Экономика прагматики

EPSON scanner Image

Есть одна любопытная фишка, на стыке политики и экономики, о которой все знают, но мало кто придаёт ей значения.

Граждане голосуют, имея, скажем так, лишь своё тельце, независимо от своего благосостояния, и имея ОДИН голос. Его невозможно в политике превратить в два голоса, или три, если тельце одно. Таков закон.

В экономике всё не так: гражданин, имеющий одно тельце, но имеющий благосостояние повыше других, имеет право в бизнес-структуре обладать несколькими голосами, а то и сотнями, тыщами и даже миллионами. Право голоса отдано БОГАЧЕСТВУ. Таков закон.

Приближение экономики и политики, на их стыках, есть, оно называется кооператив, в котором богачество не имеет значения, потому что одно тельце имеет один голос.

Если обратиться нюхом в историю, то мы увидим, что когда создавались первые выборные органы (политические, экономические объединения), то и политика, и экономика росли под ОДНИМ и ТЕМ ЖЕ шаблоном: голоса определялись БОГАЧЕСТВОМ (или особым положением, ставящим богачество чуть позади, к примеру, гражданством). Не тельцем, т. е. не принципом одно тело – один голос, а богачеством и определённым статусом, который хотя иногда напрямую и не приравнивался к богачеству, но был потенциально к нему предрасположен: таковы гражданства разных республик, членство в ремесленных и торговых гильдиях, аристократических порождениях кровной связи и т. д. Легко заметить, анализируя сей момент, что «статусность» (положение в обществе: выше, ниже) и «богачество» достаточно сложно пересекались между собой, в разных обществах выпячивая то одно, то другое.

История, вынюханная классиками марксизма, о том, как буржуазия захотела отправить на помойку аристократические статусы, а вместо них ввести другие, по богачеству (хотя и прикрывалось это словесами о равенстве, свободе, братстве) – у всех на слуху. Менее известно другое: то, что борьба за принцип «одно тельце – один голос» была и раньше, допустим, в тех же рабовладельческих обществах, как ни спорно их существование вообще. И уж совсем мало известно, а, если известно, то как-то проходит мимо взглядов и ушей, что самые низовые объединения людей, по всему миру, что любопытно, всегда формировались по принципу, который и есть самый правильный: один человек – один голос.

Сейчас в мире ситуация перепутана донельзя. В том числе и в головах. Да, демократия западного толка, в результате «борьбы» всяких суфражисток и прочих, добивающихся РАВЕНСТВА (всё более и более строго выполнения принципа «одно тельце – один голос»), добилась в политике именно этого. Никому нынче в голову не приходит, что один человек на выборах в органы власти, что государственные, что местные, может обладать более, чем одним голосом.

А в экономике этот принцип похерен. Причём настолько очевидно похерен, настолько всеобъемлюще, что никому и в голову не приходит его оспаривать. Хотя парадоксальность ситуации, отсутствие даже минимальной логики просто ВОПИЁТ.

Мне вот хочется его оспорить. Дело тут вот в чём: власть мы выбираем, власть управляет, в том числе и экономикой. Власть выбирается по принципу «один человек – один голос» большинством поданных за того или иного кандидата голосов (ну в теории, на практике всё гораздо сложнее, но всё же). Теперь следите за «руками»: а в экономике «властью» может ЛЕГКО стать любой человек, назначивший сам себя главой какой-нибудь коммерческой ФОРМЫ. Вот так просто: решил человек основать фирму «Рога и копыта» и особого труда, знаете ли, чтобы её основать и начать работать, у него не возникает. Ему не нужны ничьи голоса, определяющие его компетентность, допустим, ему не нужны никакие выборы. Он сам с усам. Закон позволяет ему это делать.
Любому дураку, любому неучу, любому идиоту. ЛЮБОМУ!!! Безо всяких утверждений его на «пост» другими людьми.

Видна парадоксальность ситуации, видна алогичная нестыковка организации общества? Мне видна.

