Бестиарий, как загадка

По моему разумению, разум и ум в человеке – есть две разные части, работающие по-разному, пребывающие несовместно, в общем, обособленные такие структуры. Вышеизложенное важно помнить при дальнейшем чтении.

Бестиарий – это некий жанр, описывающий животных, пропущенных через человеческое естество так, чтобы на выходе появлялись фантасмагорические картинки жития с бестиями в получеловечьем обличье. Возник в средневековье, когда люди пытливые искали природу себя… и в животных тоже (другие поиски включали в себя отождествление с Богом, к примеру).

Теоретический вопрос, возникший у меня, таков: бестиарий, как течение мысли, есть порождение разума или ума? И этот вопрос вовсе не туповат, как может показаться поначалу, он не лишён остроумия, а уж по части загадочности и вообще может выбраться на первое место среди некоторых не только неясных, но и крайне отстранённых вопросов бытия.

Не секрет, что масса народа, копающаяся в себе время от времени, склонна объяснять некоторые позывы в себе, опять же, или в окружающих через призму поведения животных. Любопытно при этом, что влезть в шкуру животного они не в состоянии, могут наблюдать за поведением животных лишь со стороны, а вот делать выводы на основе этих самых наблюдений, да ещё и прикладывая увиденное к человеческой природе – запросто. Ещё раз: быть животным человек не может, значит, не может и понять поведение животного до конца, а вот наблюдать за ним может, равно как и делать свои, очеловеченные выводы в результате наблюдений.

Исходя из вышесказанного, сам собой напрашивается и ответ: это «работает» разум в своё привычном амплуа – собирает данные (наблюдения) сравнивает их с данными о себе, да и выдаёт себе выводы. Кстати, некоторые «бестиарские» попытки уходят чуть дальше, минуя животный мiр, а треплют флору, то бишь растения, а некоторые уводят естество человека в минералы, воды-жидкости, газы-воздуся и т. д. Т. е. человек КАСАЕТСЯ при формулировании выводов своим разумом ВСЕХ ощущаемых им форм окружающего бытия.

И всё это в высшей степени разумно, в смысле – обработано разумом, освящено разумом, подытожено разумом же. Если бы не одно «но». Дело в том, что в этом всём нет никакой нужды. Единственное в чём есть нужда у человека – это поиски выразительности в речи, через язык, а для этого нет лучше СРАВНЕНИЯ. Ну, допустим, «красив, как муравей» или «медлителен, как пантера», в общем, вы поняли.

Поскольку формы берутся из бытия, те же лианы, облака, подводные течения и жующий бруснику медведь, а их – форм – ну до чёрта просто, то потихоньку-полегоньку, по мере нарастания словоформ и утверждения их стандартного понимания, сам собой нарастает обособленный в языке «мiр» образов, крепко-накрепко привязанный к… всё тому же окружающему, вечно разному, но и однообразно повторяющемуся.

Давление, оказываемое языком, его уже устоявшимися формами, таково, что некоторые стандарты входят в «плоть и кровь» понимания сути вещей на автомате. Откуда уже два шага до приравнивания себя к животному, нахождению у него схожих с тобой черт и т. д. Ну и наоборот, конечно, из чего и вышли (и выходят, наверно, до сих пор) всевозможные бестиарии.

Но возвращаясь к пропостулированному выше «но». Дело в том, что бестиарий, как форма фантазии, позволила (и позволяет) человеку расширить пределы сравнений вообще. Появились драконы, к примеру, или кентавры. Ну, те же русалки тож. Появились «новые» представители царства растений (смотрим художников разных и воспаряем духом в дали неизвестные), новые формы минеральных, водных и воздушных трудновато выразить, но и в этом плане попытки делаются.

В качестве языкового средства, для устаканивания образа в памяти людской, тот же Гор (Богочеловек, с головой птицы ибис) требует лет и веков упоминаний, чтобы хоть что-то втемяшилось, да и осталось. Но выходит не часто, поэтому ПРЕДЕЛЫ фантазий человека на эти темы есть. В человека, в его сравнения с окружающими формами, входит только то, что имеет здесь на Земле нечто: одну из узнаваемых форм. Да, её потом можно разнообразить в деталях, вот и выйдет что-то новенькое, но никогда новенькое не выйдет из полностью НОВОГО.

А вот полностью новое, не имеющее аналогов на Земле, может дать только ум, а никакой не разум. Отсюда и мой вывод: разум не фантазиен по сути, он ничего придумать не может, его стезя – это либо соединение двух и более знакомых частей, либо приукрашивание целого в другие ипостаси, а вот всё остальное, что иногда к нас ВКРАДЫВАЕТСЯ, через те же сны, к примеру, это есть работа уже ума. Он, ум, только он, старается дать нам НОВОЕ, реально новое, ни на что не похожее. И дать это на осмысление. Да хотя бы тому же разуму, если уж больше ничего толкового нет.

Это самое «новое» от ума можно назвать кратко «новым бестиарием», чтобы было понятно: суть его в том, что ум иногда предлагает новые комплексные области применения и развития аналитических способностей разума. В частности, я вот уверен, что настольные игры (якобы для развития ума!!!), типа шахмат, го и прочих картишек с преферансами и в дурака – были целенаправленно дадены. Но не для ума, а умом. И дадены для разума, для обучения его новому.

Или вот свободно обращающиеся биржи обменов шил на мыла. Они тоже дадены умом для развития, в конечном итоге, разумов. Дело в том, что каверзы ума включают в себя и непревзойдённые выходы из состояний логичности и разумности тоже. Тоже для обучения.

Но самое серьёзное «подспорье», подброшенное умом всем разумам на свете, есть АБСТРАКЦИИ. Для разума, воспринимающего мiр (окружающий) таким, какой он есть с помощью ограниченных органов чувств и языка, воспринять абстракции так же невозможно, как невозможно доплюнуть до Луны. Их, абстракции, можно только взять (если они даются) и попробовать обжевать. Что из этого разумно получается – мы с вами превосходно знаем. Разум абстракции взял, но до сих пор испытывает с ними массу проблем.

Первая из которых, во внятном приближении, называется примерно так: нарастание неопределённости. А чего ещё можно ожидать от возрастания роли абстракций в мышлении, от количественного роста попыток манипулирования абстрактными или сводящимися и сводимыми к абстракции сущностями?! Разумеется, ум давно уже дал ответ всей этой шняге-бодяге: парадоксы решают нерешаемое. Но разуму дойти до этого вывода самостоятельно нелегко – потому что сразу возникает очередной «новый бестиарий» парадоксов и парадоксиков. А над ним надо ещё потрудиться. И славно так, долго.

Добавить комментарий