Экономика передёрга

Базовое противоречие экономики, как производства и перераспределения произведённых благ среди людей, состоит в том, что никто никогда не знает, что нужно ЗАВТРА. Есть предположения, основанные на предыдущем опыте, что завтра потребуется то-то и то-то, потому что прошлый опыт показывает, что почти 100%-но это и потребуется. Если квалифицировать «завтра», как размытое по срокам будущее: от одного дня до ста лет вперёд, то окажется, что чем дальше от нынешнего дня пресловутое «завтра», тем оценка прогноза на то, что будет нужно – снижается: от почти 100% до… нуля.

Об этой проблеме знают все, без исключения люди. На собственном, даже крайне малом опыте, они чуть ли не ежедневно убеждаются в том, что даже их собственные, так называемые «потребительские» привычки имеют свойство меняться со временем + надо добавить, что «потреблять» можно лишь что-то имеющееся из предлагаемого. Не всегда потребляешь то, что хочешь, чаще всего потребляешь то из имеющегося, из чего можно выбрать. И опять же горизонт «планирования» у людей застывает на уровне 5-10 лет вперёд: никто не может сказать, что с ним самим случиться через 5-10 лет, что ему тогда потребуется, ну что будет-то, в общем!? Можно лишь предполагать, тыкая перстом в кофейную гущу, на уровне 50% на 50%, а то и по-другому…
Мне смешны любые исчисленные экономические циклы, в том числе и нашего премудрого и наиболее точного Кондратьева. Это всё те же «тыканья перстом» – до первого несовпадения с прогнозом. Ну а уж история существования лука со стрелами на протяжении тыщ лет подряд – вовсе не поддаётся никакой характеристике. «Комеди Клаб» какой-то.

В экономике, конечно, есть базовые величины: ну та же еда. Можно есть от пуза, можно есть умеренно, можно чутка голодая, можно совсем на грани голода, а можно и время от времени как-то. Вычислить точную величину тоже невозможно, потому что у каждого индивидуума есть не только личные предпочтения, повязанные на имеющееся для него в наличии по территории его проживания, но и масса ещё чего, связанное с его психикой. То же самое с одеждой и крышей над головой. То же самое с транспортными средствами, или в общем и целом, перемещениями тел. Куда ни плюнь, нигде ничего точно определить нельзя, можно оперировать лишь предположительными величинами, которые в будущем окажутся либо более точными, либо – менее.

Рынок, как либеральная идея, расставляющий всё на свои места безо всякого планирования – имеет свои корни в вышесказанном. В неточности прогностики будущей человеческой деятельности и будущих человеческих потребностях. Ибо «рынок» как бы говорит, ну, мля, ну чего вы собираетесь планировать, если никто толком не знает, что будет завтра. Да, какие-то планчики составлять нужно, но в общем и целом, все эти планы будут всенепременнейше НАРУШЕНЫ неясным никому будущим. Так зачем тогда ДЁРГАТЬСЯ?

План, как идея анти-либеральная, говорит по-другому: да, разумеется, всё запланировать невозможно, но можно запланировать обезпечение базовых потребностей людей на каких-то усреднённых уровнях (которые тоже хрен вычислишь!). К примеру, «план» совершенно спокойно утверждает, что развитие промышленностей любого толка можно спокойно планировать лет на 5-10 вперёд с минимумом «ошибок». Весь предыдущий опыт жизни человечества – это, кстати, и подтверждает. Поскольку строительство любого завода, комбината – это минимум года 2-3, ну и соотнести можно уже спокойно с 5-10 годами.
Если же копнуть глубже в либеральную и анти-либеральную идеи, то окажется, что весь трэш идёт о БАЛАНСЕ: чему отдавать предпочтение, за счёт кого, в какие сроки и т. д. Поиск же баланса идёт что в рынке, что в плане (тем более, что «чистых» ни рынков, ни планов не было, нет и не будет никогда, всегда будет некая СМЕСЬ). И никуда от этого не деться.
Обобщая, можно уже с уверенностью сказать, что то, что мы называем «экономикой», есть на самом деле приведение к необходимому балансу сосуществования миллионов характеристик, каждая из которых может поменяться хоть через секунду.

И тут на самую верхотуру взбирается то, что ни к какой экономике отношения вовсе не имеет. В первую очередь, нравственность, у которой на плечах сидит совесть, у которой на плечах сидит «смысл жизни», у которого на плечах сидит «а что такое жизнь», у которого на плечах сидит «а что вообще есть ВСЁ». Совокупно, все эти нехилые для обсуждения вопросы ДАВЯТ на приземлённые вопросы бытия (той же экономики) с такой силой, что вызывают совершенно различные выводы. В той же экономике.

Взгляд пессимиста, можете вы сказать. Ну, где-то так. Но не пессимиста, а скорее неочевидного прозорливца. Та «экономика» будет крепче и надёжнее, в которой ВЕРХНИЕ вопросы обсуждены, поняты, сведены к консенсусу и им ПРИВЕРЖЕНЫ. Верхние вопросы – это вопросы БЫТИЯ, как такового, если кто не понял.

К примеру, есть вопрос нравственности и морали, а также совести. Выбор их среди двух возможных – ведёт к одной экономике (рано или поздно приводит). Если две части людей выбирают разные возможности – вот вам и столкновения. Сказать при этом, какая из сторон окончательно права, не представляется возможным в рамках нравственности, морали и совести, требуется переход к «смыслу жизни», а то и к «бытию», как таковому. Ибо там лежат ответы. Подчас и неожиданные. И они могут отрицать и нравственность, и мораль, да и совесть заодно. А готовы ли люди к этому? Нет, конечно.
Так, собственно, и толчёмся в низинах. Без полёта мыслей к самому возможному верхнему пределу, от которого затем гораздо ЛЕГЧЕ опускаться в существующую действительность, ВИДЯ, как из верхнего произрастают ростки и расцветают бурным цветом нижние слои и сферы.

