О приёмке

Мне, мне честно говоря, фиолетово, было ли на Руси «татаро-монгольское иго» или его не было, а также, убил ли Иван Грозный своего сына или это – сказка.

Дело в том, что я понимаю одно: что бы там ни было, остались лишь те «свидетельства», которые выражают ту или иную точку зрения (современников или ближайших к ним потомков), из которых и черпается основной свод так называемой «информации». Археологическим «находкам» я склонен не доверять ещё больше, потому что больной вопрос ориентации во времени (которое есть линейно) до сих пор не решён, несмотря на большое количество инструментов. Думаю, и не будет никогда решён… вплоть до появления машины времени, которая и расставит все точки над i.

Есть ещё одна смешная сторона хронологии, которую я всегда вспоминаю. Мой дед в 1941 служил на границе, в Литве. И для него война началась с вечера 21 июня, когда он бросился с отрядом своим за какой-то бандой диверсантов, нашёл её, уничтожил, с тем чтобы, вернувшись в часть, без отдыха сразу вступить в бой с уже перелезавшими через границу войсковыми соединениями. Он сам мне рассказывал об этом с усмешкой… Т. е. это относительно, потому что таких отрядов диверсантов по всей границе СССР было… ну, много скажем так. Я уж не говорю про окончание войны, которую у нас празднуют 9-го мая, а вот на нечистом Западе – 8-го. И здесь размыто. Кем? Почему? Господи, да какая разница, ещё часовые пояса вспомнить, разницу календарей и т. д. Да голову можно сломать, приводя это в порядок.

Мне жаль, что подобной ерундой занимается много, в общем-то, неглупых людей.

А вот что важнее, об этом почему-то умалчивается. Вернее, говорится, конечно, но так… негромко, как бы сквозь зубы, как бы признавая, что «да, именно так».

Важнее другое: НЕРАЗРЫВНОСТЬ истории отдельными, не соприкасающимися друг с другом ЧАСТЯМИ (народами, сообществами, государствами).

И в этой неразрывности истории ключевые точки – совершенно другие, нежели те, которыми оперирует хронология. К примеру, что как не неразрывность истории ответственна за так называемый «русский характер», который сложился и который мы воочию можем наблюдать всю свою жизнь?

Второй пример: точно такое вызревание того, что в разных культурах называется «мировоззрением» цивилизаций (или их внутренним ощущением) – как это определить? Откуда это пошлО? Почему оно так получилось?

Третий пример: почему одни народы (цивилизации, языки, культуры) пропадают, а другие остаются?

В общем, взяв за критерий (один из), допустим, неразрывность истории, можно многое «угадать» и без всяких хронологий (которые хрен проверишь!).

Нельзя сказать, что неразрывность истории не ощущается всеми историками: нет, некоторые на неё кладут с большим прибором, а некоторым она близка и понятна.

Не секрет, что многие люди из разных сообществ по-разному трактуют одно и то же (толкуют). Опять же – не секрет и то, что это не явление современности, точно так же было и раньше. И снова не секрет то, что именно столкновения мнений и толкований разных людей и групп людей и есть ИСТОРИЯ в самом её «грубом» смысле. Мысли вызывают поступки, поступки вызывают мысли… Всё идёт своим чередом, закольцовываются в мыслепоступкимыслепоступкимыслепоступки, которые образуют длинную свёрнутую нить (или канат, или трубу, кому как нравится).

И снова никакой из себя тайны не представляет то, что человечество, в том числе и отдельные группы его, развиваются по ТРЕНДАМ (вероятностям). Какая вероятность имеет под собой бОльшую значимость для бОльшего количества людей, та вероятность и становится затем трендом, который вырастает затем в реальную историю. Разве не так? Происходит всего лишь ОТСЕВ возможностей.

Поэтому, с моей точки зрения, история гораздо интереснее с точки зрения… реализованных возможностей и существовавших трендов. Здесь поле для исследований преогромнейшее.

К примеру, есть такое «поветрие», как общественно-экономические формации. Мол, они объективны, мол, они следуют одна за другой. Ну бред же сивой кобылы! Почему они объективны-то? Они удобны для «историков» своей простой, как газета «Гудок», схематичностью, а также тем, что на структуры «формаций» можно навешивать то, что удобно, и отсеивать (замалчивать) то, что выпадает из них.

А что если эти формации существуют ОДНОВРЕМЕННО, как вероятности, каждая из которых реализуется, как тренд, но не повсеместно, а так, где для этого почему-то проявляется воля большинства?

Тогда возникает совершенно другая история, совершенно другое течение истории, где общественно-экономическими формациями перестаёт даже пахнуть, потому что более глубокое значение начинает иметь ИНФОРМИРОВАННОСТЬ разных сообществ о ВОЗМОЖНОСТЯХ друг друга. И, если НЕТ такой информированности, то… и нет никаких формаций: сообщество варится, что называется, в своём собственном соку, и вырабатывает что-то по развитию лишь ИЗ СЕБЯ.

К примеру, я совершенно не понимаю общественно-экономическую формацию «рабовладельческий строй». Дело в том, что я понимаю другое: то, сколько человек должен в день кушать, чтобы он смог работать, а также способы выращивания урожая и/или его доставки в места сосредоточения «рабов». По степени учёта только лишь этого производства и перераспределения (добавим к этому и логистику) общество «рабовладельческое» должно иметь очень чёткую иерархическую структуру с нехилым математическим аппаратом тех служащих, которые это всё УЧИТЫВАЮТ (обсчитывают). Да задрипанный сарай построить без учёта материальных средств невозможно. А тут аж государство, раскинувшееся на сотни километров.

