Тук-тук! Кто там? Это я – учёт (I)

Я не знаю точно, сколько в России предприятий разного профиля являются чисто частными. Но статистика говорит, что осталось около 25%. Остальные – государственные. Проследим, почему так сложилось.

Дело здесь в том, в основном, что годы разгула дикого капитализма – с надеждой, что капиталисты окрепнут и как начнут ПРОИЗВОДИТЬ всяко-разно, в том числе и то, что нужно государству, допустим, вооружения – показали, что капиталисты, в общем и целом, предпочли РАЗВОРОВЫВАТЬ сделанное в СССР. Все 90-е гг капиталисты РАЗВОРОВЫВАЛИ то, что было сделано нашими дедами и отцами. Хочу особо подчеркнуть, что в общем и целом, потому что, разумеется, были и «красные директора», пытавшиеся сохранить потенциалы предприятий, были и добропорядочные капиталисты – но их было МЕНЬШИНСТВО, и это меньшинство сосредоточилось в оборонке.

Власть России смотрела на это дело с двух сторон (а может быть и с большего количества точек зрения):

1. Пропадали (напрочь) неконкурентоспособные предприятия, производившие всяку хрень, попросту перемалывавшие ранее ресурсы.

2. Народу предоставлялось возможность это всё НАБЛЮДАТЬ своими глазами, СТРАДАТЬ при этом, затем ДЕЛАТЬ ВЫВОДЫ.

Примерно 10-ти лет хватило, чтобы почти «убить» некоторые промышленности целиком (к примеру, швейную), в остальных – избавиться от громадного советского «балласта». После этого власть России начала постепенный план… ну скажем, возрождения. На новых, непонятных для большинства людей, условиях.

Условия эти были таковы: сначала, с самого верха произошла определённая зачистка управленцев, были выведены за «борт» те, кто НЕ понимал, для чего были нужны 90-е гг, т. е. безтолочи-рыночники, с неадекватно широко раскрытыми ртами и мелкими мозгами.

Затем власть достаточно резко приостановила, а затем и вовсе закрыла, начавшуюся было окончательную «распродажу» закромов Родины в лице оставшихся вкусностей, включая оборонные предприятия. Это и сахалинский урок, это и посадка Ходора, и много других дел, помельче.

Затем власть несколько лет переориентировывала финансовые потоки и «строила» Центробанк под себя, чтобы выделять важные направления в деле развития новой экономики и финансировать их. Экономики, которая целиком и полностью ГОСУДАРСТВЕННО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ. Т. е. такой экономики, которая в каждой её части, охваченной или постепенно охватываемой, радела в первую очередь о государственных интересах, а уже потом – и о коммерческих (если таковые оставались). Именно в это время появилась столь странная реклама Газпрома, как о национальном достоянии.

Затем, после нескольких лет упорного строительства уже государственных предприятий, объединённых планом (хотя это и скрывалось подставными фигурами, якобы бизнесменами) развития нескольких отраслей, появились две вещи: внезапно оказалось, что все военные обезпечены жильём, а их «нужды» в плане ведения обычной военной работы в мирное время (учения, к примеру), полностью обезпечены всем необходимым. Я лично помню заявление об этом министра обороны: скромное такое, мол, так и так, проблема с жильём для служащих в Российской армии решена.

Естественно, озвучено было и то, что армия обезпечена не только жильём, не только оружием, горючкой и т. д., она ещё и начала перевооружаться. Очень активно.

А что такое перевооружение? А это ещё и связь разработчиков оружия (выделяется государственное финансирование) между собой, а это расцвет оборонки (выделяются госзаказы), которая имеет определённую многоуровневую структуру.

Одновременно с этим поднялось ракетостроение (новый космодром на Дальнем Востоке, в частности), дорожное строительство, медицина, авиация, в том числе и гражданская. Всего, разумеется, не охватили, предоставляя, допустим, лишь частному бизнесу заниматься тем же жильём, но самые базовые направления: к примеру, сельское хозяйство (сначала обезпечить полную «куриную» безопасность, затем «пшеничную», по свинине, маслу и т. д., скоро будет и по говядине), остались в государственном ведении.

