Дуальность

Если говорить по-простому, то «дуальность» – это обыкновенное раздвоение единого целого. Или – то, что разделено на две части. Можно обратить внимание на то, что, употребляя понятие «дуальность» люди обычно имеют в виду не материальные вещи, а говорят о чём-то таком философском, отстранённом. Из-за этого «дуальность» выглядит, наверно, попривлекательнее, а исторгающий из себя это словечко – чутка поумнее.

В дуальности очень важна… мистическая составляющая. Дело в том, что её кроной является понимание ещё двух понятий: множественности и безконечности, кои в самих себе несут несмываемый парадокс. Так вот, дуальность – это как раз начало как множественности, так и безконечности, первый шаг от целого. Ну а всякое начало обычно окутано тайной. Таинственно.

Как уже понятно из сказанного выше, на дуальности ничего не останавливается, потому что из неё логически (и математически) следует то, что единое может быть разделено на сколько угодно частей, и это процесс безконечный. Ну, как говорится, вот вам и множественность, и безконечность впридачу! Поэтому некое зацикливание на дуальности, или на троичности-четверичности-пятиричности и т. д. – есть остановка вдохновения, а также признак ограниченности.

Если вернуться при подобных рассуждениях к единому целому, то окажется, что оно ещё более таинственно, чем дуальность. И потому, что умом единое не объять (аршином общим не измерить), и потому, что оно, оказывается, может делиться, не переставая при этом оставаться целым – ибо «дуальность» это умозрительное деление. Деление мысленное. И мысленное же допущение. Деление это такое, что может быть безконечно поделено ещё и ещё на сколь угодно раз и разиков.

Если закольцевать понятия «безконечность» и «единое», то окажется, что их подкрепляет… дуальность, показывающая две стороны одной медали. Любопытно, не правда ли?

Если закольцевать понятия «множественность» и «единое», то окажется, что и их подкрепляет та же дуальность, показывающая то же самое.

Отсюда умозрительное допущение важного толка: таинственность целого очень важна, но недостижима в неразделённом варианте, тогда как дуальность – это первая ступень на пути к истинному пониманию любых окольцовок (да и не только их). С дуальности начинается множественность, она же показывает тщету выражения безконечности.

С дуальности начинается всё для ума. Наверно, это первая точка отсчёта (для чистоты эксперимента можно целое взять непознаваемым в принципе нулём), от которой идёт вся дальнейшая оттанцовка. Уму это понять легко, никаких супер-пупер философских накруток в виде непонятицы терминов и понятий – не нужно. Всё очевидно, как на ладони!

С разумом в данном случае немного труднее, потому что разум обитает во всех сферах разделённости, кроме этой самой первой – дуальности. Ему, разуму, тяжело принять очевидность, потому что танец разума начинается ПОСЛЕ дуальности. Разум ведёт дело со старыми данными и новыми данными (двумя блоками), но само сравнение происходит блоком третьим, поэтому вернуться отстранённо к самой первооснове этих самых двух у него НЕ получается. Т. е. ум, да, спокойно воспринимает дуальность, а вот разум – нет.

Обычный аспект «разумных» рассуждений таков: двумя не ограничивается разделение, поэтому заострять внимание на дуальности не имеет никакого смысла. Та же троичность, к примеру, гораздо более ПРИВЛЕКАТЕЛЬНА. Ещё больше четверичность. Ну и т. д. Разум, да, перестаёт ощущать привлекательность больших разделений, но они для него уже не являются философскими величинами, а чисто математическими.

Разница между умом и разумом пролегает и в этой плоскости тоже. Лично я определяю её банально просто: ум начинается от дуальности, а разуму предпочтительнее троичность. Разум имеет очень и очень отстранённое понятие о дуальности, потому что эта самая дуальность – основа его работа (аналитической по сравнению ДВУХ минимум чего-то там).

В этом вопросе мы приближаемся к пониманию того, чем является ум. Ум является прибежищем ума единого и ума уже разделённого (его иногда называют интеллектом). Интеллект – это по сути не один ум, а ум, подсоединённый к общему уму, поэтому интеллект можно ещё назвать тем, что соединяет ДВА – и поэтому интеллект может быть выразителем самого принципа дуальности тоже.

Ум выше разума в том, что ум принимает дуальность, как естественность той вероятности, которая свершилась. И ум в этом плане не удивляется, не тушуется, не скорбит, не плачет от безсилия. Разум ниже ума, потому что основа его работы дуальность, а свою собственную основу разуму понять невозможно. И принять её он тоже не может, потому что для разума важен анализ, который, хотя и начинается с дуальности, но все результаты выдаются минимум при троичности. Это легко проверить, кстати. Любые данные новые и любые данные старые ПОДКРЕПЛЯЮТСЯ разумом чем-то третьим, это можно назвать как угодно, допустим, фактором анализа. На самом деле структура ещё сложнее, но в данном случае это неважно, важно то, что разум ТЯГОТЕЕТ минимум к троичности, а максимум – где-то там теряется во множестве.

Для ума же базовым понятием является дуальность, как первопринцип. В человеке, выразителе равно ума и разума, обе эти штуки переплетаются самым замысловатым образом, не распутать, но при определённом усилии – это возможно. Поэтому-то пресловутая дуальность мышления – есть ни что иное как выражение первопринципа ума, от которого отталкиваясь ум строит все свои дальнейшие умозрительные конструкции. И снова повторю, что разум в подобной же «ситуации» выбирает скорее троичность (так уж он устроен, ничего личного).

Поэтому практический мой совет всем любопытствующим философски порассуждать таков: обращайте внимание на собеседника – если он сводит всё к двум, или исходит из двух, перед вами – РАСПАХНУТЫЙ на все дальнейшие размышления УМ, если же он сводит всё к трём или танцует от трёх – то вы видите перед собой РАБОТУ РАЗУМА. Разница заключается в том, что будет происходит дальше: ум всегда имеет в виду безконечность множественности, а разум – БОИТСЯ как множественности, так и безконечности. На практике это обозначает лишь одно: разум конечен в своих попытках понять.

В этом ничего страшного нет, конечно, но… все же мы предпочитаем иметь дела с умными, а вовсе не разумными. И это неспроста. Почему так – раскрывает эта статья.

Добавить комментарий