Размышления об американской конституции

За многие годы либеральных рассусоливаний по поводу «троевластия» (по конституции США три ветви власти обладают, каждая, уникальными полномочиями, но ни одна из них – всеми, плюс к этому влияние четвёртой «власти», прессы) широко известно мнение о том, что данная конструкция является, если и не идеальной, то достаточно приближённой к ней, ибо «не позволяет» сосредоточить управление в одном-единственном центре. Ну или персонифицировать это дело вообще в одном лице.

«Не позволяет» взято в кавычки неспроста, потому что управления, рассредоточенного по полномочиям, попросту не бывает. Да и управление, ну самое что ни на есть сосредоточенное в одном месте/лице, на поверку оказывается окружено структурами, которые прямо или косвенно влияют на это самое управление. Что позволяет сделать вывод об «иллюзорности» рассредоточения управления в трёх (ну, или четырёх) ветвях в США. Это не является никаким секретом ни для кого, мало-мальски соображающего человека, не зря столько гипотетических «слёз» пролито по поводу конспирологии, где практически все теории явно говорят или ясно подразумевают тайную, скрытую, но ЕДИНСТВЕННУЮ власть (полномочия). Называя при этом, что власть сосредоточена в разных руках: то ли конспираторов, то ли финансистов, хрен их там все разберёшь.

Управление США по конституции США же якобы осуществляется таким образом, чтобы избежать единоличной диктатуры (или монархии), в целях демократически налаженной жизни. То, что при этом может быть корпоративная диктатура (под «корпорацией» я имею в виду какие угодно по численности группы людей, которые сосредотачивают в своих руках власть) – скромно умалчивается. Но, секундочку, даже самый яростный и единоличный диктатор ну не может осуществлять управление, не опираясь на те или иные группы. Другими словами, управление, в какую «лапшу» его ни завесь, остаётся всё тем же управлением, которое осуществляется всегда и везде ОДИНАКОВО по сути. При царе есть бояре, при диктаторе – какие-нибудь партии, при «демократии» – есть корпорации разных видов. И именно ОКРУЖЕНИЕ делает власть властью. В общем и целом, конечно, потому что руководитель тоже играет определённую роль.

Каким образом осуществляется управление (всегда и везде)? Да очень простым. Во-первых, власть старается взять тот, кто этого хочет. Во-вторых, власть структурирует (это – обязательно, иначе не получится ничего!) общество в виде иерархии подчинения (в том или ином виде). Если не делать иерархии подчинения, то никакой власти ни у кого не получится.

Далее тоже всё достаточно просто: власть обладает определёнными целями и стремится их достигнуть. И всё искусство управления заключается лишь в том, сможет ли власть вызвать тем или иным образом поддержку среди тех, кто ПОДЧИНЯЕТСЯ (либо напрямую, либо – опосредованно, по цепочкам) в достижении той цели, которую поставила власть.

Важно при этом понимать, что иерархии подчинения могут быть как простыми, так и сложными, иногда даже суперсложными (состоящими из миллионов уложений), опирающимися как на закон, так и на неписаные правила (и религиозные верования в том числе). Умная власть очень любит окружать себя таинствами. А самая умная власть (её усилия) предпочитает выглядеть так, будто бы она вообще не власть (так легче управлять).

Возвращаясь к конституции США, стоит признать, что эту конструкцию создавали ОЧЕНЬ умные люди. Которые, к примеру, с ходу отвергли все таинства и вывалили наружу всю суть власти вот так, как она есть. Сделав при этом маленькое, но очень существенное и мозгопудрящее уложение, эдакий акцентик на том, что власть якобы не принадлежит НИКОМУ: части власти принадлежат разным структурами, причём эти части могут взаимно друг друга «бить по щекам», вымывая, если нужно, из них персоналии, но оставляя саму конструкцию в неизменности, как форму, как оболочку.

Плебсу при этом (мало размышляющему о природе власти, в принципе) предлагается «жвачка» о том, что ЦЕНТР СИЛЫ любой власти – это плохо, а вот ТРИ ЦЕНТРА одной и той же силы, каждый из которых является частью двух других – это хорошо. На этой тривиальной простоте построена вся идеологическая «мощь» так называемой демократии. Хотя какая по сути разница?

Ведь можно рассредоточить (в уме, а не на деле, на деле не получится) центры силы хоть на миллион частей, не обязательно на три или на четыре. На словах это делается в два притопа, три прихлопа. К примеру, помимо законодательной, исполнительной и судебной властей, к ним добавляется военная власть. Можно добавить и промышленную власть. Можно – финансовую. И т. д. Можно и разделить между ними и полномочия. Можно сделать так, что комар носу не подточит, ибо будет чётко определено, что иной ветви власти можно делать, а что – нельзя (как это ныне и сделано в конституции США).

