Проблемы образования

Проблемы образования вызваны к жизни… самим образованием. И это – проблема философская, а вовсе не рациональная, как принято считать. А в философии принято глядеть в корень.

Есть несколько аспектов образования, о которых «не говорят, о них не учат в школе».

Первому аспекту трудно присвоить какое-либо название, поэтому я его просто опишу. Юному человечку практически невозможно выбрать, что именно ему следует изучать, в чём «образовываться», а что можно выбросить за ненадобностью, потому что за него это решают взрослые, создавшие определённый механизм образования: детский садик, школа, затем какая-нибудь профессиональная школа, затем – высшее учебное заведение, затем – послевысшее образование.

Юному человечку невозможно (до достижения определённого возраста, примерно 15-16 лет) выйти из того, что за него и для него (её и ей) УЖЕ придумали взрослые особи, умудрённые опытом. Оригинальности в сложившуюся ситуацию добавляет то, что всем детям ОБЯЗАТЕЛЬНО требуется получить школьное образование.

В этом аспекте странно всё: от утверждаемых сверху откуда-то «программ» обучения различным предметам (которые, в свою очередь, тоже «утверждены»), до объёма этих предметов и способов обучения. Юность лишена выбора. Вообще. Родился – будь добр к семи лет топай в школу. Закончи её. Дальше начинается более или менее свободный выбор между: опять же кем-то как-то утверждёнными «программами» в среде утверждённых форм обучения.

Да, понятно, почему юность лишена выбора. Она просто не знает, а какие вообще выборы перед ней есть (могли бы быть), поэтому вынужденно ориентируется на то, что есть в наличии.

Но проблема остаётся. И она нерешаема, увы.

Осознание этой проблемы добавляет пищу для размышлений в собеседованиях родителей и их детей.

Вторая проблема – политико-экономическая. Она – простая как веник. Управление государством управляет государством, а образование является частью управления. Поэтому, шаг – влево, медленно, но верно учитывается и корректируется, шаг – вправо, тоже медленно, но тоже учитывается и корректируется. Формы вообще неизменны, потому что сформировались не под людей, а под ГОСУДАРСТВА, не зря ведь подавляющее большинство учебных заведений находятся в руках государственного управления. Безплатность образования в социально-ориентированных структурах – есть, разумеется, благо для людей, но обратной стороной медали является ОКОСТЕНЕЛОСТЬ этих структур в плане эксперимента по выявлению большей ВОЛИ. Эксперименты, в общем, душатся на корню, да и не могут не удушиваться.

Третья проблема – нравственно-этическая. Никакое образование не учитывает людских склонностей к тому, что в мире называется «злом», хотя попытки по искоренению этого были, есть и будут. Нет и никаких образовательных экспериментов, чтобы разделять людей по двум базовым склонностям на как можно более ранней стадии роста юных. Их, людей разных склонностей, не разделяли никогда, не разделяют и нет никаких мыслей по такому разделению. Хотя всем прекрасно известно, в любом сообществе людей (в том числе и в образовательных) ВСЕГДА выявляются дурачки, клоуны, лидеры, хулиганы, неподчиненцы авторитетам, и сер-бур-малиновая масса (психология полна выявленными психотипами, говорящим ни о чём). Известно также, что есть склонные к жидовству, а есть – склонные к нежидовству. Но ничего для их разделения не делается. Потому что не «толерантно», или потому что жиды скапливаются в управлениях всех рангов?

Каша всех «варится» для всех одинаково. Результаты черпания затем и откушивания каши – разные для людей с разными склонностями.

Четвёртая проблема техническая. Образование застыло в формах прошлых веков и вовсе не собирается выходить из них, хотя потребность в этом начинает потихонечку вопить. Да, образование по сути не может быть ничем иным кроме как встреч учителей с учениками, где первые подают материал, а вторые – ему внимают. И жизнь такова, что невозможно учить тому, чего нет, а то, что есть – это УЖЕ прошедший опыт, поэтому учат лишь тому, что БЫЛО.

Настоящего нет, потому что оно безследно ускользает между прошлым и будущим. Нынешняя ситуация такова, что прошлое настолько ощутимо отличается от будущего в срезе настоящего, что учить по сути НЕЧЕМУ, ибо многое из этого отправляется в мусор. Устаревший и ненужный. Да, пока ещё большинство знаний, дающихся обучаемым, вовсе не мусор. Но его количество растёт даже не по векам, не по десятилетиям, а по – годам.

