Действия разума в политике

Поскольку политика составляет естественный «фон» любого человека в любом обществе, то разум, через многие и многие века различных опытов, выделяет политику в особую ветвь человеческого бытия – в сильное обобщение, хотя по своей «природе» разум обычно предпочитает делить и разделять, чтобы анализировать всякую полученную мелочь. Разум при этом знает, что не всё можно поделить без ментального ущерба для себя, так вот область политики именно к таким и относится.

Это было выработано постепенно, поколениями и поколениями властителей (выделившихся) и властуемых (остальные). Началось всё с патриархата и старшего в семье, затем в результате долгих пертурбаций дошло до нынешнего уровня. Реликты прежних, более мелких «политик» можно найти в сохранившихся традиционных обществах, там СРЕЗ «политики» очевиднее и зримее представлен (на предмет, откуда всё взялось), как на спиле дерева, верхнем плато пенька: видны наросты, видно шелуха коры, видна и сердцевина – семья, род, народ и т. д.

Т. е. разум, проследив генеалогию возникновения политики, спокойно дошёл до мелкообщества: мужчина/женщина/дети, проследив чуть дальше, несколько семей, и ещё чуть дальше, много семей, возникновение обществ – вывел некоторые выводы, которые остаются условно «нетронутыми» до сих пор. Здесь важно понять, что проанализированные миллионы раз многими разумами людскими «политические» вопросы т. с., всегда базируются на «древе», возникающем из возникновения человека вообще. Когда разум хочет разобраться в политике, он вынужденно «спускается» к политическим корням и там черпает необходимые для дальнейшей его работы аксиомы.

Но и именно поэтому разум определённо «пугают» все неожиданности, возникающие затем при развёртывании политических отношений от нуля и до сегодня. Вернее, даже не «пугают», а «запутывают» (разум же – логик). Для того, чтобы «отделить зёрна от плевел» разуму приходится пускаться во все тяжкие, вовлекая в решение политических вопросов вопросов всех остальных, даже на первый взгляд весьма далёких от политикуса. Разуму это не удаётся сполна, потому что политика в некоторых аспектах не может быть разложена на кусочки, она может восприниматься и анализироваться лишь как целое, или целостное.

Видя это и понимая это, разум смирился, заодно выведя для себя некоторые полезные штучки: не только в политике полезны обобщения, ну и включил инструмент обобщения в свой накапливаемый инструментарий. Это сейчас стало общим мнением, что разум может равно пользоваться как обобщением, так и детализацией, поскольку оба есть инструменты анализа, но когда-то всё было очень и очень по-другому. И те разумы, воплощённые в человеческие тела, которые самостоятельно выходили на обобщения – и стали первыми ВЛАСТИТЕЛЯМИ. А те, кто, кроме детализации, ничего более не видел…

В какой-то мере этот процесс завершился тогда, когда исчерпались возможности для ещё лучшей балансировки обобщения/детализации, но не для всех, конечно. После чего все вопросы политики были отданы на откуп тем, кто продолжал свято верить во всемогущество разума (их становилось всё больше и больше постепенно). Сейчас «политикой» могут заниматься ВСЕ (кому ни лень!). Т. е. и в этом вопросе разум достиг своего пика.

Реальная же «политика», как искусство управления, сместилось в другие области, тоже в какой-то мере строго «разумные», но и навсегда не только они. Для того, чтобы запутать «следы», разум наизобретал множество умных фраз про политику, прочитав с тыщу которых можно либо сойти с ума, либо – почувствовать себя самым суперским политиком на свете. Не зря многие люди ПЕРИОДИЧЕСКИ примеряют ментально на себя «шапку Мономаха», типа, а что, если бы я был Президентом, и т. д. В общем, когда последний сапожник начинает играть на бирже, то с биржи пора уходить (ещё вчера даже).

Собственно, это никакой не секрет уже многие годы, что политика – есть высшее из возможных, таких человеческих, но скромных и туповатых «игр», которыми озадачены простоватые разумы, не внемлющие своим чувствам и внутренним ощущениям более, чем СЕРЬЁЗНО. В политике разум достиг своего «потолка» тоже. Это станет очевиднее очевидного чуть позже, когда политикой начнут заниматься виртуальные персонажи: первые шаги уже делаются, начинается перевод некоторых судов на электронные/компьютерные/программные «рельсы». При этом в последние лет 50 как появились догадки у некоторый части населения, что масса политиков на самом деле УЖЕ представляют собой виртуальности, пусть и в мясе и костях ещё. Здесь же, в этом вопросе, закопана и собака политического когнитивного диссонанса тоже. «Собака» растёт не по дням, а по часам.

Разум, правда, не сдаётся: полыхает зорьками всемiрных заговоров, даже через пелевинское оплёвывание и ёрничанье, т. е. у политики ещё есть несколько десятков лет разумной поддержки и веры в неистовство «всё будет хорошо». Но в связи с последним взмахом хвостового оперенья птицы-лебедя в чёрном, ведущего в хрен знает куда, уже яснее и яснее, что в никуда летит наш разум возмущённый. И в связи с этим возникают даже анализы анализов анализов анализов. Но всё всуе. Да и будет всуе, надо бы уже признать, да успокоится.

А реал-политик уже давно стал площадкой, на который «работают» те, кто умеет (и находит в этом пользу) использовать УМ, те, кто осознаёт голимую ущербность разума, уверовавшего в свою непогрешимость. Правда, при этом есть некий крен в одну сторону, что позволило тонко-чувствующим людям выявить дисбаланс ситуации, но, как и во многих других случаях, при попытках «описать» это выявленное явление средствами языка появилось очередное «чудовище разума», которое вроде бы и нащупывает что-то верное, но на поверку снова оказывается многовёртким флюгерком.

Добавить комментарий