Философия частника

Философия что частника, что общественника, что вообще любого человека, окунающегося в область любого дела – проста: творить. Оно же неотъемлемое, присущее любому человеку желание, хотение, стремление и т. д. и т. п. Поэтому классово порицать частника за то, что он делает и как это делает – по меньшей мере глупо. Дело в том, что стремление творить неизбежно натыкается на рамки ограничений и площади возможностей, существующих в данный момент в обществе, вот, исходя из них, человек что-то и пытается сделать.

Ограничительные рамки и свободные площади в разных обществах разные. Даже для того, чтобы их все умом обнять, изучить, да как следует, с чувством, с толком, с расстановкой сравнить – никакой жизни не хватит. Поэтому и появляются упрощающие всё донельзя теории, которые говорят в основном «гладко», но, при столкновении с реальностью, обрастают угловатостями парадоксов. Но эта простота важна, потому что именно она даёт необходимое представление для человека о двух вышеописанных штукенциях: о рамках и о площадях.

Философия частника, как и любого другого человека на территории, где, допустим, отсутствует частник, опирается на одну важную вещь: она опирается на приглашение человека взлелеять своё собственное «Я». Т. е. рамки по любимому «Я» жидче, а площади свободы чутка побольше (это я сравниваю с теми же «Мы», к примеру). Это прямое указание, даже не намёк, на то, что ты – человек получаешь возможность прямо и непосредственно заняться тем, чтобы твоё «Я» получило максимально возможное удовлетворение от твоих собственных попыток творить.

Ну, вроде бы ничего плохого, да? Ведь есть миллиарды «Я», вот каждое из них и получает ту долгожданную степень свободы (и махонькие рамки), чтобы творить. Всё верно, если не обращать внимания на общий порядок статистических вероятностей по взаимодействию между собой этих самых миллиардов «Я», который однозначно говорит, что при таком способе взаимодействия – органично и даже гармонично выстраивается (как бы сама собой) пирамида статусов, сил и аргументаций, которая в просторечии именуется немного по-другому, грубее: «кто смел, тот и съел».

Ещё раз: свободы частного «Я» не несут в себе свобод для всех частных «Я», они несут в себе потенциальную конструкцию пирамиды ограничений свободы, а более они ничего и не могут создать, вот как ни старайся. Эта потенция выражается в том, что в обществе существуют два базовых психотипа, я их называю Ж и НЖ, вот их взаимодействие и определяет то направление, по которому «Я» в общем и целом двигаются. Если философия Ж – жiдов (или акцент на «Я») является определяющей, то получается вышеуказанная пирамида.

Ну, статистика – сука лживая, как известно. Поэтому можно её отбросить и проверить глубину умозаключения своей собственной чуйкой. К примеру, есть мужчины и женщины, где женщины слабее физически (не все, конечно, но – большинство). Исповедывание «Я», как свободного элемента в любой области творчества приводит к подавлению женщин теми отдельными «Я», которые не чувствуют себя в стеснении это делать, а их общее количество склонно увеличиваться с течением времени поскольку – можно по философии. Вот и появились первые два среза пирамиды. Дальше – больше. Есть умные, а есть глупые. Есть молодые, есть – старые. Есть какие угодно, и всем, повторюсь, всем есть место на каком-то срезе пирамиды. Их туда прямо вталкивает.

Вот что вкратце делает философия «Я», если она главенствует. Ну, нетрудно заметить, что пирамида взаимоотношений людей в мiре ныне такова, что эта пирамида даже получила в трудах некоторых идиотов полное оправдание – как то, что не может не возникнуть ВСЕГДА и при любых условиях. Я это отрицаю, поскольку мне понятно, как именно жiды и жiдовствующие «защищают» свою философию – очень просто, они обобщают свои собственные черты и склонности на ВСЕХ.

Любопытно, что когда человек, не выпячивающий для себя своё собственное «Я», относящийся к этому архи-спокойно (таким свойством обладают люди, склонные к психотипу НЖ – нежiды), слышит про свободу своего «Я» творить – то он ровно ничего не имеет против. По той причине, что он всё же ощущает свою «Я»-самость. Да, эта «Я»-самость отличается от такого же ощущения Ж – жiдов, потому что нежiды склонны думать и действовать по парадигме больше «Мы», чем «Я», но и «Я» же тоже есть! Так что жiдки в провозглашении свобод для «Я» нашли самый оптимальный вариант выпячивания не очень существенного, как очень существенного.