Технически – уже становится непонятно, а стоит ли некоторым предметам учить вообще, ведь неизвестно, что с ними будет ЗАВТРА. Может они все изойдут на мусор.

Эта проблема теоретически может как-нибудь решиться, но решаться НЕ БУДЕТ в силу инерции сложившихся форм и структур. Это важно понимать.

Пятая проблема – житейски-смачная. Её рассмотрение нужно предварить необходимыми рассуждениями. Дело в том, что изучение чего-либо возможно одним из двух способов: либо от общего к частному, либо от частностей к общему. Если «удачно» сочетать оба этих способа, то ничего хорошего в результате, как правило, не получается.

НО! Если приглядеться к «предметам» образования в школах и других учебных заведениях, то можно увидеть, что изучаемые так называемые «точные науки» относятся к подвиду от частностей к общему, а так называемые «гуманитарные науки» относятся к подвиду от общего к частностям, а учат «предметы» обеих видов – ВПЕРЕМЕЖКУ. Специально, чтобы мозг за разум у обучаемых заходил, и уже не выходил никогда.

Единственная область, где оба потока более или менее чётко разделяют, это послевысшее образование (аспирантуры и прочее), там почему-то уже становится «понятно», что нечего технарям опять впаривать гуманитарщину, а гуманитариев «кормить» всякого рода «точностями» и деталировкой. Любопытно, что те, кто начинает «работать» (отстранившись от любого образования в сферу практики), перестают изучать дисциплины «ненужного» направления по своей практической деятельности.

Проблема эта тоже нерешаемая, ибо невозможно предугадать, как склонности юных разовьются в дальнейшем, по какой стезе им будет удобнее «шагать», поэтому вынужденно им дают КАШУ-МАЛАШУ, сведённых воедино несоединимых абзацев. Но знать о ней нужно.

Ну и, наконец, проблема шестая последняя. Этот аспект образования менее всего выпукл, на него не только не обращают внимания, на него ещё и кладут с прибором, даже при малейшем к нему приближении.

Это аспект осознания. Ему не учат нигде. Никак. А всё, что человеком периодически ОСОЗНАЁТСЯ (даётся изнутри, как знание, неподтверждаемое никакими областями знаний, ни техническими, ни нетехническим «средствами») строгими учителями или нестрогими наставниками рекомендуется сразу «выбросить на помойку». В упомянутый мной выше МУСОР.

С осознанием есть одна проблема. Дело в том, что оно строго индивидуально, а поэтому невычленяемо из привычных логических схем (по причине отсутствия оных в осознанности) и не встраиваемо в привычные логические схемы (по причине равноудалённости от всех логик сразу). Мудозвонами всех мастей считается поэтому, что всяка осознанческая дурь человека – это чистой воды блажь, хотя и самих мудозвонов временами тревожат «внутренние голоса» или ощущения непонятной природы и качества. Они в этом только не признаются никогда, потому и имя им – мудозвоны.

Работе с собственным сознанием, по развитию своих «способностей» к осознанию, имхо, тоже следует учить. Единственная проблема: КАК ИМЕННО? Ответа нет ни у кого на свете, поскольку личное осознание, как я уже говорил, строго индивидуально, не поддаётся ни шаблонированию, ни моделированию, ни другим изыскам «наук». Есть только один способ, который практикуется «особистами» (теми, кто плевать хотел на общественное мнение), это – медитация. Когда человек прислушивается к «тишине» внутри, ну и извлекает что-то такое, что одному ему и полезно.

Как ни смешно это звучит (мол, что можно извлечь из «тишины» или «молчания» погружённого в самого себя человека), увы, это пока единственный метод, способ обучения, а также и само, собственно, и сама форма «обучения» осознанности. Несложная, недорогая, не требующая НИЧЕГО, кроме как «пойти на это».

Какое отношение имеет последняя проблема ко всей системе образования? Да, точно такое же, как и все остальные проблемы, которые не решаются и не могут быть решены в парадигме существующего мышления, государственных устройств, инерции и прочая, прочая. С моей точки зрения, лишь последняя проблема (вернее введение практики оной) и поможет решить все предыдущие проблемы (ну не решить, так хоть как-то откорректировать в лучшую или более удобную форму).

Добавить комментарий