Кстати, интересно, что любители конспирологии своими мозгами обращены как раз на эти аспекты: мол, на самом-то деле власти скрывают своё ЯВНОЕ разделение властных полномочий, типа, а вот финансовая власть никак не определена, а на самом деле, на самом-то деле (сказки про ФРС, чем не былина?). Или, опять же, военно-промышленный комплекс: ну так ведь ежу понятно, что это ТОЖЕ одна из ветвей власти, правда, она таковой в конституции не названа, но мы-то ведь всё и так знаем?!

Что получается? Перечисленные в конституции США три ветви власти на самом-то деле представлены в кривом зеркале, если копнуть, то там этих ветвей обнаружится вагон с хвостиком. И каждая, что любопытно, обладает ВЛАСТЬЮ (той или иной её частью), даже мафия. Но ничего из этого в конституции НЕ перечислено.

Почему? Уже догадались, конечно. Чтобы плебс жевал то, что ему дают, а не то, что извлекается при мало-мальски напряжённом анализе реальной обстановки.

К конструкциям, показывающим свою «живучесть», непрошибаемость и т. д., всегда привлекается гораздо бОльшее внимание, чем к шатким сооружениям. А люди, поддерживающие такие конструкции, предпочитают распространять их везде, где возможно (ибо, что доказано практикой и успешной на одной территории, с успехом можно применить на территории другой). Что и происходит, собственно говоря.

Смены глобально распространённых конструкций, как нам известно по истории, происходили периодически. Ныне (и весь 20-й век, и век предыдущий) происходил слом той самой конструкции, которая тогда главенствовала: назовём её «единоличной» властью (не важно кого: монарха или диктатора, или ещё кого). Цели, кстати, удались. Все сильные монархии сломлены, все неважные монархии либо ушли в глубокую тень, либо тоже исчезли. Все диктаторы ломаются, один за одним. Ломаются даже тогда, когда никакой диктатурой и не пахнет, но нечто просто называется «диктатурой» (в противовес «демократии»). Ничего удивительного. Тот, кто более удачлив в практике властвования, осуществляет ПЕРЕНОС своих удачных конструкций (включая необходимый инструментарий) на всех остальных.

Поэтому-то, лично мне по барабану ЛЮБАЯ конституция (включая конституцию России). Дело в понимании конструкции, за которой стоит эта самая конституция, а также для чего она нужна той или иной власти. Ну и в понимании самой природы власти.

Спрятанная за завесой крайне симпатичных слов и терминов конституция США позволяет чётко идентифицировать общий настрой, общее направление «капитанов» и рулителей ея. Это опора на ЛИЧНОСТИ, а не на ОБЩЕСТВА. Конституция США прямо провозглашает это и помещает жизнь человека в таким образом создаваемые условия, при которых ОБЩЕСТВО – всегда второстепенно. Это позволяет прятать «концы» власти в безчисленном количестве манипуляций, каждое из которых создаёт фон наличия ОБЩЕСТВА. Но это именно ФОН, который становится СУТЬЮ при сложных обстоятельствах человека, и он тогда – устремляется в ЕДИНОЛИЧНОСТЬ, без опоры на общество.

Любопытно при этом, что многим людям нравится так жить. Их устраивает и структура общества, и иерархия сложных подчинений друг другу. Они называют это, любя, «системой сдержек и противовесов». Разумея при этом, чётко понимая, что надеется им в этом мiре, кроме как на себя, НЕ НА КОГО. Лично я крайне далёк от такого вот мiроощущения, потому что человек – существо крайне общественное, но вот есть и другие люди, им нравится по-другому.

Если подытожить, то ничего особенного в американской конституции нет. Равно, как и ни в какой другой, включая нашу, российскую. Это всё слова.

Реальность управления сообществами другими способами отображена в миллионах книг, к примеру, КОБ (Концепцией Общественной Безопасности) выстроена престройнейшая схема работы власти, или вот всё та же безчисленная конспирология разных мастей, начиная от иллюминатов и заканчивая евреями.

И всё больше и больше людей приходят к мысли о том, что записные «законы» экономики не только не важны в самодовлеющей форме (важны, конечно, но лишь как ОТРАЖЕНИЕ других, весьма специфических вопросов), но и вообще НЕ важны, при условиях, когда управленцы вынуждены критически ОСТРО работать над поставленными целями. Как, к примеру, команда Путина.

Добавить комментарий