Финансы/государственность

Чтобы как следует рассмотреть взаимоотношения между финансами и государственными образованиями – стоит обратить внимание не на то, о чём говорится, а на то, о чём молчат или говорят крайне мало.

К примеру, почему крипта является «угрозой» для фиатов? Или (а от этого вопроса вообще крышу сносит), почему есть отрицательные ставки в Европе, и уже давно… и никто ни гу-гу, как будто так и надо? Или ещё один интересный вопрос: почему в мiре глобализма, где рынки стран СВЯЗАНЫ друг с другом массивными перетоками товаров и услуг – инфляция в разных странах разная? Или совсем интересный вопрос по России: каким образом при ростовщической ставке 5-10% и выше на ЛЮБОЙ кредит в банке экономика России чувствует себя превосходно, государственных долгов мало, производство развивается, и вообще, как говорится?

На эти вопросы обычно НЕ отвечают, а, если отвечают – то мямлят всякую ерунду. Хотя ответ напрашивается сам собой как бы: а не везде и не всегда дело в деньгах. И чем дальше по темам вопросов, тем больше. Т. е. происходит плавное РАЗМЫТИЕ тех сфер, к которым ранее без денег было и не подступиться. Ну так ведь?

Хорошо. А какие это сферы? Да самые обычные: производство товаров и услуг, с присосавшимся к обмену широким слоем ростовщиков. А что такого интересного в производстве товаров и услуг, чего не было раньше, и что, возможно, как-то влияет на уменьшение использования денег?

А тоже очень простое объяснение: человечество подошло к тому рубежу, что оно может произвести практически что угодно в таких огромных количествах, которые НЕ НУЖНЫ человечеству ну никак. Товары, продукты, услуги – в таких количествах – НЕ НУЖНЫ. Не все, конечно, что-то нужно, так вот это «нужно» вполне так себе производится и перераспределяется. А вот больше уже не нужно, ибо девать некуда, потому что пока ведь всё упирается в те же деньги: раз товар произведён, то он должен быть ПРОДАН, иначе зачем его производить?

Вот и НЕ производят. Смысла нет.

Хорошо, а что с присосавшимися? А с ними тоже всё просто – теряется их кормовая база. Они банально вымирают. Нет, разумеется, делаются последние и самые последние, а также тотально последние попытки, чтобы хоть как-то, хоть где-то, хоть в чём-то по-прежнему чтобы осталось, но… Тут ведь как: если нет производства товаров и услуг, то нет и движения финансов, обезпечивающих более или менее плавный обмен, а нет движения финансов – то нет и того, на что присосавшиеся живут.

Если вышесказанное это то, с чем можно свободно согласиться, то перейдём к ответам на те вопросы, которые были заданы вверху. Первый, по крипте: почему её «боятся» и кошмарят финансовые власти стран (не всех, но самых мощных экономически – точно!)? Что в ней от кошмарного сна финансиста? А ответ простой: в крипте нынешней есть два направления (на самом деле их три, но третий это – использование технологии блокчейн не в криптовалютах, а по-другому): первый – развитие децентрализованных систем, которыми никто не рулит, а всем рулит программа, второй – развитие централизованных систем, которыми рулят вполне конкретные компании, а то и физические лица.

Для фиатников (то бишь государственных деятелей и стоящих за ними финансистов) децентрализованная крипта обозначает выход контроля над валютными манипуляциями из их рук, и передача в руки «программ» (на самом деле в руки тех, кто СОЗДАЁТ эти программы). Разумеется, они на это не пойдут. Для фиатников опасность представляют собой и развитие централизованных крипт – потому что рулят ими известно кто, но которые для мiровых финансистов звать никак. Отдавать в их руки контроль над финансами? А с какой стати?

Понятно, наверно, что крипту будут глушить и дальше, примерно такими же темпами. Средств и инструментов хватает. Иногда вполне достаточно посадить пару-тройку человек, чтобы крипта банально сдохла. А иногда и этого не надо, налоги и регуляции, идентификация пользователей обязательная своё дело сделает.

Финансисты-фиатники пока плотно не рассматривают вопросы разработок различных блокчейн-приложений в разных сферах, к примеру, в логистике или других баз данных, которые напрямую не касаются денег, а касаются упорядочения производства и перераспределения товаров и услуг, а также сопутствующих этому процессов (к примеру, законодательных). Ну и зря, кстати, потому что именно в этих блокчейн-приложениях КУЁТСЯ то, что вытеснит деньги из любого оборота за ненадобностью. Там производится обкатка механизмов УЧЁТА.

Что такое учёт в самом общем смысле слова? Это – процессы подсчёта, классификации и ранжирования многих и многих факторов на пути производства и перераспределения товаров и услуг. Так просто? Ну да, а что ещё там сложного? Сложное только одно – унификация этих процессов для ещё большей простоты. Созданы ли унификационные системы для учёта? Пока нет, хотя товарищ аудитор может меня поправить и сказать, что нет, такая система создана. Я спорить не буду, потому что созданное пока не оттестировано, а то, что тестируется, увы, об этом помалкивают – неизвестно что реально получается.

Перейдём ко второму вопросу, об отрицательных ростовщических ставках в Европе. Ставки есть, но экономика Европы от этого вовсе не страдает, а, если и страдает, то на поверхности, в жизни подавляющего большинства людей это мало отражается. Почему так? А потому, что эти ставки есть ещё не везде, где можно, и потому, что её мало на круг, если сравнить с общим оборотом. Нет, разумеется, несколько сотен или тысяч человек вроде как от этого страдают. Те, которые вовремя не свалили со своими деньгами туда, где ставки ещё положительные. И всё? Ну да, и всё. Деньги же надо как-то утилизировать, и это понимают финансовые власти ЛЮБОЙ страны, когда видят, что наэмитировали их столько, что им уже просто некуда деваться (некуда их вложить). Вот это и есть процесс мягкой утилизации (уничтожения) денег. «Мягкой» потому что касается меньшинства, а не большинства, и потому, что на круг вообще ни на что не влияет.

