Производство или потребление? Кто главнее?

Формулирую очевидный парадокс: «Повышение производительности труда ещё сильнее снизит платёжеспособность спроса, тем самым ещё больше ограничивая масштабы возможного сбыта производимой продукции».

В рамках монетарного подхода (или сохранения денежной массы и институтов эмиссии этой самой массы) этот парадокс не решаем, базару нет. Но в экономике есть разные подходы.

Давайте рассмотрим один из них. Он называется «безденежная экономика», в котором первым этапом будет целенаправленное снижение цен. Вторым этапом – обнуление цена на некоторые товары, а третьим этапом – уничтожение денег в принципе. Денег любых, что важно отметить.

Целенаправленным снижением цен сегодня никого не удивить. Допустим, сельское хозяйство в России (да и во многих странах мира) дотируется. Везде по-разному, от выплаты государством части процентного бремени на тружеников за кредиты (в России), до прямых выплат сельским хозяевам (в Европе). С одной стороны, назвать вышеописанное снижением цен вроде как нельзя (ибо цены не снижаются, забота о другом: чтобы сельхозпроизводитель не разорился подчистую), а с другой – в случае не дотирования сельского хозяйства, цены на продукты взлетели бы (ибо производителям нужно отбивать процентики за кредиты целиком).

А кто, собственно, сказал, что таким же образом нельзя вообще регулировать некоторые цены на некоторые продукты? Дотированием из государственного бюджета, с одновременным указанием производителям продавать свою продукцию по заранее оговорённым ценам. Не выше определённой планки. Разница (для получения прибыли производителей) будет покрываться госбюджетом. Что здесь невозможного-то?

Всё возможно, была бы политическая воля руководства сделать так. Но её пока нет. Или мозгов нет, что в данной ситуации одно и то же.

Можно ли, начав политику дотирования тех производителей, которые производят самую нужную продукцию (еду, допустим), проводить её планомерно и целенаправленно, СНИЖАЯ одновременно цены для конечного потребителя, и одновременно дотируя производителей БОЛЬШЕ? Конечно, можно. Рано или поздно дойдя до той точки, когда производители будут полностью покрывать свои расходы из госбюджета, а вот конечным потребителям – продукты будут доставаться БЕЗПЛАТНО вообще.

В чём здесь секрет? А в том, что постепенно в товарообороте будет требоваться всё меньше и меньше денег. Это будет очевидно, потому что цены на некоторые товары будут сначала снижаться, а затем они вообще исчезнут. Следовательно, эта сфера денежного обращения обнулится. В той части, где есть конечный потребитель. В той же части, где есть взаимоотношения между производителем и государством (госбюджетом), деньги останутся. Но производители представляют собой и потребителей тоже. Значит, если для них будет безплатно то, что они будут потреблять, следовательно, и их доход должен будет УМЕНЬШЕН (в виде дотаций от госбюджета). Логично ведь? Зачем им деньги на то, что будет перераспределяться безплатно? Не все деньги, конечно, а часть.

Уменьшится ли в этом случае (будет ли уменьшаться) сфера обращения денег? Да.

Будет ли выгодна нынешним производителям в таких условиях всё бОльшая и бОльшая автоматизация и роботизация процессов производства? Я имею в виду условия, при которых ПРИБЫЛЬНОСТЬ производств дотируется госбюджетом, а цены для конечных потребителей планово (из года в год) СНИЖАЮТСЯ? Да, будет выгодно. Потому что производитель будет заинтересован в СНИЖЕНИИ издержек на своё производство (не забудем, что прибыль ему гарантированно предоставляет в виде дотаций государство). Сам спрос при этом его волновать будет мало, потому что то, что дотируется государством (им покупается), это и есть ПОКУПАТЕЛЬ реальный. Государство взамен будет требовать лишь ОБЪЁМ производства, сам продукт. Следовательно, если производитель, при остающемся объёме производства, после автоматизации производства, снизит свои издержки, то он получит больше прибыли. Логично? Да, всё так и будет.

