Аргументы

Есть такая штука в человечьем общежитии-общении – называемая спором. А скрещиваются в спорах-поединках шпаги-аргументы. Это, конечно, в идеале, в реальности вместо шпаг применяются и кувалды, и шаланды, полные дерьма, а также стрелы, приправленные ядом.

Философская же подоплёка возникновения споров (самой вероятности) относится к тем областям, в которых аргументы не живут вовсе. Они лишь соседствуют. Эти области можно называть по-разному: к примеру, мiровоззрение, или сложившееся и устойчивое мнение по некоторым вопросам. А вот аргументы извлекаются, как старики-разбойники, вызовом из сопредельных мiровоззрению или мнению районов.

И это очень странная штука, между прочим. Вот, казалось бы, есть мнение одно и есть мнение другое, ну так бери из этого же мнения все нужные тебе аргументы, да и приводи их. Ан нет. Из мнения невозможно вычленить ни одного аргумента, потому что мнение (или мiровоззрение) обычно ЗАЦЕМЕНТИРОВАНО, на куски не растащишь, ибо оно – цельное.

Поэтому лично я отношу мнения к концепциям, а вот аргументы – к немного сложной процедуре попыток обелить и опушистить собственную концепцию таким образом, чтобы ейная белость и пушистость стала белее снега и пушистее песца. Обычно это не удаётся ни хрена, потому что столкновения концепций никогда ещё не вели ни к какому синтезу, а лишь выбивали из себя искру. Но за счёт приведения аргументов этот процесс СГЛАЖИВАЕТ остроту неприятия различных концепций.

Когда слушаешь аргументы в споре обычно кажется, что ещё вот-вот, ещё чуть-чуть и можно будет найти некую единую сердцевиночку, от которой можно будет сторонам и начать плясать. Но это лишь кажущийся момент. Аргументы, повторюсь, ОБТЕКАЮТ суть концепций, ОБВОЛАКИВАЮТ оные дымком и туманом, от чего никогда не наступает прояснения.

Я примерно понимаю, почему так. Концепция – есть не сгусток мыслей, не сгущение смыслов, ибо, если это было так, то при желании их все можно было бы распотрошить на составляющие. Концепция есть ОЩУЩЕНИЕ, а вот сгустки мыслей или сгущения смыслов – это попытки извлечения из ощущения, с помощью языка, логичных взаимосвязей и непротиворечивых суждений, чего-то такого, что сможет передать концепцию.

Поэтому можно заметить следующее: любая концепция обрастает аргументами лишь по той причине, что мы, люди, пока не можем передать её, концепцию, из головы в голову НАПРЯМУЮ, как ощущение. Причём понятно, что аргументы в чистом виде – это слегка распотрошённые для порядку и лучшего понимания всё те же сгустки мыслей и сгущения смыслов. Которые, в свою очередь, тоже есть попытки передать всё ту же концепцию.

Имхо, при ведении любого спора и изречении/выслушивании аргументов важно понимать этот процесс: тогда будет легче, что называется «въезжать» в этот трёхступенчатый по сути процесс. Научившись мгновенно отделять «мухи» от «котлет» и заодно и от «соуса», аргументационная взаимосвязь (если она есть, иногда, конечно она не присутствует) становится сеткой, в которой неминуемо есть дырки и узлы, а также соединительные нити/канаты.

К примеру, в любом споре концепция первого спорщика обычно схватывается вторым спорщиком мгновенно. Это вопрос тонкости ощущений, конечно, который невозможно никак иначе объяснить, чем какими-то неведомыми волнами или энергиями. Далее следует оценка вторым спорщиком этой концепции по принципу «верно» или «неверно». Т. е. этому даже учиться не надо, это свойство и так есть у всех людей.

Однако далее начинается разумение мыслей и смыслов, извлекаемых из концепции, а также попытки передать их на языке. Тут-то и приходят первые закавыки, которые обычно «рушат» первоначальный посыл от ощущения концепции. Дело в том, что язык – это каннибал смыслов; даже так: каннибал смыслов, их порождающий и могущий их съесть. Вот аргументы – это и есть эти самые монстры, которые возникают из лепки смыслов кривоватой рукой, негнущимися пальцами… языка.

Таким образом все споры перерастают в такого рода аргументацию, при которой размываются все смыслы, а сама концепция погружается в глубокий ил, извлечь же её оттуда практически невозможно никак. Те спорящие, которые ощущают этот процесс, но выразить его не могут, небезосновательно подозревая, что любая такая попытка будет всуе, обычно не заостряют внимание на игре в последующие после высказывания аргументы, предпочитая помалкивать. Ну или как бы говоря себе, что этим идиотам хрен чего докажешь, у них понималки ещё не выросли.

Это не совсем так, потому что в спорах, нет-нет, да и прорываются всё те же ощущения, которые иногда мастерски могут быть переданы словом. И тогда они высвечивают и очень фактурно эту самую концепцию. Надо сказать, что такое происходит крайне редко, но бывает, конечно.

Самое интересное во всём этом, что концептуально близким людям спорить не о чем. Разве что о малозначимых нюансах, которые обе стороны лениво признают про себя, что они, в общем-то, и неважны.

Людям, чьи концепции далеки друг от друга, спорить, в свою очередь, есть о чём, но это будет спор ни о чём, поскольку концепции не меняются. Это будет переливание из пустого в порожнее.

Так как же быть тогда, если по словам автора, меня, всё так запутано и практически безсмысленно? Ну, есть третий путь, как говорится, понимать скрытую подоплёку спора, его «пружинки», «болтики» и «скрепы», а также всю внутреннюю механику. И далее, если интересно – можно поучаствовать в споре, поиграть в слова, смыслы, может удасться когда и дать концептуальную картинку, яркую. Если же неинтересно, то можно просто разбрасываться концепциями – типа, может кому и пригодится.

Лично я предпочитаю третий путь: мне нравится исследовать споры именно по этим аспектам, там много чего можно найти любопытного – это же ещё и от стиля изложения зависит. Ну а когда споров вообще нет – это заставляет крепко задуматься над тем, что отконцептуализировано и в мiр выброшено.

Добавить комментарий