Дебри

Наш человеческий разум бултыхается в дебрях слов. Которые, в свою очередь, бывают весьма многозначными и неоднозначно толкуемыми. Не все, конечно, но очень и очень многие. Из-за это и возникает разноголосица и разнослысица (то, что по-разному слышится, ну, это я такое слово только что придумал, чтобы почётче выразить смысл).

Вот разум и бултыхается. Образцом бултыхания, совершенно такого отпадного для любого человека, может послужить въезд его в тему, которая страшно далека от его профессиональных, любительских и прочих интересов. А почему так? А потому что там он встречает обилие словес, которых он НЕ понимает с ходу. Да, можно загружать свой разум поиском и нахождением разъяснений (благо интернет позволяет это делать с лёгкостью доселе неиспытываемой), но кто ж будет это делать, если тема далека и не очень интересна? Так и остаются пласты и пласты слов (словоизвержений) неузнанными, непонятными, шокирующими – ну чисто иностранный язык, которого попросту не знаешь!

Но это всего лишь две беды: слова неинтересных человеку тем и незнание их точного смысла, и многосмыслица в словах известных. Есть ещё пара: люди (многие) склонны баловаться и придумывать словечки и фразы – поди угадай, что там имеется в виду, если такое встречается в первый раз. И второе – окутывание новых, появляющихся слов флёром многозначности (блин, и многозначительности тож!).

А разуму нужна точность. Он хочет оперировать словами и стоящими за ними смыслами как можно точнее. Да, он вынужденно оперирует теми словами, которые многозначны по сути, но всегда старается хоть как-то уйти от этого, чтобы смысл всё-таки сверкал неприкрыто, а не прятался в ДЕБРЯХ.

Но у разума это плохо получается, хотя он и не виноват. Он, может, и хотел бы, но имеет лишь то, что имеет, другого ничего нет. Человек, в попытках уйти от нечёткости и многозначности слов, многое сделал (старался): придумал знаки к идеальным состояниям форм, в которых однозначный смысл вроде как непоколебим, это математика, вообще символика, в общем и целом. Но и здесь язык оказывает своё «мерзкое» воздействие (стараясь разсмыслить текущий смысл на какие-то малопонятные категории), обо всём этом можно познакомиться в семиотике.

Человек любит исследовать то незнакомое, которое пока незнакомо его разуму в качестве… понятных разуму слов, которые, в свою очередь, понятны разуму, как понятия, которые в свою очередь, подгружают к базовому смыслу второстепенные или малозначимые смыслы. Да, иногда это тяжело воспринимать, но разум научился отсекать «лишнее» (это ещё одна причина непонимания между людьми). Отсечка разумом смыслов всегда происходит тогда и только тогда, когда базовый смысл начинает ТЕРЯТЬСЯ в многозначности дополнительных смыслов, не замечали? Процесс этот логический, очень простой и очень понятный.

Вот только воспринимать его постоянно, как некую несущую волну, на которой посиживают смыслы – трудно. Разум не привык к ТАКОМУ способу и методу обращения с собой. И именно в «обращении» с разумом кроются немалые загадки, которые прямо-таки заставляют людей заниматься поисками: а что не так с разумом?

К примеру, понятие «смысл» вроде как ясно и понятно. Смысл – это то, что подразумевается при произнесении или написании человеческой речи. Ну так ведь? А вот и нет. Потому что есть на свете, к примеру, и ложь. Которая тоже подразумевает, но – не то. Или другой пример: безсловесный т. с. Есть некая ситуация, а в ней есть некий смысл. Но вопрос: а может ли существовать этот смысл без осмысляющего сей смысл (разума) и без ситуации, которая смоделирована с помощью заранее сконструированных схем (опять же разумом)? Вероятнее, всего нет, подобного смысла не существует. Или существует всё же? Но, если существует, то в каком виде?

Т. е. покопаться в «смысле», и там много чего такого обнаружится, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Вероятнее всего другое: мы – люди – понятия не имеем, что такое «смысл». Не ведаем. А то, что имеем в виду под «смыслом» – это, на самом деле, лишь одна или несколько граней того, что рассматривает наш узкосфокусированный взгляд. И это приближает нас к другому понятию, которое более обще. Это – концепция.

В концепции смыслы не так уж и важны, поскольку они упакованы и всунуты в концепцию… ну как складной сантиметр, к примеру. Но любопытно, что при передаче концепции – зачастую так бывает, что в распаковке засунутых смыслов мы вовсе не нуждаемся. Т. е. вся узкосфокусированная взглядина не нужна. И без неё всё схватывается. Можно задать себе вопрос: а как так?