В здравом уме ни один человек не будет отрицать важность свобод для «Я». Что жiды, что нежiды. Разница возникает в дальнейшем, в голимой практике жизни, когда нежiды с огромным неудовлетворением для себя обнаруживают, что рамки свобод для «Я» достаточно серьёзно ограничивают рамки свобод для «Мы», к которым они – почему-то – очень склонны. НЖ пытаются размышлять на эту тему, находя эту ситуацию некомфортной, и за многие столетия наразмышлялись, честно говоря, досыти, затрагивая и чистые, как капель, маразмы, и глубокие, как колодцы, измышлизмы. Хотя дело очень и очень простое: склонность к скорее «Мы», чем к «Я», и есть та граница комфортности-дискомфорта между «яканьем» и «мыканьем». Вот на неё и стоит обращать внимание.

Жизнь – это процесс, в котором человек испытывает всякие опыты с собой и совокупно с другими людьми. Общая же совокупность людей, объединённых в общества, в которых растворены две базовых склонности, никогда и никак не может быть сбалансирована между «Мы» и «Я», тем более, что о подобных вещах даже и не говорится вслух, и не пишется в текстах. Пишется в приложении «мы» и «я» о чём угодно, о любых аспектах. Кроме самого важного – что именно эта склонность и определяет, в конечном итоге, степень комфортности существования человека.

Философия частника, или «Я»-устремлённость претерпевает ныне крах. Медленно, конечно, но неуклонно. Причина тому одна: в философии ярого частника нет места «Мы». А коли так, то и совокупные действия «Я»-калок в ограниченном пространстве планеты растят всё более и более проявляющую в себе жёсткость – и негибкость – пирамиды взаимоотношений. Продолжаться так до безконечности не может, потому что дисбалансировка между «Мы» и «Я» отчётливо получила крен в сторону «Я». Теперь пришла пора (приходит) обратному качению маятника. В просторечии это можно назвать так: людям, со склонностью к «Мы», становится всё более и более некомфортно в этой самой пирамиде. И они её просто снесут.

Самым очевидным трендом в ускорении «Мы»-тенденции являются подвижки в политике и экономике. В политике – это устаканивание государств и их границ (каждое государство – это прежде всего «Мы»). В экономике – появление монстров производств, щупальцами своими охватывающие континенты, я говорю о ТНК (а это тоже «Мы», хотя и сугубо корпоративно пока). Можно назвать ещё некоторые моменты, немного смешные. К примеру, количество городов (чистых «Мы»-шников) и жителей в них превышает все остальные мелкие образования смешанных типов. «Мы»-устремлённость городская не такая явная, обычно не заметна, но – в случае чего проявляет себя такой массовостью «Мы», что дух может и воспарить от ощущаемого единства с соседями «Я» по контуру «Мы».

«Я»-философия пока главенствует в «науках», искусствах и прочих времяпрепровождениях, в которых ситуативно «Я» обычно много времени имеет наедине с самим собой. И самое главное, что не парадоксально, а всего лишь инерционно – оно главенствует в объяснении, что такое дело (частный бизнес), несмотря на то, что его, такое творчество людей, хотя бы и мелкого пошиба, организационно ДАВЯТ со всех сторон уже многие годы подряд. Когнитивный диссонанс в этой области крайне близок огромному количеству людей по всей планете. Которые ПОКА искренне не понимают несоответствия ситуаций реальной и декларируемой, причём несоответствие это лишь углубляется. Что это несёт? Да только одно – то, что можно назвать резким переформатированием мышления, или по-другому: приведением собственной ментальности в состояние, когда этот «парадокс» исчезает, будучи объяснённым чем-то другим (не так, как сейчас).

Вот, объясняю. Дело в «Я» и «Мы» склонностях людей, которые навзаимодействовались так, причём в условиях доминирования «Я»-философии, что «Мы»-философия становится гораздо привлекательнее, потому что «обещает» многим и многим душевный комфорт, которого они сейчас лишены.

И, кстати – переворот в ментальности ведёт к тому, что душевный комфорт будет обезпечиваться даже не реальностью самой со всеми её выкрутасами, а представлением о ней, как о безконечной динамике разных сил, закрученных по-разному. Которую можно спокойно наблюдать, именно как игру сил.

Добавить комментарий