошибкой является следующее: предположение КОБ, что человек, сознательно осознавший наличие в своей психике ряда черт и характеристик (предоставляемых КОБ на «блюдечке» объяснений, мол, есть следующие типы психик: от низших до высших), под воздействием непонятной никому и неизвестно как работающей совести (КОБ объясняет её действие как «прямой контакт» с Богом-Вседержителем), способен самостоятельно изменить свою психику (пойти по пути от низа до верха, приближая себя к высшему психическому, по КОБ, состоянию).

В связи с этим, проблема номер два народовластия того же, с помощью объяснений КОБ про психику, просто деградирует и даже уже высмеивается. Что есть плохо, неправильно, глупо, в конце концов.

Никакие другие общественно-значимые мыслищи современности эту тему не затрагивают, потому что эти самые мыслищи плотно осёдланы как раз теми людьми, кто любит власть и не собирается с ней расставаться (зачем им пилить сук, на котором они удобно примостились?).

Проблему номер два народовластия, а именно устранения базового противоречия между существованием людей, склонных любить власть и быть во власти, и механизмом ротации власти, лучше начать обсуждать именно в таком ключе: незамутнённом никакими иными умолчаниями. И начать обсуждать её именно теми, кто как раз НЕ любит власть и НЕ любит в ней пребывать – т. е. большинством. Подавляющим большинством.

Если подходить к этой проблеме, как Дон-Кихот – к мельнице, то проблема становится неразрешимой – поскольку люди-властолюбители почему-то появляются всегда, и их всегда меньшинство, и какой властный механизм ни придумай, они всё равно в этот механизм вольются тихой сапой и будут в дальнейшем бороться за то, чтобы в нём и остаться. Их целеустремлённость во власть очень сильно заметна на фоне «отказа идти во власть» оставшимся большинством. Именно поэтому формирование ЛЮБОЙ власти (как структуры) – это всегда творчество властолюбцев. И, как уже становится понятно, формирование и поддержание истинного народовластия, с чётким механизмом ротации и переизбраний – для таких людей, как кость в горле. Ну не будет собака наступать на свой хвост. Она будет ЮЛИТЬ.

Таким образом, выявлен первый ИНДИКАТОР проблемы номер два в народовластии: «устаканивание» властолюбцев в механизме власти и применение ими ЛЮБЫХ средств в ЛЮБЫХ случаях, чтобы помешать «тупому, неизвестно кем придуманному, механизму ступенчатых выборов» осуществить своё подлое дело – лишить властолюбцев власти. Этот индикатор очень ярок. Он светит всегда. Потому что тот человек, кто не готов при любой возможности отказаться от власти, тот человек и есть властолюбец. Пусть даже на самый малый процентик.

Обчество в этом плане не обманешь: всем всё прекрасно видно по действиям человека. Следовательно, нет ничего страшного в том, что властолюбец проникает во власть, если и так всем всё ясно, для чего, но у явления есть и вторая сторона: обчеству ясно так же и то, что будет делать этот человек, чтобы сохранить эту власть. В общем и целом. Всегда ясно.

И вот в этом вопросе: «что будет делать человек, чтобы сохранить свою власть», вот именно в нём очень важно разобраться. Потому что человек властолюбивый может сохранять свою власть и благими делами, когда люди его вновь и вновь избирают (не видят смысла менять шила на мыло просто потому, что такова буква «народовластия»), если ему во власти будут созданы такие условия, при которых именно благие дела и будут являться ПОДТВЕРЖДЕНИЕМ его властных полномочий от большинства.

По воспоминаниям некоторых людей, плотно работавших в своё время с товарищем Сталиным, тот не терпел ОБМАНЩИКОВ: человек, единожды солгавший Сталину, терял для него какую-либо значимость НАВСЕГДА. Такой интересный психический момент. Из него можно извлечь необходимый урок: благие дела, наверно, начинаются с отсутствия умолчаний, отсутствия хитрожопости всех видов, ну и отсутствия прямой лжи.

Может ли человек, проникший во власть, любящий власть и не собирающийся с ней расставаться, НЕ ЛГАТЬ? Ну, а почему нет-то? Конечно, может, если таков будет посыл от большинства. А посыл этот есть ВСЕГДА, между прочим. Большинству всегда претит ложь от власти, всегда претят умолчания от власти, про хитрожопость я уж вообще молчу, её просто презирают и ненавидят.

Властолюбители, выбирая между возможностью лишить себя власти ложью или умолчаниями, с удовольствием выберут дорогу прямоты и правды-матки, ежели прямота и правда будут гарантией их пребывания во власти. Правда, всегда будут отслеживать «ситуацию» и смотреть, а так ли уж силён посыл, а так ли уж сильна база правды, что её лучше всегда иметь в своём арсенале за ради сохранения власти.

Добавить комментарий