Субъектность и объектность

Это два термина из философии, которыми оная манипулирует, объясняя природу мiра. В рассечении единого целого всего нет ничего необычного: именно это позволяет вообще начать что-либо объяснять.

Рассечение мiра на две условных категории – субъектности и объектности – позволяет думающим людям открывать для себя бездну второстепенных смыслов, одновременно запутывая их один, но очень ясный первостепенный смысл.

Приступим. К примеру, чтобы мгновенно приблизиться к понятиям «субъективный» и «объективный» следует соотнести первое с человеком, а второе – с природой физического мiра или Богом. Когда такая картина создана, то дальше очень просто: если человек, то все его действия, мысли, вообще вся его жизнь представляет собой некую субъективность, характеризующейся отсечённостью по ряду параметров от объективности, пребывающей вовне этого человека. Вместо человека затем можно поставить любое живое существо, да даже и не живое вовсе. Ну и наоборот: объективность – это всё то, что не подвержено воздействиям от субъектов, весьма субъективных, т. е. мiр или Бог.

Как уже видно – потеряно связующее звено, то, что всё в мире едино.

Принимая градацию субъективности и объективности, думающий человек заранее предопределяет своим размышлениям следующую диспозицию: протекающее вне человека НЕ ЗАВИСИТ от этого самого человека. И, хотя практика показывает шаткость такой конструкции (всё же «протекающая вне» человека действительность ЗАВИСИТ иногда от этого самого человека), на неё мало обращается внимание. Тот же, кто обращает на это внимание, почему-то называется философами «ревизионистом». Странно.

Пробуя разобраться, где находятся «границы» между возможностью человека-субъекта влиять на мiр-объектность, любой неминуемо столкнётся с тем, что эти границы находятся в динамическом состоянии: то бишь, они никогда не являются застывшими в своём естестве. Это, в частности, показывает развитие техники и технологий. Ядерной бомбой можно разнести весь наш мiр, Землю, а ядерную бомбу придумал человек. Однако это вовсе не мешает заключать, что, а вот на Солнце или там на Марс человек влияния не имеет. Ну и на всю остальную Вселенную. Да, пока не имеет. Но ведь ещё не вечер. Да к тому же, ещё вчера и атомной бомбы-то не было… А ещё раньше плавать под парусом не могли. Ну и т. д.

Т. е. границы между субъектностью и объектностью мало того, что динамические, так они ещё и имеют один вектор. Не два, а один. Который направлен в будущее соединение на всё более широких диапазонах этой самой субъектности и этой самой объектности, с очевидностью показывая одно и то же: стремление разъединённых частных частей сливаться в единое целое.

Когда человек устаёт думать о таких простых вещах, он пробует отрицать технику и технологии и обратиться к запредельному: душе, духу и вообще. В этой области субъективное и объективное пока ещё не «соединяется», как ему кажется.

Ну что ж, нет проблем, можно и по сознанию пройтись. Как кажется самоочевидным, что в нашем мiре есть чёткое разделение на «живое» и «неживое». Отсюда вывод, что неживое разумом, читай сознанием, не обладает, а живое – обладает. Ибо, как бьётся жилкой мысль, ну каким сознанием может обладать камень тупой, у обочины лежащий? Твёрдые предметы вообще обладают притягательной силой для ума, они как бы представляют собой не раскалываемый ничем монолит. Ну и где у камня хоть какое-то сознание, как говорится?

Любопытно, что вот к воде, текучей, уже немного другое отношение. Ну или вообще к жидкости. В ней, в текущей, уже видится что-то такое, что имеет зачатки быть «жизнью». Ну хоть какой-нибудь. Почему так, я не знаю. Видимо, потому что вода ЗАВОРАЖИВАЕТ, особенно в свободном своём состоянии. Мысли нет при этом, одно чувство. Или ощущение. Или что-то такое, что находится ВНЕ разума. Магия какая-то.

К воздухАм, или к газам, сложное отношение, это для человека запредельно. Не зря все души и духи наполнены ГАЗАМИ (или представляют собой дым или мельчайшую взвесь). Обратите внимание на разницу между монолитом тверди (камня) и живостью жидкостей.

Ну и последнее – огнь. Это вообще то, что руками трогать нельзя. А следовательно – опасно и мыслию приближаться.

Четыре стихии поэтому с одной стороны неживые. А с другой стороны – не всё так однозначно, начиная с… воды. Которая почему-то в сказках «живой» бывает. Камень вот «живым» ни в какой сказке никакими чудесными свойствами не обладает, а вода – вот на тебе! – вполне может обернуться волшебством. Про привидения, сотканные из газа и огней, я вообще умолчу, ибо и так всё ясно.

