А как там в Тае? VII

Ситуация в Таиланде ничем особенным не отличилась на прошедшие пять дней с прошлого описания: так же закрыты половина магазинов, так же при входе в открытые магазины проверяют температуру и не пускают без маски. Так же нельзя гулять с 10 вечера до 4 утра. Всё то же самое.

Новенькое же следующее: уже несколько дней подряд по улицам Паттайи ездит весёлый джип золотистого цвета с колёсами от Белаза, на крыше – аудиоколонка величиной с гроб, и веселит тех редких прохожих, которые ещё ходят туда-сюда, приятственной мажорной музычкой, поднимающей настроение.

Всё остальное новенькое, что я лично видел связано с тем, что 16-го числа мы с женой решили, что хватит ждать у моря погоды, надо, наконец похоронить её маму, мне тёщу, которая с 4-го апреля лежала в морге в Бангкоке. Поэтому я организовал поездку с одной тайкой, хорошо говорящей по-английски, на её машине, т. е. нанял водителя и переводчика в одном лице. По опыту просто знаю, что при обращении в тайские официальные органы помощь гражданина/ки Таиланда просто безценна, хотя бы для того, чтобы понять, что мне говорят представители этих самых органов (да, многие из них пытаются что-то выразить на английском, но я их в 99% просто не понимаю), не говоря уж о том, где находятся другие органы, куда меня посылают за бумажками.

Выехали утром, 17-го апреля. Первым делом поехали на Бич-роуд, на центровую набережную, в главный полицейский департамент Паттайи, чтобы получить там бумагу о смерти тёщи и разрешение на выезд из Паттайи в Бангкок (выезд и въезд закрыты). Перед входом тайцы соорудили обтянутую полиэтиленовой плёнкой кабинку типа душ, через неё надо пройти перед заходом в офис, сверху льётся мелкодисперсная водица, пахнущая хлоркой. Ну, как говорится, не факт, что обеззараживает, но всё же. Затем снова помыть руки санитайзером, если хочется – можно помыть руки и лицо с жидким мылом.

Внутри участка тихо-тихо, практически никого нет, в одном отделе (мне показалось – убойном, больно типичные мужички там сидели) какой-то парнишка тихо наигрывал на гитаре, в другом – нас обслужили. Наша знакомая тайка, зовут её Эм, хотя это укороченное для иностранцев имя, быстро порешала по-тайски все вопросы, нам выдали одну бумажку на тайском. Я спросил, а это про смерть или про выезд из Паттайи, Эм ответила, что это и для того, и для другого. Ну, ОК.

Сели в машину и поехали в Бангкок. На выезде из города нас никто не остановил, да и некому было. Блок-посты стояли лишь на въезде всех поворотов с Сукумвита (это главная артерия города, тянущаяся вдоль всей Паттайи примерно в 2-х км от моря) в Паттайю. Что было странно, потому что приказ мэра, который я лично читал, гласил о том, что выезд тоже запрещён.

Дорога поначалу, примерно до половины пути, была просто пустынна. Обычно там достаточно много транспорта. А вот за 40-50 км до Бангкока машин стало гораздо больше, ну, может, чуть меньше, чем обычно. Ну и, наконец, при въезде в столицу Таиланда (хотя там трудно по пути определить, где заканчиваются пригороды, а где начинается сам город) – никого не было, вообще. Не было никаких блок-постов и на другой стороне дороги: т. е. въезд и выезд в/из Бангкока – был абсолютно свободный.

В самом городе, а было уже 11 утра пятницы, на улицах было пустынно. Пока мы доехали до посольства, а это километров 20 петляний по центру, встречали буквально по человеку на километр, не считая тележек с пищей, которых было гораздо больше, чем пешеходов.

Я ожидал, что улочки рядом с посольством будут переполнены нашими, которые не успели улететь по домам. Но они были совершенно пустые. Само посольство было заперто, пришлось звонить и объяснять цель прибытия по домофону. Рядом с дверью стоял полицейский джип.

