Артельная ментальность

Для того, чтобы артели организовывались, нужны люди с уже сформировавшейся артельной ментальностью, либо той, которая тянется к артелизации, но пока ещё не представляет толком, что это такое. В ином случае, в случае отсутствия среди людей на Руси таковых по складу характера, разумеется, никакой артелизации НЕ будет. Или она, как и встарь, будет продвигаться со скрипом, по ходу дела, воспитуя т. с. А это мы уже проходили как-то недавно по историческим меркам, и результаты в некоторых аспектах – не впечатляют.

Для себя я отмечаю, что под «артельной ментальностью» я имею в виду людей, знававших, что это такое или близкое к этому – на практике. Хотя в совместных трудах, при котором НЕТ начальников, которых выбрал кто-то другой, а не коллектив сам, многие всё же принимали участие. Дело в том, что в артели обычно НЕ идут те люди, которым она претит. Их туда не загонишь и силком. Отсюда вывод: что, коли человек решает принять участие в артели или её подобии на какой-то срок, значит артель ему по духу близка. Хотя меня могут оспорить в том плане, что в артели могут идти ЗА ЗАРАБОТКОМ, мощным, по напряжённому труду, но быстрым. Т. е. не дух артели важен, а бабло. Что ж, соглашусь, и так бывает тоже.

Второй тип людей, который можно выделить – это те люди, которые, так получилось по жизни, что вот не принимали никакого участия в коллективной работе на практике. Слышали, может, видели, а сами самостоятельно в артелях не состояли, радости и горести коллективного и весьма своеобразного труда – лично не испытывали. Поэтому они лишь скорее тянутся к такой форме труда, ментально говорят этой форме скорее «да», чем «нет». Я лично таких людей знаю немало.

Про тех, кому артели – нож острый в заднице, я промолчу. Ну, есть они и есть. Всякие же бывают. И артель чем в этом плане хороша? А никого не заставляют в ней трудиться.

Много ли людей на Руси, которые не понаслышке знают про артельный труд? Мало, если брать всех взрослых и трудоспособных. Причём это мало началось где-то с конца 90-х гг, когда напрочь ушло из жизни то поколение, которое ещё помнило сталинские артели и лично в них трудилось. По моим оценкам таких людей в России всего несколько тысяч. Может с десять наберётся.

А много ли людей на Руси, которые прикидывают периодически по артелям разные свои мысли, да вот вокруг себя ни артелей, ни даже подобий за всю свою жизнь не видели? Имхо, несколько миллионов ТОЧНО. Исхожу из простой арифметики: средний человек знаком по жизни примерно с 500-ми других людей, среди которых есть родственники, друзья, знакомые, соседи по житию и работе, ну и ещё полузнакомые периодически встречающиеся.

Как и у меня тоже. Так вот я проводил что-то вроде «следственного эксперимента» в своё время, из него и вычислил, что к артелям/кооперативам (второй термин чаще употреблялся да и употребляется к этой организационной форме, но его путают с позднесоветскими кооперативами, первыми коммерсами, с потребительскими кооперативами и т. д.), среди моих людей, ну, кого я знаю лично, отлично относился один, кроме меня, хорошо – относились примерно пять или шесть, удовлетворительно (в смысле, слышали про это дело), но без интереса особого – порядка 30, отрицательно – тоже примерно пять или шесть.

По отрицательным ситуация такова: сначала я было думал, что людям с типичным жiдовским психотипом (а такие знакомцы у меня есть) никакие артели не нужны, но с удивлением узнал, что жiды, некоторые, вовсе НЕ ПРОТИВ, более того, некоторые очень даже ЗА. Когда я поинтересовался, а что в артелях для них привлекательного, ответ был – возможность хорошего заработка. Именно возможность, потому что посмотреть ещё надо. Я спрашивал, а почему отношение в общем отрицательное к артелям? Ответ: всегда будет много ХАЛЯВЩИКОВ, а мне с ними не по пути.

По удовлетворительным, по тем, которые просто нейтральны к артелям, ситуация такова: им всё равно где и как, лишь бы было справедливо. Как говорится, «там, где платят реальные бабки, я и готов выкладываться», в ином случае – увольте, а какая это форма, мне по барабану. Хоть артельная, хоть совецкая, хоть на какого-нибудь собственника горбатиться.

По хорошистам ситуация такая: они с радостью бы влились в любую артель, знать бы только где они обитают, да чтобы ещё не было бы сложно туда зайти.

Один-единственный отличник сказал так: а я сам организую артель, когда для этого либо придёт время, либо сложатся обстоятельства. Надо сказать, что до сих пор он её НЕ организовал.

Из вышеизложенного я сделал вывод, что артелизации на Руси, в принципе, ничего особенного НЕ мешает, кроме косности и консерватизма БОЛЬШИНСТВА, которому, к тому же, буквально всё равно, какая форма. Т. е. в плане ментальности ничего строить или выстраивать не надо, ментальность если и не с большим удовольствием, то, по крайней мере, и без большого сопротивления – СПОКОЙНО воспримет смену формы организации труда.