Сделанный выше анализ по условно «неживому» ясно и чётко обозначает невозможность для думающего человека провести чёткую границу между «неживым» и «живым»: и природа, или мiр, или Бог тут же подбрасывают человеку примеры в виде двигающихся и растущих камней, дышащих кораллов, грибов, поедающих комаров и прочей нечисти, соединяющих в себе… что? «Живость», как жизненность, разум, как возможность осуществлять продуманные, логические действия? Что именно? Затем приходят опыты с растениями, откликающимися на музыку и доброе слово и дающие бОльший урожай, и усё – крыша едет.

В общем, мы выяснили, что границу между «живым» и «неживым» в природе, или мiре НЕ ВСЕГДА можно провести однозначно чётко. Но сделать вывод о том, что и у камня есть РАЗУМЕНИЕ (пусть и мельчайшее) нам не позволяет сделать «научная» добросовестность. Ну что ж, будем ждать, когда опыты покажут, что и у камней есть душа, и они могут чувствовать что-то. И они могут с нами ВЗАИМОДЕЙСТВОВАТЬ. Хотя, честно говоря, продвинутые строители, мастера своего дела, вообще люди, ГЛУБОКО посвящённые в свои профессии (сугубо простые, материальные), могут многое рассказать о том, какая душа у того или иного материала, и какие тонкие ощущения на грани «разговора» нет-нет да и проскальзывают между ними и этими самыми материалами, в том числе и с «безжизненными» каменюками.

А нам осталось лишь констатировать, что и в «вечных» вопросах сознания человек может запросто запутаться, будучи припёртым к стене некоторыми «фактиками». Всё есть всё, единое есть единое, другими словами, и СТЕПЕНЬ распространённости и действия СОЗНАНИЯ у этого всего – просто весьма разная: от еле уловимого нами, человеками, до прекрасно ощущаемого. Сделать последнее, важное признание о том, что всё вокруг ЖИВОЕ, и нет никакой НЕЖИВОСТИ вообще – думающему человеку сложно, ибо традиция, воспитание, знания там, логические доказательства и прочая лабуда не прочищают ему мозг, не улучшают восприятие, не сподвигают человека вслушиваться в мiр в том числе и СЕРДЦЕМ.

Если же себе самому сделать такое признание, то окажется, что в вечно живом вокруг мiре, составной частью которого является обладающий высокой степенью сознания человек, нет вообще никакой ОБЪЕКТИВНОСТИ. Да и откуда ей взяться, если всё – живое, и это самое живое ТВОРИТ в череде жизни свои делишки. И самое главное, что помимо этого живого, состоящего, из рассмотрения вниз-внутрь, из молекул, атомов, частиц, вообще больше ничего нет.

Т. е. мысль человеческая, философская запросто может пройти описанный выше путь, что разумом, что сердцем… и не найти во всём этом никаких препятствий никакого характера. Ну разве что поупрямиться можно немного. Полениться. Или впасть в истерику, что тоже симптоматично.

Гораздо проще, начиная с этого момента, принять «объективное» за сумму «субъективных» живностей-сущностей. Которые все живые, все обладают разными степенями сознания, и тем создают сложность для рассмотрения этого всего громадья нашим, весьма развитым сознанием.

Остаётся одна проблема: Бога. Ну или его существования, недоказуемого никак. Человек думает в этой связи достаточно логично: если уж он, человек, являет собой один из самых высоких уровней сознания, но всё же не идеал и не самый высокий, то есть, наверно, где-то то, что можно соотнести с самым высоким. Вот это и есть Бог. Ну что ж, вполне логично и разумно.

Если бы не несколько великих «но». Дело в том, что человек, создавая образ Бога, как высшего по сознанию и разумению всё же СУЩЕСТВА, пропускает в своих умозаключениях весьма важную и существенную часть: если человек ещё не представляет собой НЕ самую высокую ступень сознания, а Бог представляет собой – самую высокую, то что или кто может находиться МЕЖДУ НИМИ? Человеку это неизвестно, поскольку «смерть» физического тела, оболочки сознания, означает для человека невозможность ЗНАТЬ, что будет ДАЛЬШЕ. Как и рождение человека тоже отсекает от него возможность ЗНАТЬ, а что было РАНЬШЕ. На этой тревожной ноте и возникают все небылицы о том, что МОГЛО БЫ БЫТЬ, включая и образ Бога, и разумение о нём.

Взгляд на весь мiр, как на всё живое, однако даёт новый импульс человеку осознать идею Бога с достаточно неожиданной стороны: к примеру, как то, что мы все (и не только мы, а вообще ВСЁ) это и есть Бог. Или есть такое СОЗНАНИЕ, которое есть ВСЁ.

И где здесь тогда, скажите, «субъективное» и «объективное»? Да нет его, растворилось в воздусях, в едином всём.

Добавить комментарий