Отступление: когда иностранец умирает в Таиланде, его тело отвозят в полицейский госпиталь в Бангкоке, там есть морг, и родственники могут получить тело лишь по справке, выданной в посольстве. Ну а далее родственники сами выбирают, что делать с телом: хоронить, кремировать, перевозить к себе на Родину.

Когда мы с женой и Эм зашли в посольство, там никого не было, лишь охранник-таец, с медицинским пистолетом и санитайзером (как без них!), сидел и полицейский. Затем вышла девочка-секретарь. Мы ей всё поведали, она ушла. Затем вышел консул, в маске, попросил меня держаться за два метра от него. Ну мы поведали нашу горестную весть, он попросил показать паспорт усопшей тёщи, и порекомендовал нам обратиться сразу в похоронное бюро, которое сотрудничает с посольством. Я позвонил туда, при нём, чтобы узнать цену. Узнал. 67 000 бат за всё про всё и не волноваться (в рублях надо умножить на три).

Разумеется, отказался платить за этот чугунный мост, говорю консулу, нет, дайте нам справку для морга, мы сами всё остальное сделаем. Ну он сказал, нет, так нет, дал справку. Затем я его спросил, сколько здесь наших, ещё не улетевших, не успевших улететь? Он сказал, что посольство помогло отправить несколько сотен, пока не отменили все рейсы, и вот ещё несколько сотен где-то тут в Бангкоке ошиваются, ждут, но что посольство сделать может, если Аэрофлот не присылает рейсы, МЧС – тоже.

Со справкой из посольства мы поехали в госпиталь, в морг. Это было недалеко, с пяток кварталов. Там наша тайка Эм быстро договорилась обо всём, нас затем провели в специальную комнату для прощания с тёщей (мы привезли с собой одежду, её там одели в неё), попрощались. Мы решили кремировать её в Паттайе, в каком-нибудь из местных монастырей, да и как оказалось, это и было лишь возможно, потому что свидетельство о смерти выдавалось лишь в Паттайе, месте смерти. Поначалу мы думали о кремации где-нибудь в Бангкоке…

Суммы: морг взял за что-то 2 000 бат, тётка какая-то из морга, которая организовала перевоз тела в Паттайю – ещё 4 000 бат. Наша же тайка Эм обзвонила несколько монастырей в Паттайе, с целью узнать, кто из них сможет организовать кремацию в субботу или воскресенье. Таких нашлось три. Затем Эм предложила покушать немного в местной госпитальной столовке. Мы туда зашли, обнаружили там очень много народа, видимо, персонал больницы, поели чего-то за, как всегда, очень смешные деньги (на троих я заплатил 120 бат, по 40 бат за блюдо), и поехали обратно.

Мы с женой очень переживали за эти блок-посты, но, как оказалось, всё не так страшно. Приехав в Паттайю, мы поехали по монастырям, узнавать цены за кремацию. Остановились на втором (они были рядом расположены), в нём было подешевле. Договорились на кремацию на воскресенье – 5 000 бат. В первом монастыре мы наткнулись на огромную очередь тайцев, на несколько километров. Я спросил у Эм, она ответила, что идёт безплатная раздача пищи: 2 кг риса, 1 кг лапши, одна банка консервов рыбных, что-то ещё. Я говорю, это государство раздаёт помощь? Эм ответила, нет, это какой-то частный меценат. Я говорю, а откуда народ узнал про раздачу? Она засмеялась и говорит, так есть Паттайя-чат, там все новости, вот оттуда.