Собственно, дело вовсе не в форме (артельной), а в другом – ребята из удовлетворительных назвали её: должна быть справедливость в интенсивности труда и вознаграждении за него. Если она есть, то препон для артелизации нет никаких. Если её нет или она сбоит по каким-то причинам – тогда начнутся проблемы. Но есть и другая проблема: сами удовлетворительные вовсе не готовы тратить свои усилия и свою жизнь на «завоёвывание» этой самой справедливости. Они её ждут от кого-то другого.

В психологии этот феномен подробнейшим образом разбирается в отношении людей к организации собственного частнособственнического бизнеса. По признанию учёных, на это способны, это и осуществляют, всего 5% населения, причём всегда, независимо от политического строя (т. е. даже там, где предпринимательство наказуемо, примерно 5% всё равно пытаются что-нибудь «предпринять»). Опаньки, приехали, как говорится.

Но у меня есть и другая цифирь, она, правда, не такая убедительная, как в безчисленных жiдовских книжицах по бизнесу, а совсем малочисленная. Она касается организации артелей в дореволюционное время, а также во время – сталинское (особенно после войны). Так вот по другой статистике, которая может и врёт, а может и более или менее правильно отображает количества, в артелях работало поболе, чем 5% населения.

По дореволюционной статистике судить сложно, тогда изучение народных масс и их естественных организационных форм только-только начиналось, и едва-едва классифицировано было лет эдак за 50, а уж точное количество артелей (тогда им не требовалась никакая государственная регистрация, это стало требоваться лишь в 1904-м году, когда был принят соответствующий закон), допустим, в 19-м веке было неизвестно. Тем более, что артели тогдашние – были очень текучими: сегодня собрались, работу сделали, и… разбежались. Долговременных было гораздо меньше.

Хорошая статистика осталась от СССР: пика артелизация достигла при позднем Сталине, вплоть до примерно 1956-го года, когда Хрущ начал огосударствлять артели (не все, но подавляющее большинство производственных, сельское хозяйство это затронуло поменьше, но тоже сильно – из колхозов делали совхозы). Так вот по не очень хорошо проверенным данным, году эдак в 1953-м, производственные артели производили до 40% продукции СССР, в основном, конечно, мелочёвку всякую бытовую, но были и более или менее крупные предприятия.

Т. е. структура общего хозяйства была сбалансирована и в топку планирования отправлялась вовсе не вся номенклатура нужных товаров, а в основном – по государственной линии, тогда как на артели спускались планы производства каких-нибудь товаров по остаточной линии: им предлагалось сделать определённое количество товаров по государственной цене, а всё, что сверху – артели могли производить сколь угодно много, и главное – продавать их самостоятельно, распоряжаясь затем, после уплаты небольших налогов, денежкой самостоятельно.

Хрущёв нарушил этот баланс (и много других тоже), что является ещё одной причиной медленного затем затухания СССР. Примерно с 50-хх гг 20-го века и доныне (sic!) артели, как форма хозяйствования, осталась лишь в старательстве (добыче золота, в основном). Есть и немного промысловой. Много было и других форм кооперации, допустим, по сбору лечебных трав всяких, но это медленно умирало все послесталинские годы.

В общем, цифра по артелям не бьётся с жiдовской статистикой по 5% экономически активного населения, где остальные 95% предпочитают быть наёмными и свистеть в гудок. Нет, цифра по артелям говорит, что при умелой государственной поддержке, при неусыпном внимании этой организационной форме, число активных экономически граждан, более или менее сносно принимающих участие и в управлении этими формами, может достичь примерно половины всех взрослых, работоспособных людей.

Я слышал такое название артелей – мол, это есть «народный капитализм». Т. е. предприимчивость есть, а недостатков, связанных с гонкой за баблом, гораздо меньше. Есть также и кое-что иное: ощущение себя хозяином на своей собственной земле, и не по лозунгам, а в натуре, и ощущение это полноценное, потому что коллектив людей практически ВСЕГДА, если дать ему свободу работы, рано или поздно это чувство приобретает.

А что даёт это ощущение человеку? Уверенность в себе и в окружающих товарищах, прежде всего. Незабитость обстоятельствами, а спокойное их лицезрение и обдумывание того, откуда эти обстоятельства взялись, а также, что можно сделать, чтобы эти обстоятельства изменить. Хорошо это, допустим, выражено в песне: «Человек проходит, как хозяин, необъятной Родины своей!» И далее, немного лозунгово, но, по сути, очень верно в отношении артелей: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек!».

Ситуация, при которой никто никого не угнетает – вообще-то является мечтой человечества. А в артелях эта ситуация реализуется как бы сама собой. И это многого стоит. Даже не денег, хотя и их тоже, а совершенно другого отношения к жизни.

Добавить комментарий