Про «колонию» Новую Зеландию с юмором

Однажды я попал в Новую Зеландию… скажем так, не надолго, но и не на коротко. Поскольку делать было особо нечего, то начал изучать страну, в том числе и её историю, которая, увы, ну страшно коротка (ну 200 лет с натяжкой можно лишь дать). Да ещё и переводчик я, английским владею.

Мы все знаем, что такое «колониализм» (из версий школьно-институтских образований). Это когда злобные колонизаторы мочат тупых аборигенов, вколачивая в них не то чтобы правила и законы Западной цивилизации, а скорее приучают их определённому труду там, где страна-колонизатор видит пользу для себя, т. е. грубо говоря, высасывает все соки из местной земли и ея жителей, пользуясь (беззастенчиво) плодами оной. Картинка хреновая на взгляд любого интернационалиста-коммуниста, да и вообще совестливого человека.

В реальности дело обстояло весьма разнопланово.

Во-первых, да, торговые хищники устремлялись туда, где по слухам водились несметные богатства, и, ежели таковые богатства (или сырье, или местные уникальные продукты) находились, то впоследствии, после нашествий и завоеваний, возникала жуткая эксплуатация и сосание соков.

Во-вторых, в среде плавающих по морям-окиянам, помимо чисто торговых хищников присутствовал немалый процент тех, кто искренне желал открытия новых земель, узнавания нашего шарика, т. е. даже финансировался на путешествия источниками, весьма далёкими от извлечения прибыли.

В-третьих, определить ныне, кто как кем запускался для исследований чего, собственно, уже трудновато, ибо зачастую самые искренние и смелые порывы в дальнейшем изгаживались по полной всё теми же романтиками «ножа и топора» от выуживания прибылей.

Ну так, собственно, всегда бывает в жизни.

Новую Зеландию открыл (кстати, Австралию тоже) совершенно случайно тип, которого ни за что на свете нельзя отнести к торговцам, потому что он был как раз-таки не им, а просто… открывателем. С душой, жаждущей просторов и пространств, финансируемый, что любопытно, КОРОНОЙ Великобритании (вернее её военным ведомством). Разумеется, общие планы Адмиралтейства лондонского были фокусируемы всё той же прибылью (статностью и богачеством державы английской), которая могла бы получиться, а могла бы и нет, но узнать это можно лишь после того, как попробуешь фунт лиха в путешествиях. Вот поэтому и отправляли периодически тех, у кого горел огонь в задницах, кому на месте не сиделось.

Когда Адмиралтейство в Лондоне узнало про новые земли (Австралию и Новую Зеландию), оно не то чтобы не зашлось в  восторге, но и не стало испытывать никаких особых других чувств. И дело здесь экономически лишь в том, что у Великобритании на тот момент было и так чем заняться в странах, которые были расположены куда удачнее климатически, чем вот только что «открытые», и богатства которых уже вовсю использовались. Новые же терры, преогромные, кстати, лежали, блин, ещё так далеко, что одна дорога в один конец занимала ДЕВЯТЬ-ДЕСЯТЬ месяцев (при том, что плавание проходило успешно). Что уж говорить о сгонять туда-сюда, как говорится.

В общем, следует признать прямо – лондонская шатия-братия, выслушав отчёт капитана, почесала свои седые букли, да и решила, что делать с новыми территориями им НЕЧЕГО. Именно так. Ну что такого могли предложить эти земли? Пряности? Нет. Лес? Норвегия ближе в 100500 раз. Железо? Есть источники поближе. Хлопок? Уголь? Золото? Ничего этого там не было (вроде как, поскольку капитал обплавал лишь побережье, во глуби не заходил). Ну и климат, конечно. Ежу понятно, что там, хотя всё и наоборот, кверх ногами, но зимы бывают, следовательно… экономически затратно, неинтересно, далеко, в общем, полный швах.

Однако дело вельми политическое: раз открыли, надо застолбить на всякий случай на будущее, а столбление возможно лишь при том, что там очутится как-то хоть малая толика народа-колонизатора, которому хоть чем-то придётся заняться (или придумать чем им там заниматься). Ничего лучшего не придумали (а положа руку на сердце, конец 18-го века, ну что ещё придумать-то?), кроме как устроить из Австралии – острог, а из Новой Зеландии (что ещё дальше, если смотреть из Северного полушария, да из Гринвича) – блин, лепрозорий.

Это, пардон муа, колонизаторство? Или это что-то иное? Я думаю, что что-то иное: взваливание на свои хоть и нехилые англосаксонские плечи, но бремени РАСХОДОВ. Причём расходов таких, от которых в самом ближайшем будущем вообще не светило не то что дивидендов, а просто хоть какой-то отдачи.

