Фильм «Вечный зов»

Надеюсь, все его видели.

Он был выпущен двумя блоками, как сейчас говорят, сезонами. Фильм насыщен просоветской пропагандой по самое, что называется, не балуй, но одновременно с этим, этот многосерийный фильм – вовсе не агитка дешёвого пошиба, а кое-что поглубже.

Я, как и многие другие люди, видел его в детстве, когда он только вышел свеженький в телевизоре. Тогда вообще много отличнейших сериалов выпускали, просто суперских. Помню, показали сначала первую часть, а вторая вышла спустя лет пять уже. С удовольствием, как и вся страна, посмотрел первую часть ещё раз, ну и вторую тоже.

Фильм, как модно было в то время, подводил некие итоги существования СССР: ибо тот прошёл в своём развитии определённую
стезю. Брал широкий масштаб и широкими мазками – давал эпическую картину
развёртывания судеб людских. Конец у фильма явно смазан, потому что оставался на оптимистической ноте эпохи оттепели, тогда как на дворе уже стояли застойные 70-80-е гг. В общем, диссонанс в этом плане. Я не могу ругать за это создателей, ибо им хотелось, как лучше, как партия требовала: вперёд и ввысь, ну и т. д. Но всё же обидно немного.

Дело в том, что фильм МОГ получить продолжение – и не менее насыщенное и СИЛЬНОЕ по уже 70-м годам, и далее – до 1991 года. Ну ладно…

Теперь о главном, о том, что увидел в этом фильме СЕЙЧАС, заново просмотрев его. Творцы фильма вплотную подобрались к той теме, которую ныне развивает КОБ: яростная борьба за СОЗДАНИЕ НОВОГО ЧЕЛОВЕКА-ЧЕЛОВЕКА. Я не зря два раза повторил слово «человек». Первый раз – это понятие, а второе – кобовский термин (из раздела о психотипах). Эта борьба прошла ВСУЕ, чего фильм вовсе не утверждает. Я утверждаю.

Борьба была с ФАНТОМАМИ. Борьба была с тем, что в человеке изменить нельзя: с его прирождёнными склонностями. Эти фантомы принимались за реальность, которая якобы поддаётся перерождению, переформированию, переделке и улучшению по пути перфекционизма, и с ними пытались «бороться», как борются с… наводнением там, или пожаром.

Многие ситуации в фильме, и особенно разговоры!, касаются именно этой темы: как быть человеком. Или – каким надо быть человеком. Или вообще – а что есть человек. Ну и т. д. Сплошная философская головоломка, густо усеянная историческими «правдами», пропагандистскими клише, некоторой долей умолчаний, но тем не менее принимаемая за долгосрочную попытку ЧЕСТНОСТИ в ходе «понять самого себя». Наверно, за эту вот честность фильм так и любили, и любят. Вывернутая наизнанку душа, кричащая от боли, не может оставить равнодушной, вернее может, конечно, но мало кого. А таких душ в фильме – почти все. Включая и так называемых «отрицательных» персонажей.

Напомню некоторые, имхо, значимые «заявления» героев фильма по ключевым т. с. точкам бытия человеческого. Ну, первое, это кафтановские излияния по поводу лелеемой им идеи «хозяина» земли русской: купца-богатыря-кулака-торговца-промышленника. Он с гордостью повествует о том, что именно на таких, как он, всё и держится. Ибо остальной народишко – слабоват, хиловат, разгильдос’с, больше склонен мечтать, а не пахать, поэтому-то без таких зубастых, как Кафтанов, без таких ПОГОНЯЛ, как он, вся государственность-то русская, мол, запросто может и рассыпаться. Он спокойно разумеет то, что он находится в меньшинстве по отношению ко всему народу. И его это не колышет ни капли. Он олицетворяет собой силу, которая ПОДАВЛЯЕТ всех остальных, заставляет их идти с ним… под его руководством… КУДА? Да вот никуда, а потому что таким, как Кафтанов, это просто НРАВИТСЯ, такой стиль жизни. Другого они и не представляют себе.

Второе заявление от Поликарпа Кружилина. Этот уразумел, что бедный затюханный народишко потому и затюхан, и беден, потому что его только давят и давят всякие кафтановы. Но вот если ему дать возможность, а сам Кружилин точно знает, как эту возможность ему дать – то народ воспрянет, станет возможно таким же активным, как и Кафтанов. Ну, а поскольку народ это ого-го сколько – то можно такого натворить, наделать! И придти снова
КУДА? Да вот тоже никуда, за исключением одной детали – придти в тот рай, в ту землю обетованную, где все друг другу братья. А дальше что? А вот дальше
ничего. И эта идея Кружилину тоже нравится. И за ради этой идеи не жалко и
жизнь свою положить.

К этим двум базовым идеям и героям, им олицетворяемым, примыкают более мелкие и менее значимые выразители того же самого, данные в фильме, как и полагается ВСКОЛЬЗЬ, для массовки (борьбы идей).