У меня есть ответ, почему так произошло. Дело в том, что экономика – это поле, гораздо более обширное, чем политика. Хотя они и взаимосвязаны. И переток некоторых экономических функций в политику начал происходить тогда, когда количество управляемого народа стало превышать необходимую величину для СТРУКТУРНОГО управления (по анализу КОБ). Т. е. когда возникла нужда в БЕЗСТРУКТУРНОМ управлении, то тогда и только тогда политика «отделилась» от экономики, и в ней, в «политике» медленно, но неуклонно начали развиваться иные принципы самоорганизации, нежели в экономике, которой она начала сверху «управлять».

Теперь снова следите за «руками». Для того, чтобы в политике (т. е. высшем из возможных управлений объединений людей) было более или менее сбалансированно всё, то требовался принцип ВЫДВИЖЕНИЯ высших управленцев, который более или менее устраивал всех. Этот принцип известен: аристократия и короли с царями (выборов нет, есть переход власти по крови). Но никогда этот принцип не устраивал всех, без исключения, в экономике. В результате долгой и упорной борьбы несогласных т. с., принцип выдвижения в политике был заменён на другой: выборный. Но не сразу шоколадно до приторности. Сначала правом выбора обладали самые, самые, чуть ниже по статусу, чем аристократия, но чуть выше, чем быдло откровенное (типа крестьян, крутящих хвосты своим волам). Затем правом выбора стали обладать слои поширше, затем право голоса дали и женщинам, затем уже всем. Но и здесь всё ещё не совсем чисто: сидящие в тюрьмах, в некоторых странах, голоса лишены, лишены его и младенцы, и дети, вплоть до наступления у них определённого возраста. В общем, не совсем ещё отработана система, но всё же, но всё же.

В то же самое время в экономике подобного «уравнивания» НЕ происходило. Всё измерялось богачеством: кто богаче, тот и правее (с помощью различных уловок, как водится). Но политика, вернее принцип «один человек – один голос» (подразумевается в выборности власти, т. е. в части управления), оказали-таки на экономику своё влияние – ибо ВОЗНИКЛИ (вернее «восстановились» из старины и облагородились законами) КООПЕРАТИВЫ (общины, артели и т. д.), в которых БАЗОВЫМ принципом создания оного как раз-таки служил «политический принцип равенства тела и его голоса».
Кооператив – это чисто экономическая форма объединения людей. Так же, как и акционерное общество. Так же, как и другие формы. Только принципы их существования разные: в кооперативах один человек – один голос, в акционерных обществах одна филькина грамота – и сколько угодно голосов. В кооперативах невозможен паразитизм, ни в какой из его ипостасей. В акционерных обществах паразитизм процветает.

А наша глобальная экономика, в том числе и в нашей стране, есть «поле чудес», в которой формально «разрешены» любые формы сотрудничества и объединения людей, однако ПРЕДПОЧТЕНИЕ и негласная поддержка отдаётся паразитическим формам.

Собственно, никакого секрета вышеизложенным я ни для кого не открываю, всё известно и так. Известно до размазывания соплей по исхлёстанной кредитами душе.

Но вот другой «секрет» не очень известен, его можно слегка и приоткрыть. К примеру, поддержка со стороны ВЫБОРНОЙ (sic!) власти управления государством и местных самоуправлений КООПЕРАЦИОННЫХ экономических форм объединений людей (непаразитических), а также подавление (или вообще уничтожение) форм, имеющих в своём потенциале развитие паразитизма – есть (может быть) ПЛАВНЫЙ переход к ещё бОльшему равенству людей промеж себя, к ещё бОльшей свободе (как ни странно это звучит на первый взгляд, но свобода паразитировать – это вовсе не свобода, а искажение принципа свободы, причём злостное и мерзкое!).