Австралия, если плыть из Европы, ближе Новой Зеландии примерно на полмесяца пути. Поэтому она, естественно, осваивалась пошустрее (если можно так сказать о присылки одного или аж двух кораблей В ГОД). Поэтому Австралия стала потиху наполняться зэками, а Новой Зеландии, по остаточному принципу, выделялся вообще один корабль в десять лет, затем – раз в пять, затем, когда австралийцы наладили базы-порты для китобоев, почаще. С зэками в Австралию как-то так срослось, в метрополии даже появился интерес к тому, чтобы сплавлять общественные нечистоты туда, куда Макар телят не гонял, а с Новой Зеландией ну никак не получалось. Больше нескольких сотен человек (отпетых больных и больных на всю голову фермеров, ищущих новую жизнь не в уже освоенной Америка Северной там или Аргентине) не нашлось, да и не могло найтись никак, потому что уже первые поселения показали, что они банально НЕ МОГЛИ ПРОКОРМИТЬ себя (метрополия должна была обезпечивать их и едой тоже, не всей, но базовой пищей), куда там чего-то разрабатывать-обрабатывать, существовать автономно.

Очень любопытно почитать документы-письма из тогда ещё вовсе не города, а посёлка Окленд, датируемые 20-ми гг XIX века в Лондон. Речь там идёт о том, что нам сюда в Окленд из Лондона надо прислать… далее идёт огромный список, даже гвозди нужны (а как без них!). Лондон, скрипя сердцем (вот же, блин, свалились на голову!) выполнял требуемое, ибо политическое столбление земель, это никакая не шутка, а очень даже серьёзно. Но однажды даже Лондон возмутился, потому что новозеландские жители потребовали из метрополии прислать им… денег. Ну небогата оказалась земля на золото, а свои деньги несколько сотен голодающих отморозков и искателей приключений завести не могли (бартер тоже не сложился, ибо чем бартерить-то было, ВСЁ поставлялось из Великобритании, включая иголки).

Лондон резонно вопросил (не забудем, что любой вопрос-ответ занимал ПОЛТОРА года, и это при отсутствии кораблекрушения корабля-письмодоставлятеля, а они, аварии, на долгом пути случались, знаете ли), а на хрена козе баян вам деньги-то? Вы с кем там собираетесь заниматься покупкой-продажей? Я ржал, как конь, когда читал ответ колонистов: деньги им были нужны для того, не чтобы наладить продуктообмен, а также для того, чтобы все знали, что и Новая Зеландия –великобританская земля, и что в ей такие же порядки, такие же законы и прочая-прочая, как и на Родине. В общем, Лондон выслал им несколько сотен фунтов мелкими купюрами, чтобы они там разговелись.

Смех смехом, но колонистам надо было банально занять себя производительным трудом, который был бы не только мало-мальски производителен, но и позволил бы начать самопрокормление. Одной рыбой с моря ведь сыт не будешь. Были опробованы пшеницы с рожью, всякие разные другие фрукты-овощи, были завезены козы, коровы, лошади и прочие кролики. И в результате экспериментов (а фишка Новой Зеландии, для тех, кто не знает, состояла в том, что в тамошней природе напрочь отсутствовали сложившиеся на других континентах «кормовые цепочки», серия зверья замыкалась на птице киви – нечто среднее между курицей и перепёлкой, серия насекомых, змей и прочих тварей отсутствовала напрочь, серия птиц вообще была не важно, поскольку они жили лишь на побережье) оказалось, что в Новой Зеландии практически единственным, чем можно было заняться – это выращивать крупный и мелкий рогатый скот: коровы, козы, бараны с овцами (кроликов благоразумно не пустили в выпас, памятуя о неудачных экспериментах австралийских собратьев, те у них чуть всю страну не сожрали!). Выращивать и иметь с них мясо, молоко, шерсть можно было спокойно потому, что никаких естественных хищников в природе Новой Зеландии НЕ БЫЛО (да и сейчас нет).

Когда процедура наладки хозяйства первичного была завершена, т. е. местный народ нашёл нишу, стал её разрабатывать, то прозвенел второй звоночек английского мозга (первым был вопрос о деньгах): следует организовать управление и начать собирать налоги (Лондон, как мог, в течение 50!!! лет отбояривался от новозеландских просьб прислать им хоть завалященького генерал-губернатора с парой-тройкой зольдатен и писцом, вон у соседей же австралийцев есть, а нам почему низзя?!). Читая те самые письма, упорно хранимые великобританцами в ажно Лондонском главмузее, гистория всё ж, я не мог понять одного, а почему местные граждане сами не могли ничего организовать, а истово, в течение полувека просили прислать им «боярина»-управленца. Потом понял. Больные…:))

Но неминуемое случилось-таки. Примерно в 60-х гг XIX-го века оклендцы, когда поняли, что метрополия забила на них окончательно, самоорганизовались, ибо вырос уже с десяток-другой чистых новозеландцев, родившихся уже там, а воспитание они получили английское, и объявили себя поданными британской короны самостоятельно. Сами себя назвали, сами придумали, как им называться, сами придумали свой совет, и сами распределили себе полномочия. Был выделен глава и целый казначей, им дали для ведения своей деятельности… избу (по-нашему) на единственной, но самой главной улице, спускающейся с возвышенных гор прямо в порт, где была скотобойня (говядину солили-вялили и продавали заходящим китобойным судам). К тому времени Лондон прислал ещё несколько сотен фунтов, чтобы денежная циркуляция окончательно не заглохла. В общем, цирк ещё тот, ибо сами назначили себе налоги и сами стали их собирать (метрополия махнула рукой, да делайте, что хотите).