Гораздо вероятнее другое: сообщества тех обществ, которые считаются пребывавшими в так называемом «рабовладельческом» строе, каждое из них, управлялось ПО-РАЗНОМУ, в зависимости от обстановки, культурного уровня их членов, в зависимости от их ресурсов (вообще от массы чего). Более того, эти сообщества, вероятнее всего управлялись на 99,99999% ЛОКАЛЬНО, и лишь на минимум миниморум процентов где-то как-то территориально, может быть даже государственно.

Не зря так много сил было отдано на «создание» культов (религиозных). Только они были способны хоть как-то, хоть тонкой нитью ОБЪЕДИНИТЬ столь разные сообщества между собой. Сейчас уже можно сказать, что подобными вещами занимались умные люди древности, которые НЕ НАШЛИ других инструментов (долговременных), кроме этого. Вторым инструментом «объединения», да, могли послужить деньги. Которые, прежде чем они становились реальными инструментами, требовалось СТАНДАРТИЗИРОВАТЬ. А это легко сказать, но крайне нелегко сделать. Практически невозможно. И лишь под палкой, т. е. при СОЗДАНИИ трендов из существовавших возможностей. И лишь на протяжении поколений и поколений.

Вообще, создание условий для управления не менее важно, чем само по себе управление. Для этого имеет значение (подавляющее) создание информации и передача (обмен) информацией. Если информация не создаётся, то она и не передаётся. Если же информация создаётся, то она тоже БЕЗПЛОДНА без передачи её и обмена ей.

Поэтому мысль о когда-то более или менее ЕДИНОМ языке на огромных просторах – это предтеча того, что информация не только создавалась, но и передавалась (ею обменивались). Если предположить, что языков было много ВСЕГДА (разных), то распространение информации столкнулось бы с непреодолимыми препятствиями (перевод с языка на язык – штука серьёзная, тонкая и очень долгая).

Из этой же мысли логично вытекает и другое: о том, что на Земле были ИМПЕРИИ. По нашим меркам ПРЕОГРОМНЕЙШИЕ (по территориям). С единым языком, чем достигалось условное «единство» этих империй, и «условная» одинаковость общих для всех житейских, бытовых и прочих «правил».

Понятно, кстати, и как «строились» эти империи. Они вырастали (достаточно случайно, статистически) из тех мелких групп или сообществ, которые плодились и расползались во все стороны, «покоряя» новые для них земли. Этот процесс был длинным и достиг своего насыщения тогда, когда земли оказались достаточно «плотно» заселены примерно одинаковым народом с примерно одинаковым языком, т. е. когда количество «забрало» по себя всё возможное, и пришёл черёд КАЧЕСТВУ.

В общем, произошло то, что и происходит обычно при разрастании систем. Одна её часть или несколько – решали, что их «частичность» становится выше общей имперскости, и начинали ДЕЙСТВОВАТЬ. Как? Как получится и как сможется, насколько умно или глупо – зависело от управленцев. Некоторые стали создавать «проекты», и некоторые из них «выстрелили». Те, кто не создавал «проектов» (даже не подозревая о том, что их можно создавать!), оказались поглощены этими самыми «проектами» (рано или поздно).

Проектами, кстати, занимаются все кому ни лень. Постоянно. Таково свойство человеческой натуры – ТВОРИТЬ. И неразумно полагать, что раньше было как-то иначе. Да, творили может быть, не обладая какими-то знаниями, которыми обладаем сейчас, но творили же: ведь все знания, это в том числе и то, что раньше наши предки НАТВОРИЛИ. Так ведь?

Творения были неодинаковыми. Тут и разница в быте, в географии, территориях и даже численности народонаселения. Это понятно.

Поэтому сводить все творения рода человеческого к выхолощенной схеме смены общественно-экономических формаций, имхо, означает перестать «творить» своей собственной головой, и полностью положиться на «проект Маркса-Энгельса» (которые «натворили», да и ушли в мир иной), с последующим ПОГЛОЩЕНИЕМ себя в этом «проекте». Следует предполагать и совершенно иное (на всякий случай), чтобы «проект» тебя не скушал с потрошками.

Вышеописанный «исторический» подход к любому явлению, имеющему корни в прошлом, с моей точки зрения, гораздо более предпочтителен хотя бы для удовлетворения чисто эгоистической потребности ославить себя умного-разумного, и снабдить толикой умности своих собственных предков (предки других пущай сами о себе заботятся). Но этот же подход и нейтрален (не эгоистичен), потому что не выпячивает ничего на передний план, а всегда остаётся позицией НАД «историей» (а не внутри неё, вернее, в какой-то из схем).

Если попробовать как-то кратко охарактеризовать этот подход, то его можно назвать ГИБКИМ рассмотрением вероятностей, с вычленением существовавших ТРЕНДОВ, некоторые из которых и реализовались аж до сегодня. В рамках такого дискурса, некоторые моменты-затычки снимаются разом и навсегда, и потому что подход такого рода снижает внимание к деталям (детали – это «факты», а «факты» – это всего лишь толкования), и потому что рассматривается скорее течение процесса с турбулентностями, нежели турбулентности, составляющие сам процесс.

Логично рассматривать и творчество людей в качестве дошедших до нас «проектов» наших предков. Любопытно, но не очень важно, вычленение индивидуумов или групп, стоящих за «проектами», их тщательное обсасывание. Но крайне важно ВИДЕТЬ зарождения «проектов», их развитие, а также способы реализации кем и когда, ну и цели. Всё это и есть максимально «объективная» история, как процесс, а не всякие «исторические» благоглупости, типа кто когда кого завоевал и чем именно.

Добавить комментарий