Да вот так. Таинственным и волшебным образом нам доступны концепции, наполненные смыслами, как бочка сельдью, но каждую «сельдь» нам рассматривать не нужно. Мы и так «видим» и бочку, и её нутро. Обще, целиком, как ЦЕЛОЕ.

Этот парадокс известен людям, как то, что не может быть ни познано, ни постигнуто инструментарием разума, однако, его спокойно можно использовать по назначению, что люди, собственно, и делают. Ведь слово-понятие «концепция» есть? Есть. Вот и всё. Любопытно при этом, что разуму на эту «концептуальщину» глубоко наплевать, потому что «концепции» разум не «видит» и не воспринимает. Поэтому и существует такая трудность, как – выразить концепцию на человечьем языке. Грани концепции, то бишь некоторые смыслы ея, да, можно извлечь и попробовать описать, и даже выразить, а вот её целиком – нет. Ну разум и не заморачивается, кстати, той «работой», для которой он не приспособлен.

А есть ли что-то, что по иерархической лестнице стоит выше концепции? Есть, конечно. Я бы назвал существующее явление так: «совокупность концепций», правда, для человеческого понимания подобные совокупности запредельно недоступны, хотя и выразимы иногда… через семиотику. Оба-на!

Наверно, я должен пояснить данную глубокую мысль… Дело в том, что существуют некоторые геометрические фигуры, которые ясно и полно (самодостаточно) выражают СОВОКУПНОСТИ КОНЦЕПЦИЙ. Это всем известные «точка», «линия», «крест», «круг» и т. д. Совокупности концепций могут быть гораздо сложнее, если на плоские геометрические фигуры наложить объём. И могут стать ещё сложнее, если к ним присовокупить ещё и ещё измерения. И выходит таким образом (если представить), что налагаемая размерность на совокупности концепций, выражаемых самыми простыми геометрическими фигурами, уходит в безконечность… через создание безчисленного количество форм и явлений.

Т. е. семиотика, хочет она того или не хочет, является предтечей священства фигур, которые, в свою очередь, формируют всё безконечное многообразие всего.

Люди, разумеется, давным-давно дошли до вышеописанного и описали вышеописанное же миллионы раз, в разных формах, на разных языках. С необходимыми отсылками на такую святую святость некоторых… совокупностей концепций, выраженных геометрически, что хочется иногда горько плакать – так это пронзительно. Для ещё большей пронзительности некоторые умудрились соединить в единое целое математику и геометрию, чтобы получить, через описание всего этого… лишь новые ДЕБРИ.

Но мы, люди, также понимаем, что все эти геометрии и математики – суть отвлечение нас от гибкого и постоянно меняющего мiра, ведь в наших жизнях нет и не может быть ничего идеального, типа нуля или точки. Но нам так удобнее, цели-то у нас – прагматичнее некуда.

И здесь снова возникает парадокс: с одной стороны, священная геометрия, это то, на чём зиждется всё (через совокупности концепций, уходящие в формы и явления), а с другой, никакая геометрия не священна, коли позволяет нам отображать совершенно утилитарные и мелкие наши цели. Как у нас при этом всё это запросто укладывается в голове – уму непостижимо! Но ведь как-то укладывается.

У меня есть ответ на этот вопрос. Может быть и спорный, а может быть и весьма конгруэнтный.

Дело в том, что времени нет, и всё сущее пребывает в постоянном, вечном экстазе бытия (наполненности собой же). Это – является ВЫСШЕЙ возможной совокупностью концепций, доступной всему, что представляет собой сущее (а оно представляет собой всё). Поэтому-то, мы – частицы всего – несём в себе, с собой, растворены в этом ЗНАНИИ (или лучше сказать – осознании) естественно-по-другому и не может быть. И нам не нужны для этого осознания никакие «доказательства» (от разума), потому что и так всё ясно. Ясно как всё есть.

Кстати, я иногда думаю о том, что в следующих формах бытия, когда кусочки сознания начнут общаться с собой телепатически (без слов, без языков), то проекции концепций, передаваемых друг от друга друг к другу будут напоминать… священную геометрию, профантазированную в нескольких доступных измерениях. Это будет, имхо, напоминать вибрации музыки, цветов, переливающихся в немыслимых субстанциях, за которые будут угадываться… точки, линии, кресты, круги и т. д.

Добавить комментарий