Ну и по мере движения по этому пути совершенно естественно отсеялись те, кто мог хорошо дербанить созданное, их заменили те, кто мог хорошо управлять созданием. Как во власти высшей, так и во всех почти её нижних звеньях. Сейчас условные «дербанщики» остались лишь в некоторых областях: к примеру, в образовании (даже банки зачистили, всех финансистов выстроили), в ЖКХ или в медиа-пространстве. Отсев же происходил таким образом, что дербанящие (это коммерсы) в основном РАЗОРЯЛИСЬ, а те из дербанящих, кто живал в госструктурах – закрывались (сажались в места отдалённые). Для коммерсов – это был естественный образ течения жизненного пути, хотя они пищали, понимая, что их давят государственно-безпощадно, а вот для влезших во власть – всё было гораздо хуже, их теперь лечат в лагерях и прочих тюрьмах.

Так что «государственники» победили окончательно и безповоротно. А все «крупные» бизнесы в России незаметно превратились в «солдат» государства: прикажут, профинансируют и спросят затем за результат. Никаких поблажек, потому что «выход» из такой коммерции только один: всё переходит в руки государства. Как говорится, не можешь – сам виноват.

В России остался лишь единственный «независимый» ни от чего ареал бизнес-либерастии: это мелкий-премелкий бизнес с переходом во фрилансерство (самозанятость). Но и его дни СОЧТЕНЫ, речь идёт буквально о каком-нибудь десятке лет.

Что есть сейчас? А есть давление власти на ЛЮБОЙ бизнес (относительно независимый и от местных властей, и от региональных) по поводу «чистоты» биза и оплаты им налогов. Те, кто не спрятался – давятся безпощадно. Пока ещё позволяют существовать международным корпорациям – поскольку они тщательно соблюдают все изыски законодательства и платят налоги (огромные) – но и их время придёт: ПОСЛЕ уничтожения мелкого российского бизнеса, примутся и за них, ибо они попросту выкачивают за рубеж всю прибыль.

В этом плане процесс будет длится гораздо дольше чем с мелкотой бизнеса, международные компании будут оставляться только те, кто будет вкладывать свою прибыль снова в Россию (за этим будут следить), остальных – либо купят, либо обанкротят, создавая невыносимые условия, либо ещё как. Все щупальца международных корпораций будут перерубаться одна за одной, ибо в одной берлоге должен жить один медведь, а не несколько разных зверюшек.

Сама же страна наша медленно, но верно выходит на следующий этап своего развития, который пока незаметен. Я называю его незамысловато: УЧЁТ.

Суть его очень проста: на кой ляд государству перераспределять продукцию, производимую на 75% государственных предприятий, через деньги? Это УЖЕ архаика, в связи с вводимой цифровизацией. Гонять компьютерные знаки через банки, превращая их по пути то в наличные, то в какие-нибудь доллары, то в ценные бумаги, а затем наоборот – это крайняя степень неэффективности, УЖЕ видимая невооружённым глазом (об этом говорит хотя бы то, насколько на бытовом уровне уже трудно прожить без банковской карты и мобильного телефона). Многие люди УЖЕ получают на карту зарплату и УЖЕ платят ей же: ну чем не учёт-то? Деньги даже не щупаются, как раньше. Да, таких людей ещё не большинство, но всё дело именно к этому и идёт (или к этому ведут).

Видно также, что взимание налогов для государства с государственных же предприятий – это вообще нонсенс. Ну да, пока нужный, потому что не построено достойной УЧЁТНОЙ замены, как системы. Но цифровизация в этом скоро все задействованные структуры сподвигнет.

Осталось только решить несколько вещей: как быть с людьми, какова концепция учёта по отношению к людям, и как строить учёт таким образом, чтобы и государству было удобно решать свои задачи, и людям было удобно отказаться от денег?

Пока однозначного решения нет, потому что цифровизация лишь началась. Но некоторые контуры её очевидны, потому что давным-давно созрели.