Экономика – «родная дочка» тех самых ВЕРХНИХ выборов/осмыслений человеков. Отросток от нравственности, морали и совести, которые, в свою очередь, есть отростки от «смысла жизни», который в свою очередь отросток от «что такое БЫТИЕ». И никак иначе. Если нравственность общественная (или коммунистическая), то смысл жизни в том, чтобы двигаться вперёд СООБЩЕ, если же нравственность индивидуалистическая (некоммунистическая), то смысл жизни в том, чтобы двигаться вперёд индивидуально. А кто скажет, что нельзя индивидуально или нельзя общественно? Можно и так, и эдак. Да, дороги разные. Но смысл-то один и тот же. А где он? А в следующем шаге – наверх: смысле жизни.

Я называю эти среднеуровневые выборы человека хлёстко и жёстко: жидовский и нежидовский пути развития. Но оба они РАЗВИВАЮТ человека. Да, по-иному, да, противоположно, кардинально по-разному, но развивают же. И человека одного выбора, и человека выбора другого. В этом и есть смысл жизни: в ВЫБОРЕ одного из двух путей.

Если же перешагнуть «смысл жизни» и обратиться прямо к «вопросу Бытия», то окажется, что БЫТИЕ перечёркивает весь смысл жизни. Целиком. Бытие в разы, в неисчислимые разы БОЛЬШЕ любой ФОРМЫ ЖИЗНИ где бы то ни было. Вы ощущаете это? Вы понимаете это? Если да, то после такого понимания/ощущения будет достаточно трудно снова «придти на Землю» и снова-корова заняться той же экономикой. Потому что, ясен перец, становится ТЯЖЕЛО. И морально, и нравственно, и по совести. И по смысловому наполнению жизни. А что делать? Биться дальше в оправдание того выбора, которому привержен, к которому склонен, к которому лежит душа – против тех, кто не склонен, не привержен к выбору твоему? Ну, можно, конечно.

Резюмирую. Никогда человечеству не наладить экономики. Ни при каких условиях. Всегда будет изъяны и ущербы, ощущаемые теми людьми, которым ТАКАЯ экономика будет не по нутру. Они всегда есть, такие люди: которым недосоленное кажется пересоленным (с другой стороны, а кто судья солёности-то объективной, и есть ли он?).

Экономики можно лишь РАЗДЕЛИТЬ. На две части. Одну для тех людей, которым нравится один выбор. Другую для тех, кому нравится другой. Т. е., в моих терминах, для жидов и для нежидов. Количественно, гораздо больше нежидов, кстати, поэтому вопрос о выделении чего угодно для жидов будет тоже непрост.

Баланс при этом будет соблюдён с максимально возможной точностью: ибо он будет существовать не в самой экономике, а в том, что ею РУКОВОДИТ и двигает. В той самой идее «справедливости мироустройства», которую так РАЗНО понимают жиды и нежиды.

Прежде чем этим заниматься, кстати, следует это понять. А поняв, чётко обозначить. Примерно так. Люди, по своим склонностям, делятся на две категории: на жидов и на нежидов. Жиды, в общем и целом, выступают за индивидуальный способ развития самих себя, БЕЗ опоры на какое бы то ни было общество (хотя само их количество, жидов, тоже образует общество). Нежиды, в общем и целом, выступают за коллективный способ развития самих себя, С ОПОРОЙ на ЛЮБОЕ ОБЩЕСТВО, которое они собой образуют.

Строительство однородных экономик для приверженцев столь разных взглядов (где будет существовать дикая смесь из противоречащих друг другу максим) – это путь к маразму. Строительство же ДВУХ РАЗНЫХ экономик для двух разных групп, приверженцев двух разных взглядов – это гораздо гармоничнее. Да, у них будут продолжаться «бои», но уже лишь местного, пограничного т. с., значения. Никуда от этого не уйти, Земля на всех одна. Но развиваться лучше отдельно, можно сказать, по минимуму МЕШАЯ ДРУГ ДРУГУ.

С моей точки зрения, Россия – типичнейшая нежидовская страна, многократно в своей истории так или иначе выбиравшая большинством населения КОЛЛЕКТИВНЫЙ, ОБЩЕСТВЕННЫЙ выбор развития, гнобившая в своей среде выбор индивидуальщиков-жидов, поэтому она может стать (если всё правильно понять, осмыслить и запланировать) кластером того самого нежидовского мира на Земле. Очень большим кластером. Потому что будет (возникнет) сильнейшее нежидовское тяготение к центру, ОДНОЗНАЧНО заявившему себя так от тех нежидовских окраин, которые пока ещё не домыслились до этого, но ощущают себя в жидовских влияниях как-то не по себе.

Западную цивилизацию я лично целиком и полностью отношу к жидовскому ареалу. Вот пусть туда жидки и съезжаются потом, если им так люб индивидуальный способ развития.

Всё остальное на Земле ещё чётко не определилось пока. И Россия помалкивает.

Блин, один я в бубен бью. Ну да у нас как-то так сложилось, что и «один в поле воин», если умственно ладно скроен. Тем и жив.

Добавить комментарий