Токеномика

Гхм… Имхо, пришло время обозначить как-то терминологически растущий, гхм… сектор «экономики», которая имеет дело с цифровыми технологиями + интернет (ежу понятно, что не будет железа, не будет электричества, не будет в целом энергии, не будет и этой части «экономики», ну да что об этом говорить пока – вот как не будет, так и не будет!).

Можно назвать так: цифрономика, информономика, биткойномания… (нет, не то, мы же не будем вкладывать эмоции в «научный» безэмоциональный подход), койномика, токеномика. Вот последнее мне нравится больше всего. Прежде всего потому, что уходит от более термина «информация» и возвышается над более узким термином «койномика», хотя и «койн», и «токен» суть – одна и та же хитроупакованная цифра.

Что такое в общих чертах токеномика? А это есть вся совокупность возможностей такой шифровки информации в блоки, распределения их и затем их расшифровки, которая позволяет осуществлять управление над экономикой и контроль за оной. Ибо токен (жетон) не есть койн (монета), где со вторым понятием связано много нежеланного, да и что там говорить – попросту глупого (правда, не сейчас, а потом). Деньги уже выполнили свою роль эквивалента стоимости товаров и услуг, теперь они отживают. «Работают» уже на инерции мышления, традициях и в целом общей неповоротливости уже построенных структур.

Следующим шагом в развитии человечества в этом плане будет постепенный и плавный уход от наличия эквивалента, к прямому учёту всего, что: производится и распределяется. А для этого лучше всего подходит токен: не только как единица учёта (в этом плане она пока совпадает с койном), но и как блок информации, содержащий в себе всю могущую быть разноплановость информационного насыщения. Не зря переход от смарт-контрактов к токенам занял нулевое время.

Сжатие важной информации в токен (уплотнение) и хранение токенов в неизменности и связи с другими токенами в среде, которая стремится к единости и универсальности (потере стоимости, выражаемой в единицах эквивалентов ценности) – это есть УЧЁТ происходящего на стольких уровнях и в таком разбросе функциональности, который возможен и нужен людям.

К примеру, многих людей заботит обязательность исполнения принятых обязательств. Нет проблем для токеномики: записывается, шифруется, вставляется в неуничтожаемую среду (условно неуничтожаемую, конечно, см. абзац 1). Затем, по мере надобности, извлекается оттуда и задействовывается.

Других людей заботит подсчёт необходимых ресурсов. Тоже нет проблем: берётся та цепь блоков-токенов, которую обязательно начнут скоро создавать органы статистики, нужные блоки «вскрываются» (расшифровываются) и задействовываются.

Ну и т. д. Информация переходит в разряд нужной и не очень нужной. Нужная кодируется, шифруется, упаковывается и «складируется» во хранение в цифру. По мере необходимости в ней эта информация оттуда извлекается. Ненужная, как и ныне, болтается пока никому не нужная завтра.

Токен, как термин, разумеется, не точен, потому что ныне гораздо удобнее говорить о «блоках» информации. Но это дело времени. Скоро «блоки» начнут делится на подблоки и подподблоки, а это и есть токенизация.

Токеномика вовсе не претендует на лавры «экономики», не стремится занять нишу, она скорее вытесняет собой управленческий аспект «экономики», заменяя собой это самое. В мiре это уже давно известная автоматизация. Так вот токенизация – это более продвинутый вариант автоматизации, только в плане управления информацией, её хранения и распределения, а не в плане производства (хотя производство «информации» тоже может быть производством, важно не путать эти два производства).

Когда токеномика достигнет уровня замены собой более половины функций существующего управления и контроля (в сфере информации), то это ознаменует собой переход в ту эпоху, которую называют постиндустриальной (неверно, кстати, потому что постиндустриальной эпохой можно назвать и безмашинную эпоху, а мы, люди, пока не научились что-то производить без машин и инструментов).

Её отличительными чертами будет падение ОБЩЕГО необходимого уровня управления и контроля. Вполне естественное и весьма объективное (по природе вещей). Приведу аналогию: механическая конструкция сливного бачка такова, что не требует управления многими функциями, все они уже встроены и работают БЕЗ вмешательства (управленческого) человека. Человек лишь отдаёт КОМАНДУ на «работу», нажимает кнопку-рычаг. Так будет и в эпоху вытеснения токеномикой «ручного» человеческого управления. Собственно, уже много вытеснено, а будет – ещё больше.