Оба монастыря располагались за Сукумвитом, поэтому мы ещё не приближались к блок-постам. Пока мы там ездили, а это ещё километра два в сторону от моря, я смотрел, как вообще в этой части города идёт жизнь. Носят маски примерно половина, народа на улице полно, ВСЕ магазины открыты. В общем, нет там никакой строгости и гражданской ответственности. Я спросил Эм, мол, что тут за фигня такая творится. Она пожала плечами, говорит, у всех этих людей, что живут здесь – вообще-то бизнесы в той части города, за Сукумвитом, в центре. Их туда сейчас на работу не пускают никого, вот они здесь все и болтаются: глупость, говорит, обычная глупость.

Затем мы выехали на Сукумвит, и, перед поворотом к центру города, наконец, и блок-пост. Выглядит он так: столбы, сверху натянут полиэтилен от дождя, полицейские подходят, спрашивают либо цель приезда, либо просят документы, подтверждающие проживание в Паттайе, затем предлагают проехать чуть дальше, там проверяют пистолетиками температуру и пускают уже в город. Полминуты, в общем. Я взял в кондо в офисе управления документ, что мы с женой проживаем там, этого документа хватило.

Затем мы сразу поехали снова в полицейский участок, где уже были утром. Эм сказала, что туда надо заехать, чтобы взять ещё какие-то бумаги для уже мэрии Паттайи. Заехали туда, снова через душ с хлорированной водой прошли, руки помыли. Зашли, там сидит мужик-полицейский, с маской, на чистом русском спрашивает, русские ли мы. Я говорю, да. Он говорит, какие проблемы – он выслушал всё, щас, говорит, всё сделаем. А ты запиши мой телефон, если что – звони. Я говорю, где по-русски так научился: он говорит, я – юрист вообще-то 10 лет в Москве прожил, учился, работал затем… Я восхитился, акцента у мужика вообще нет. Зовут его Ви. Обалдеть, в общем.

Дали нам там все справки, что нужно, мы с ними тут же поехали в мэрию. В мэрии, огромном симпатичном здании недалеко от 21-го Терминала (для тех, кто знает), сидела лишь одна служащая, при входе никого, но есть столик, на нём – санитайзер. Девушка всё нам подготовила, дала квиточек, сказала, чтобы приходили в понедельник уже за готовым свидетельством о смерти. Мол, дадите этот квиточек и получите свидетельство.

Сегодня, в воскресенье, мы съездили в монастырь, на кремацию. Она вообще-то идёт пять часов, поэтому мы приехали к самому концу. Монахи провели церемонию, посыпали пепел цветами, поливали какой-то водичкой, читали молитвы. Я стоял рядом, ладошку у груди, в полупоклоне. Затем мне отсыпали пепел и косточки в маленькую урну золотистого цвета, обернули её чистым белым холстом и вручили. Всё достаточно быстро, где-то полчаса заняло.

Мы заплатили Эм 5 000 бат за поездку в Бангкок и 1 000 бат за сегодня. Итого, все траты на похороны и оформление бумажек: 6 + 5 + 6 = 17 000 бат. Это вместо 67 000 бат. Возможно, за само свидетельство о смерти придётся тоже заплатить, но там выйдет где-то 100 бат, вряд ли больше. Если бы не помощь Эм, то мы бы проездили кучу раз, измучились бы с этими бумажками, в общем, получили кучу геморроя. А так, за два дня полностью практически управились.

Остаётся теперь лишь самая малость: перевести свидетельство о смерти с тайского на английский, легализовать его в тайском министерстве иностранных дел, привезти этот перевод в наше посольство, которое сделает перевод уже на русский язык, и уже с ним можно будет ехать в Россию. Только оформленное таким образом примут. Я уже это всё проходил, поэтому всё знаю, как и что, это порядка ещё 3 000 бат.

Итого: 14 000 бат (или 42 000 рублей) придётся потратить минимум, чтобы похоронить нашего умершего человека в Паттайе и правильно оформить все необходимые бумаги, придётся побегать ещё. Это, если без помощи тайца или тайки. С помощью же все вопросы решаются побыстрее, но и тайцу или тайке надо заплатить. Тогда общие расходы: 20 000 бат (60 000 рублей).

Добавить комментарий