В фильме также есть два персонажа, которые очень схожи друг на друга своим
психотипом: это – Лахновский и Олейников. Первый – матёрый ещё царский служка охраны, затем – бандит, затем – фашистский прихвостень, второй –
анархореволюционер, затем – гэпэушник, затем – смершевец. Оба появились в
фильме НЕИЗВЕСТНО ОТКУДА, без предыстории, цельными, вылитыми.

Бойцы, Лахновский с Олейниковым ещё те, в плен не сдаются, убеждений не меняют, фанатики своих идей, в общем. Что любопытно, оба по жизни и деятельности иногда ОШИБАЮТСЯ в людях, признавая свои ошибки, но борьбы при этом за свои идеалы не прекращают, несмотря ни на что. Есть лишь малые расхождения: если Лахновский раз за разом всё больше убеждается, что человек – это дерьмо полное, то Олейников – наоборот, по фильму раз за разом всё больше поражается тому, что в окружающей его плазме непонятной консистенции плавают иногда алмазы, а он их проглядел по молодости-то.

Самый «любимый» народный персонаж Фёдор Силантьев, с моей точки зрения, дан слабее всего. Намёк на то, что его испортил в юности Кафтанов, дав поглядеть на жизнь «сладкую» на заимке, и вот эта мечта, несбывшаяся, так и испоганила жизнь Фёдору – откровенно СЛАБА и ГЛУПА. У Фёдора были все возможности (по фильму) в 20-х гг реализовать себя в этом плане, начать расти по хозяйственной или партийной линии (ему помог, начал помогать Кружилин, уже пребывавший в начальниках), но он от этого отказался сам. Значит, не в заимке дело, и не в Кафтанове. Да и не в богачестве, и не во власти. А в чём же? На этот вопрос фильм прямого ответа не даёт, даёт лишь косвенный, мол, некоторые люди С ЧЕРВОТОЧИНКОЙ. А что это за зверь такой? Тишина. И приход его в полицаи и убийство его братом Иваном на войне так и не дают ответа на то, а что же с ним случилось? Что его мучило всю жизнь?

А мучила его простая нереализованность, он просто ничего НЕ ВЫБРАЛ. Хотя судьба ему не раз предлагала выбирать: хошь это, а хошь вот то. А он ото всего отказывался. Так тоже бывает – когда человек так и проплавает всю жизнь в проруби, как кусок известно чего…

Ещё один интересный персонаж фильма, обрисованный надо сказать, весьма кондово, является Полипов, бывший лавочник, примкнувший в студентах к революции, да так в ней и оставшийся… бултыхаться в её течениях. В отличие от Фёдора, а типаж один и тот же, он ВЫБРАЛ себе судьбу. Но его так же, как и Фёдора, мучил один непростой вопрос, а правильно ли он сделал, а не надо ли было как-то по-другому, но мучил МЯГКО, поскольку он и умнее того же Фёдора на порядки. Дело в том, что Полипов угадал/угадывал с ТРЕНДОМ развития страны. А Фёдор не угадал/не угадывал никогда.

Остальные персонажи, в общем-то, неважны, даны для масштабности.

Если попробовать погадать на гуще Ж/НЖ, моей любимой теме, то картина по фильму выходит такая: большинство героев – это посконные НЖ с вкраплениями Ж разных видов. Всё – по модели: большинство людей – НЖ, меньшинство – Ж.

Перечислю всех «встреченных» мною выпуклых Ж: Кафтанов, главный Ж и кулак по совместительству, Демьян Инютин – его верный служка, лелеющий мечту занять его место, Фёдор Силантьев – не выбравший для себя ни дорогу Ж, ни дорогу НЖ, а посему – просто дурак, Полипов – слабый Ж, уловивший на заре своей жизни базовый тренд и примкнувший к нему, Лахновский – тёртый Ж, Олейников – безудержный Ж, оба бились за свои идеи, противоположные друг другу.

Остальные герои – яркие, выпуклые НЖ. А потому достаточно тусклы, ибо предугадываемы (в отличие от ярких Ж) и… скучноваты.

Но вот что интересно, на каком-то глубинном уровне, а не как полагается поверхностной советской агитке – почти всех Ж относят оптом и в розницу в стан «не наших», а те из Ж, что вроде и «наши», тоже очень и очень как-то не такие, как прямые и честные НЖ. Правды ради надо сказать, что была и попытка поподробнее изучить перипетии судеб НЖ, но вышло плохо. Всё равно всем с самого начала фильма было ясно, что Иван Силантьев – «хороший» человек, и нет в нём ничего «плохого».

А фильм всё равно интересный. И лишь добавляет в мою копилку убеждений, что наша цивилизация, Русская которая – всё ж таки с душком и сильным НЖ существует. Даже сейчас, когда всё не так однозначно.

Добавить комментарий