Народонаселение НЗ к тому времени слегка подросло, потому что колонисты стали расползаться по Северному острову как тараканы (занимая сельскохозяйственные земли для выращивания скота), некоторые даже переплыли пролив и обосновались на Южном острове, доведя тамошнее англосаксонское население аж до нескольких десяток человек. На Северном же успели даже договориться с воинственными аборигенами о совместном житие-бытие (не совсем, конечно, мирно, пришлось и пострелять, одного летёху метрополия всё же прислала, он и навёл «порядок», в его честь назвали даже городок). В общем, худо-бедно жизнь стала налаживаться.

Правда, несколько походов вглубь страны и на другой остров дали картину тотального отсутствия хотя бы чего-нибудь интересненького в плане заинтересованности метрополии в оживляже этой дальней страны. Ну земля, ну трава, ну леса кое-где. Ну красивая природа, которую на хлеб не намажешь. Больше ничего нет. От слова «вообще». Такая ситуация длилась примерно с век, когда, наконец, в НЗ нашли немного железа, угля, других полезных ископаемых, даже нефть-газ, но в те времена ничем она потрясти никого не могла.

Когда метрополия, наконец, узнала, что новозеландцы самоорганизовались, пиететно присоединившись к короне, присягнув и т. д., то она возрадовалась, но по-прежнему скупилась на выделение и материальных средств, и ресурсов финансовых, жилилась и на присылку колонистов (слишком уж далеко, ну слишком). С законами вышла катавасия. Дело в том, что новозеландцы хотели бы сразу умело жить по законам английским, но вот отсутствие чёткого уполномоченного от центральной власти наложило местный отпечаток. В частности, не был решён порядок выделения земель. Это дело продолжается до сих пор: в НЗ существует пять ли шесть (запамятовал) титулов земель, к тому же до сих пор однозначно не решён вопрос с аборигенами и землями их. Много воды утекло, многия земли заняты оказались как-то по-дурацки. Несколько английских фунтов положения тоже не спасли, поэтому новозеландцам пришлось всё же создать свои денежки (как полагается при отсутствии золота, чисто бумажные).

Бардак во всех этих делах (я надеюсь, вы уже забыли про ужасные колонии, где неместные жутко угнетают местных) продолжался до начала 20-го века, когда НЗ, наконец, смогла через стоны и крики о помощи к метрополии, кое-как отделиться и кое-как наладить свою собственную жизнь. Великобритания так ничем, собственно, кроме жалких подачек, и не помогла. Стоит признать, что и сама от НЗ ничего не требовала.

К началу прошлого века, когда народонаселение в результате усилий и самоуправления и завалященькой иммиграции выросло до аж нескольких сотен тысяч, наконец-то кое-как организовалось и экономическое пространство страны, которое стала специализироваться на одном-единственном продукте, имевшемся в избытке: мясе (плюс шерсть от овец), и которое, будучи импортируемым, стало приносить в бюджет даже доходец. Причём такой, что новозеландцы самостоятельно приняли решение о переносе столицы своей уже страны из города Окленда в новый город Веллингтон.

Почему это стало возможным? Только лишь потому, что было изобретено, наконец, пароходство, и путь до метрополии страшно сократился. Да, пока понастроили пароходов достаточно, чтобы гонять из Европы в почти Антарктику, прошло тоже полвека почти, но всё же.

И лишь когда государство Новая Зеландия самостоятельно выросло в некую значимую (хотя бы для самих себя, новозеландцев) величину, Лондон, наконец, обратил на неё достаточное внимание, включив её в… себя. Но было уже поздно. Новозеландцы уже стали сами с усами и им приказы от мачехи-Альбионихи стали им нужны поскольку-постольку. Независимость, однако…

Мораль сей басни такова: открытие и покорение новых земель ПО МОРЮ осуществлялось, разумеется, в основном западниками. И у всех на слуху с какими пертурбациями это было связано (в той же Индии, к примеру, в Китае, не говоря уж об Африке). Но были и исключения. Земли, которые как бы не колонизировались никак и никем, а лишь малым попустительством свободно самоорганизующихся экономических субъектов.

Прелюбопытнейший случай, однако.:)

Добавить комментарий