1. Взаимоотношения людей с государством всё больше и больше переходят на цифру. На бездушную цифру, конечно, но и чёткую, быструю, практически безошибочную цифру – и главное – устраняющее любой коррупционный элемент, расшатывающий функционирование государственной структуры.

2. Взаимоотношения государственных предприятий всё больше и больше переходят на цифру, ибо нужна согласованность их действий в планировании, производстве, распределении продукции (любого передела).

3. Взаимоотношения частных предприятий с государством всё больше и больше переходят на цифру – и здесь возникает ПРОТИВОРЕЧИЕ, которое будет разрешено в пользу государства, разумеется: между планируемыми шагами государства и тенденцией искать прибыль у частников не только у государства, а также и на так называемом «рынке», где второй вовсе не оцифрован, как полагается, а живёт своей «жизнью».

Всё это вместе говорит о том, что когда цифровизация окончательно станет «незаменимой», т. е. назад пути НЕ БУДЕТ, а это произойдёт примерно лет через десять, то:

1. Бизнесы перестанут существовать (разорятся, будут куплены государством, либо вольются в государство на каких-то других условиях).

2. Возникнет большое-пребольшое экономическое (и УЖЕ полностью оцифрованное) экономическое поле СУПЕРКОРПОРАЦИИ «РОССИЯ» (медведь займёт ВСЮ берлогу): планирования, производства и распределения продукции, в котором деньги будут выглядеть замшелым АНАХРОНИЗМОМ.

Что при этом произойдёт? Токмо за ради эффективности – отменят многие и многие платежи населения, предприятий друг другу: транспорт, тепло, воду, электричество, связь, наверно, и базовые продукты питания. Ибо зачем всё распределять через деньги, если всё государственное? Проще и эффективнее отменить деньги, а предоставлять всё НАПРЯМУЮ. Всем сразу. И вопрос учёта, как управленческой категории, будет состоять только из одного вопроса: есть ли для этого (того, иного, другого потребления, которое можно ПРОСЧИТАТЬ заранее) все необходимые ресурсы или нет. Если есть – это будет производиться и распределяться. Если нет – производиться/распределяться не будет.

Что касается морально-этических вопросов о собственности, вернее так: а какой индивидуум на что право имеет (в плане потребить) – если не через деньги и не через властные полномочия, то как? – то этот вопрос будет решаться следующим образом: будут создаваться предприятия (думаю, на базе нынешних мелких бизнесов), они будут государственными к тому времени, на которых люди будут РАЗМЕЩАТЬ ЗАКАЗЫ на производство для СЕБЯ той или иной продукции.

Причём, поскольку цифровизация и учёт КАРДИНАЛЬНО СОКРАТЯТ количество мест, где человеку можно будет работать, то право на работу на этих предприятиях нужно ещё будет ЗАСЛУЖИТЬ.

Ситуация при этом будет примерно такой: каждый гражданин России будет обезпечен по минимуму всем, чем он обезпечен сейчас (может быть и лучше даже), при этом он не будет обязан трудиться где-либо кем-либо, но вот, если он захочет этого, то ему придётся поконкурировать с другими людьми, побороться за своё право ТРУДИТЬСЯ. И вовсе не для того, чтобы поднять свой уровень благосостояния, а для того, чтобы мозг и руки «жиром» не заплыли.

Труд перестанет быть ПРАВОМ для всех. Он станет ЦЕЛЬЮ для желающих трудиться. Любопытно, что многие люди, имхо – порядка 20-30% от общего количества работоспособных, с удовольствием откажутся от труда за деньги, и перейдут на свободный труд ПРОСТО ТАК (когда им захочется). Это достаточно трудно представить, конечно, но такие люди есть уже сейчас. Вот как раз для них и будут создаваться «умные» производства, которые станут работать, когда такие люди будут приходить туда и для себя что-то создавать: к примеру, одежду, к примеру, детали дизайна, к примеру, мебель. А может быть и что покруче.

Вот такой будет учёт. Примерно. Его развёртывание начнётся сразу же после завершения цифровизации всей страны, ибо нужда в деньгах тогда отпадёт окончательно…

Добавить комментарий