Человеку-управленцу достаточно будет лишь нажимать ВВОД на начало работы управленческой структуры токеномики, которая будет затем сама давать команды реальной «экономики» производств, реально оценивая ресурсы материалов, ресурсы энергии, ресурсы необходимой машинной обработки, создания продукта, транспортировки его и последующего перераспределения. Разумеется, такой уровень будет достигнут не по всему спектру производящихся продуктов, а лишь по тому, который будет ОТРАБОТАН и по которому известна статистика потребления.

Важно при этом понимать, что в «известные» и «знакомые» человеку нужды входят лишь несколько областей: еда, транспорт, жильё, одежда и обувь + всё остальное, которое может и не быть регулируемо токеномикой в силу неостандартизированности ея. Т. е. все возможные варианты ЕДЫ, ТРАНСПОРТА, ЖИЛЬЯ, ОДЕЖДЫ и ОБУВИ – уже сейчас могут быть быть оцифрованы и помещены в хранилище учётности, как динамическая база данных, потребных для реальной «экономики» производств.

Есть некоторые виды продуктов, которые на моей памяти (55 лет) УЖЕ почти прошли путь от «ценности» до «нулевой» ценности (в опоре на энергооснащённость, не следует забывать). Допустим, ручки и блокнотики, мелкая бижутерия, пластиковые игрушки, некоторые виды еды и питья (распределённые географически). Извлекать прибыль из продаж которых уже сейчас проблематично в высшей степени. Собственно, токеномика, по мере увеличения её доли в управлении, будет постепенно увеличивать и другие подобные продукты (строго остандартизированные, это важно понять) до почти обнуления стоимости.

Этот тонкий момент не до конца понимается многими людьми, которые иногда просто радуются бонусам и безплатным подарочкам от производителей, но которые тем не менее кто-то произвёл, доставил и распределил. Это «работа» токеномики в самых её элементарных проявлениях. Она будет расширяться по мере автоматизации, а затем – токеномикизации.

Возможно, токеномику не будут употреблять, потому что ныне в ходу больше «цифровая экономика» (цифрономика), может быть. Но суть от этого не перестаёт меняться: главное не в названии, а в содержании.

Что «мешает» ныне развитию токеномики? Мешают три вещи: первая – инерция людей, привыкших жить в определённых условиях, в которых токеномика воспринимается пока или упрощённо-вульгарно, через койны, или с опаской («Большой Брат», сцуко протягивает свои большие лапы!), вторая – разность психики людей, в которых одним психикам лучше существовать в иерархиях, а другие тянутся к свободам, третья – «ложный» путь Искусственного Интеллекта, который не приведёт никуда, или приведёт в никуда (однохренственно). Причём третья вещь совершенно безвредная по сути, а по сути лишь помогает внедрению всё бОльших и бОльших токеномических штучек в «экономику».

Есть ещё одна большая «помеха» – существование государств с их разными правилами и междусобойчиками. А токеномика (её внутреннее устройство) противоречит некоторым «правилам» и «законам», а также уложениям и структурам. В основном в области управления, конечно, и немного перераспределения ресурсов.

Корпорации же международные – теоретически – есть (или будут) условными «сторонниками» токеномики, потому что уже распределены по странам и весям, и им вся эта разница между странами не очень помогает вести дела. Лично я вскоре ожидаю подключения корпораций производственных (а не как сейчас, продвинутых в цифре) ко всему этому делу, ибо для них учётные дела – штука важная. Сами койны их интересуют только в той степени, в какой они смогут помочь им – в плане средства платежа койны пока представляют собой практически ноль, и перспектив всё ещё не просматривается для их широкого наступления.

Опускаясь в теории и практику существования «элит», «национальных проектов» и прочей хни – можно сказать следующее: пока всё это лишь оценивается. Прорыв произойдёт лишь тогда, когда острые клыки токеномики реально покажут властным структурам ДЕЙСТВЕННОСТЬ ея, как инструмент для решения ИХ задач. Пока действенности в децентрализации элиты не просматривают НИКАКОЙ. Вернее наоборот: видят некую опасность этому (потеря контроля и управления, и в этом они правы).

К сожалению (счастью), самим объективным ходом событий токеномика противоречит устремления РАЗНЫХ элит и РАЗНЫХ проектов «бороться» друг с другом. Поэтому будет всё, как всегда: та элитка или тот нацпроект, которые первыми пройдут свой локальный путь токенизации, будут подхвачены условно «умными» другими элитками и нацпроектами, но с токенизацией будут бороться условно «глупые» формирования и облачности. На почве этой борьбы победит… токеномика.

Добавить комментарий