Да, ситуация в экономике отягощена ещё и наличием денег тех же, к тому же паразитические формы объединений людей законодательно разрешены и в денежной сфере, это всё так. Но и это можно переиграть. Плавно, постепенно, в течение долгого срока (допустим, одного или нескольких поколений людей).

Представьте, пожалуйста, такую картину: в России не осталось никаких акционерных обществ (и вообще других форм, имеющих в своём потенциале паразитизм), а разрешаются только ТРИ вида объединений людей: государственная, кооперативная, частная (один человек волен делать с собой, что угодно, а вот управлять другим человеком он не имеет права: марксистская терминология в данном случае «не имеет право эксплуатировать»). Все финансы также под управлением государства, никаких коммерсов в финансах более нет.

Что изменится?

Исчезнет небольшой, но весьма неприятный слой паразитов. Сам паразитизм, конечно, останется, потому что носители идей паразитизма никуда не денутся и будут искать и находить возможности, но их, возможностей, будет банально МЕНЬШЕ, причём на всех уровнях, а то, что происходит на самых низовых уровнях будет отсекаться даже без всяких законов, просто людьми. Когда ситуация такова, что экономически (по закону) паразитировать НЕЛЬЗЯ (ну нет никакой возможности), то проблема паразитизма перетекает в чисто бытовую напряжённость, ну а быт лечится мгновенно ОБЩЕСТВОМ.

Носители идей паразитизма, я их называю жиды, будут вынуждены искать «комфортную» среду обитания для себя. Предоставление им «отдушины» в виде свободной возможности свалить туда, где паразитизм (формы экономического объединения людей, позволяющих развивать паразитизм) процветает – будет и человечным выходом из ситуации, и одновременно освобождающим огромное количество нежидов от безсмыслицы столкновений мировоззрений.

Исторически так сложилось, что жидовский паразитизм процветает в странах «развитого капитализма», или Западной цивилизации. Можно сказать, что они ОСТАНОВИЛИСЬ в своём развитии, предоставив паразитизму достигнуть своей наивысшей возможной точки развития (марксисты это называют «отсутствием дальнейшей эксплуатации колоний, ибо Земля не резиновая и вся уже покрыта капитализмом»). А мы, в России, можем продолжать, выбрав стратегию, ОТЛИЧНУЮ от загнивающих т. с. Тем более, что эта стратегия как нельзя лучше подходит к общему нежидовскому, а кооперативному, общинному духу нашей страны-цивилизации.

Выдавливание жидовского духа из России возможно разными методами, в том числе и экономическим принуждением, созданием условий для жида, от которых жид воем воет. Представляя ему возможность быть жидом в другом месте, мы не будем перебарщивать в давлении.

В выборе подобной стратегии, к сожалению, многое зависит от политики, от выборной власти, именно она должна принять необходимые решения. Предпосылки для этого уже созданы: государству принадлежит ныне подавляющее большинство экономических субъектов, подавляющее же большинство людей в России являются либо единоличными экономическими единицами, либо работают в государстве. Слой коммерсов и тех, кто работает на них (подвергается эксплуатации по версии марксистов) – с каждым годом УМЕНЬШАЕТСЯ. Но пока силён и охватывает собой ВСЕ слои государственного управления, прямо-таки диктуя продолжение существования паразитических секторов.

Лично для меня, наблюдателя-мыслителя-нежида, поворотным пунктом в России в этом плане будут две вещи: переход всех финансов под контроль лишь государственной власти (с полным упразднением коммерсов в этой сфере), подавление паразитических форм хозяйствования, поощрение кооперативов. С помощью финансового ресурса, сосредоточенного в руках государства, «поощрение-подавление» может осуществляться с лёгкостью необычайной, как это, надеюсь, очевидно.

Жду’с, как водится, и надеюсь.


Notice: Undefined offset: 0 in /home/c/ca49392/public_html/wp-content/themes/elegantwp/functions.php on line 1121

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/c/ca49392/public_html/wp-content/themes/elegantwp/functions.php on line 1121

Добавить комментарий