Происхождение истории

История есть описание прошлого. История есть толкование прошлого. История есть полузабытое прошлое. История есть неизвлекаемое прошлое. История есть разнообразное прошлое. Истории, как таковой, вообще-то нет – живы лишь наши о ней представления.

Помню в школе история была моим вторым любимым предметом (после географии). Ну это понятно, мелкий я только-только ведь вышел из возраста сказок, которые вошли красной строкой в неокрепший мозг, а тут на тебе: целая россыпь ещё более невиданных историй. Ну и сюжеты, конечно, были поосновательнее, посолиднее, некоторые приходилось даже заучивать.

К юности от истории остались рожки да ножки, потому что изучали ну совсем недавнюю историю, а о ней уже могли рассказать родители, а особенно дедушки с бабушками (что они по просьбам моим зачастую и делали) и некоторые моменты могли объяснить просто на пальцах.

Затем начался бардак, и вся история начала МЕНЯТЬСЯ (в представлениях, конечно). Появились несколько точек зрения, до дюжины одновременно, на одно и то же. Это касалось сначала вот только что происшедших событий, а затем, плавненько так, общий тренд перекочевал и на старинную старину. Это сейчас мы к этому привыкли, а когда-то это были просто удары кувалд – будто из тебя выбивали всю дурь!

Сейчас ситуация устаканилась до общего комфорта. На любой вкус, на любой взгляд, на любой аспект – рынок представлений предоставляет любой продукт: знай хавай, что нравится. Свобода. Глупые люди при этом страшно обижаются: трактовка истории от какого-нибудь осла вызывает у них несварение желудка и желание выражаться матерно. Умные люди тоже недалеко от глупых уходят: их крутит изнутри, будто внутри появился бес со сковородкой – и ну поджаривать мозг!

Нет, я понимаю, конечно, что лучше жить и думать ПРЯМОЛИНЕЙНО, как велят. Если и есть отступления вправо-влево, но они ранжированы, и о ранжировке досконально все знают. А тут – свобода. Хочу тудой пойду, хочу – сюдой. И везде может быть интересно. Но головная и зубная боль всё равно остаётся от периодического вжикания, нет-нет, да и – напильником тебе по резцам!

Поэтому-то, уже давно, лет двадцать как, я принял решение не принимать историю всерьёз. Вообще. А последним «гвоздём» послужила одна тонкая книжица одной молодой историцессы (историка в женском роде) лет 15 назад. Она раскрывала сущностную понятийность некоторых верований в родах древних славян какого-то там междуречья – крышу сносило моментально и надолго. Я даже хранил её какое-то время, поскольку сразу понял, лет через 100 это будет предрагоценнейшая из реликвий. Но потом, конечно, выбросил, потому что такой макулатурой забиты все жидовские схроны. Они ж тоже не дураки, секут сразу, в чём цимес.

Сейчас я вольготно раскинул мозги по всем весям, жижа моя не трепещется даже на совершенно уникальные штучки-дрючки, которые со всех сторон мне предлагается возжевать. История стала мне по барабану: я спокойно, как удав, воспринимаю все эти яти и пети, люли и дроли, как данность, а фантомные боли мозга, по которому бьют кувалдой, ушли в прошлое. Излечился, блин.

В каком-то роде я стал сам себе историей, а, если добавить семью и друзей, то эта история в историях потенциально может стать даже хитом: хоть литературным, хоть другим высоко- или низкохудожественным. Да не одним, ёлы-палы. Ну и когда чел – сам себе история, то возникает чертовски волнительное уважение к тому моменту, а вот кому бы это ВСЁ как-то донести? И несёт волка в обычную степь: на форумы, да на публичные места всякие – чтобы СВОЮ историю понарассказывать. И человека там рвёт на части просто.

Разумеется, все мы понимаем уже, что никакой истории нет. Есть только вечное настоящее, да краткие воспоминания о том, что только что прошло, и ещё более краткие о том, что бы хотелось, чтобы было как-нибудь потом (планы строим). А чем дальше в лес, как говорится, тем толще партизаны. Небылица небылицу гоняет и догнать-перегнать не может.

Но это экзистенциальщиной какой-то попахивает. А есть же вполне практичные вещи на свете, тот же реал политик, как говорится. В нём история есть струна, туго натянутая, по которой вальсируют всякие разные вальсёры. Без опоры на историю (вернее исторические «факты») многие максимы, требования, аргументы мгновенно РУХНУТ в небытие. Иногда даже кажется, что без истории рухнет вообще всё: не о чем будет даже говорить – ну не о будущем же?

К примеру, рухнет воспитание. Не только детей, но и взрослых. Ибо на чём ещё основывать что-то, как не на том, что, а вот когда-то было так и вообще наши предки… Ведь ВСЕ данные для сегодняшнего берутся из прошлого.

А ещё может рухнуть даже мiровоззрение. Целиком. Можно без истории впасть в голый маразм. Ну или в чистый лист, как младенец. И, как только на этом чистом листе написать что-нибудь, это мгновенно станет историей, и – всё по-новой. История будет НАКАПЛИВАТЬ саму себя, распухать будет. Нашими о ней представлениями. Ведь мы – живые, живём во времени, мы меняемся и меняем: делаем и делаем историю, как проклятые. Желаем мы этого или не желаем, мы её, сцуко, делаем. Ежедневно, ежесекундно.

В общем, куда ни плюнь – везде одни кактусы! Ну и как тут быть со всем этим? Вот что делать ПОНИМАЮЩЕМУ всё это?

А только одно можно делать: обобщать и воспарять. К примеру, так: через возраст Земли и Солнца. В истории которых наша история, человеков, умещается в напёрсток, брошенный в океан безвременья. Есть, как говорится, в этом напёрстке что-то, ну и слава Богу!

Но так ли всё это важно здесь и сейчас?

Добавить комментарий