В этой связи читающие могут задать вопрос: автор говорит о госбюджете так, будто это какой-то неиссякаемый источник денег, а ведь всем известно, что госбюджет формируется из налогов, которые, в свою очередь, берутся из доходов, которые, в свою очередь формируются после того, как производители осуществляют продажи (с прибылью для себя). Другими словами, если снижать цены, то снизятся и налоги, следовательно, уменьшится госбюджет, следовательно, о каких тогда дотациях может идти речь? Госбюджета может банально НЕ ХВАТИТЬ на дальнейшие дотации… и всё, приплыли, всё вернётся на круги своя.

Для того, чтобы разобраться с этим вопросом, следует рассмотреть «снижение цен» для конечных потребителей на ограниченный спектр продуктов (первый этап) и дотации производителям этих самых продуктов. Для производителя всё равно, откуда получится для него прибыль: купит ли продукт у него государство (дотирует его), или купит продукт у него конечный потребитель. Но производителю не всё равно ПО ГАРАНТИЯМ. Конечный потребитель по заявленным ценам может купить продукт, а может и НЕ купить, ему не прикажешь. А вот государство купит по договору, по чёткой цене. Есть разница? Есть и большая. Производителю от государства ставится задача произвести какой-то заранее зафиксированный объём продукции, а государство гарантирует получение этим производителем определённой прибыли после продажи продукта государству. Будут в таких условиях (гарантированного сбыта с прибылью) работать производители? Ну а почему же не будут-то? Прибыль гарантирована, знай себе работай, да ещё и СНИЖАЙ ИЗДЕРЖКИ собственного производства (чтобы прибыль получить больше). Вот и всё.

А каково при этом конечному потребителю (просто людям)? Им снижение цен выгодно ли (имеется в виду первый этап снижения цен, когда снижаются цены на продукты питания прежде всего)? Ну а почему же не выгодно-то? Вчера за хлеб или молоко платил, допустим, Х рублей, а сегодня и целый год вперёд (гарантирует государство) буду платить Х – 10% или 0,9Х. Больше денег у потребителя останется на ДРУГИЕ НУЖДЫ? Больше. Потратит он их, вызывая повышенный спрос на эти самые другие продукты и услуги, которых ещё не коснулась десница снижения цен? Да. Вызовет ли это всплеск производства этих самых продуктов и услуг? Да, вызовет.

Вот и ответ, собственно, на наполняемость государственного бюджета. Парадоксально, но «факт», но СНИЖЕНИЕ цен на некоторые виды продуктов (пищи), вызовет ОТТОК существующей массы денег в те сферы, где пока ощущается их НЕДОСТАТОК. При этом следует иметь в виду, что денежную массу можно законодательно запретить к росту. Снижение цен в одном секторе товарооборота (продуктов питания) вызовет приток денег в те сектора производства товаров и услуг, которые недофинансированы, скажем так.

Возьмём, к примеру, разработку той же автоматизации и роботизации сельского хозяйства для сельхозпроизводителей. При условии, что государство гарантированно предоставляет им прибыль, будут ли вкладывать сельхозпроизводители эту самую прибыль в разработки, которые повысят им в перспективе производительность их труда? Да, с удовольствием причём. А что это означает на практике? А то, что производства по автоматизации и роботизации ОЖИВЯТСЯ, в них будет ощущаться нужда, к ним придут деньги. Плохо ли это? Нет, это есть гут.

Сравните теперь проблему: «Повышение производительности труда ещё сильнее снизит платежеспособность спроса, тем самым ещё больше ограничивая масштабы возможного сбыта производимой продукции», с решением проблемы через первый этап снижения цен, где повышение производительности труда не только НЕ снизится, а будет иметь перспективу УВЕЛИЧИВАТЬСЯ, потому что это будет выгодно производителям (гарантированный государством доход будет заставлять «бросать» излишки дохода производителей на УВЕЛИЧЕНИЕ производительности труда), так и конечным потребителям (им можно будет купить БОЛЬШЕ за меньшие деньги).

В решении этой задачи всем выгоден такой расклад: людям (конечным потребителям) удобнее и комфортнее платить меньше, производителям удобнее и комфортнее работать в условиях гарантированного сбыта всей массы ими произведённой продукции, при условии получения ими прибыли. Решается ли при этом проблема «лишних» людей? Да, решается, потому что у людей всегда будет возможность употребить свои силы и старания в областях, требующих ту или иную степень МЕХАНИЗАЦИИ, РОБОТИЗАЦИИ и АВТОМАТИЗАЦИИ, при этом следует заметить, что волнений по поводу пищи нашей бренной у этих людей будет МЕНЬШЕ, ибо запланированные снижения цен на продукты питания, а самое главное – осуществляемые – предоставляют людям возможность ПЛАНИРОВАТЬ их завтрашний день с бОльшей уверенностью.

Вопрос же о том, с чего именно начинать плановое снижение цен с выходом на обнуление – не так уж и важен. Можно начинать со снижения ЖКХ, с выходом на ноль. Можно – со средств связи, услуги мобильной связи и/или интернета, можно – с общественного транспорта. Можно со всех сразу. Это вопрос ТАКТИКИ.

Главное при этом увидеть чёткую взаимосвязь, что снижения цен (плановые, регулярные, растянутые на ГОДЫ ВПЕРЁД, с выходом на обнуление цен, на безплатность для конечного потребителя) одновременно начинают «работать» на обнуление тенденций увеличения количество «лишних» людей, потому что вызывают ВСПЛЕСК спроса на труд в других областях: прежде всего в тех самых, которые вызывают самые серьёзные опасения – В АВТОМАТИЗАЦИИ И РОБОТИЗАЦИИ ПРОИЗВОДСТВА продуктов.

Тем товарищам-читателям, у которых в головах никак не укладывается расклад по деньгам в масштабах государства, советую провести простой опыт: возьмите свою текущую зарплату (или доход иной) и наложите её на то, допустим, что цены на основные продукты питания (хлеб, молоко, масло, соль, сахар, мука, крупы, овощи и фрукты, сыры и колбасы) в течение 10 лет будут снижаться на 10% в год. При этом ваша зарплата сохранится в неизменном виде (или доход). Ощутите вы положительные изменения? Позволят ли вам «сэкономленные» на еде деньги употребить их на другие продукты и услуги? И, если да, позволят, то как вы думаете, будет ли способствовать ваш увеличенный спрос на эти товары и услуги РОСТУ производительности труда производителей этих самых товаров и услуг? И есть ли это положительный фактор, в том числе.

Думаю, вывод ясен. Остаются лишь смутные сомнения на тему о том, что да, вот в одном месте (на определённый спектр товаров) можно регулировать цены, можно их даже обнулить, но вот что с остальными товарами и услугами? Не будет ли НА НИХ цена расти, если оттянуть финансовый поток от тех продуктов, цена на которые снижается?

Вероятно, так и будет: ибо там, где повышенный спрос, там обычно и рост цены. Но здесь надо обратить внимание на ЗАПАЗДЫВАНИЕ: сначала будет происходить снижение цены на, допустим, продукты питания, и лишь ЗАТЕМ (возможно) будет рост цен на другие товары и услуги. Почему я говорю «возможно»? Да потому что никто не отменял планирование государства по этим самым «другим» товарам и услугам – они тоже могут войти в сферу дотирования и цены на другие товары и услуги ТОЖЕ могут сначала «застыть», а затем «пойти вниз». Не так уж у нас, людей, много товаров и услуг, которые ТАК УЖ СЛОЖНО ОБСЧИТАТЬ и подровнять.

Другими словами, политика снижения цен, в УМЕЛЫХ РУКАХ ВЛАСТИ, может стать ОТЛИЧНЫМ инструментом ПЕРЕНАПРАВЛЕНИЯ существующих денежных потоков в те области, которые ныне недофинансированы. В частности, на инфраструктуру. А уже если задать людям некоторые кооперационные моменты (организации их труда в кооперативах и артелях), поддержать их государственно, то проблемы инфраструктуры могут решиться ОЧЕНЬ БЫСТРО, лет за 10 точно.

Поэтому-то, проблемы с увеличением эффективности любого производства, которое якобы приводит к платёжеспособности спроса – НЕТ никакой. Есть проблема мозгов. Как управленческих, так и вообще. Или неумения таким образом управлять, при котором становится выгодна как можно бОльшая автоматизация и роботизация.

Некоторые ключевые, основополагающие моменты я указал в данной статье.

Добавить комментарий