Ну и последний вопрос, про Россию. Ставки высоки по кредитам, однако, всё в России цветёт и пахнет, особенно мощь страны: уже давно не только военная. В чём тут дело? А дело тоже очень простое: государство, как самый крупный капиталист из возможных (можно сказать, что власть России, а не государство) отбирая часть денег у всех, реализует на них те проекты, которые считает полезными. В этих проектах работает много народа, который, если и связан с кредитами, то лишь косвенно – не все, в общем, кредитуются. Государство-капиталист, или государство-корпорация, кому как удобнее, с отличными ресурсами, с отличным образованным населением, с умными управленцами – управляет так, как хочет ОНО, а не кто-то другой.

Как говорится, хочет – курс рубля опустит, захочет – поднимет, захочет – и вовсе не только от рубля, а и от всех денег откажется. Регулирует всё, что пожелает, в общем. Пока, кстати, не отказывается ни от рубля, ни от финансов фиатных, ни от глобализации, ни от внешних и внутренних рынков, но везде всё под ЖЁСТКИМ контролем.

Ну и вот: говорят обо всех этих вопросах широко и свободно (и постоянно)? Нет, не говорят. А почему? Ну я так понимаю, что власти России вся эта говорильня и нафиг не нужна. А когда ушлые вопрошатели пристают, то отбояриваются общими фразами. Дело ведь понятное, ну что толку воду в ступе толочь? Дело нужно делать. А оно и делается. А отрицательные ставки спустили на тормозах, будто бы их и нет? Конечно, спустили. Все знают, что они есть, а ощущение такое, что они где-то далеко, в соседней Вселенной. Про крипту я вообще молчу: взяли и загасили всех, кого можно, а бедный биткойн, весь из себя децентрализованный, тоже крепко-накрепко связан с фиатами, и его тоже можно разколбасить (что и делается время от времени, заодно и с лохов что-то состригается).

Поэтому ничего тайного или таинственного НЕТ. Всё просто, ясно, логически выверено. Есть интересы игроков, они не всегда совпадают друг с другом, идёт притирка, утирка и обтирка. Ну и по ходу выверяются некоторые глобальные совпадения в интересах этих игроков: в частности, то, что что бы там ни было, а жить нам всем на Земле-матушке. Что с кризисом, что без кризиса. Что с утряской, утиркой и обтиркой, что – без них.

А это уже навевает некоторые – уже совершенно другие вопросы! В частности, будущий мiропорядок, вернее, принципы, на которых он будет устроен. И вот здесь, именно в этом вопросе, драчка идёт немалая, обсуждений – тоже очень много. Что, наверно, правильно, потому что вопрос с деньгами – это второстепенный вопрос.

Для выбора дальнейшего пути управленцам мiра предстоит обдумать немало тяжких для них мыслей. Во-первых, надо ли отказываться от иерархий управления, и, если надо, то для чего именно? И наоборот – если не надо, то что будет в результате? Проблема иерархии управления очень остро высвечена нынче в двух вопросах: производстве и финансах, а также их взаимосвязи. В них существует кризис: накопившиеся проблемы требуют разрешения, а способы, которыми проблемы решаются, очевидно паллиативны (не приводят ни к каким значимым результатам).

Вот проблема производства: это потенциальная возможность произвести столько всего, чего угодно, сколько человечеству вовсе не нужно. Но эта потенция ДАВИТ на производство, потому она есть в общем виде, а не по конкретике различных стран, компаний или сообществ, им-то как раз кажется, что есть что-то, что можно ещё произвести и продать с хорошей прибылью. А это не так: произвести что-то полезное сверх того, что уже производится, уже нельзя. А придти к очень простой мысли об этом на уровне местных локалий т. с. – не только непросто, а вообще практически невозможно. Человек же надеется на лучшее.

В финансах – это уже реализованная возможность произвести столь много денег, что их слишком дофига для обезпечения плавности производства и перераспределения продуктов и услуг. Не зря лишние деньги «поглощаются» специально для этого созданными рынками так называемых ценных бумаг и прочего мусора. Но деньги уже утонули в мусоре второстепенности, поскольку лишние в этом круговороте опускаются в реальные производства и создают для них надежду на то, что всё ещё очень возможно. А это тоже не так: при наличии денег – их можно ныне только СПУСТИТЬ, а особенно быстро этот спуск будет, если деньги будут тратиться на производство чего-либо.

Т. е. деньги уже не создают увеличение спроса: ни накопленные, ни взятые в кредит, ни выведенные из ценных бумаг, ни эмитированные, ни имеющиеся в золотых слитках, ни в товарных запасах, никакие. Никому не нужно увеличивать производство чего бы то ни было, потому что в рамках уже существующего производства всего вполне хватает всем.

Этот тренд, хотя и очевиден – замалчивается (не сильно прокачивается аналитиками), потому что в парадигме мышления капитализма с его погоней за прибылью, этот тренд РАЗРУШИТЕЛЕН для самой парадигмы. А новой парадигмы вроде как нет. Хотя она и есть, разумеется.

Какой ещё тренд есть на волне происходящего? Их два: первый – разрушение (окончательное) всего мелкого, среднего и крупного бизнеса (именно так, без экивоков), второй – переход государств в особого рода бизнес-корпорации, в монстров, которые всё и контролируют и всем управляют. Бизнес будет выдавливаться этими монстрами в те ниши, в которых бизнесу позволят существовать. Их с течением времени будет становиться всё меньше и меньше. Собственно, это уже и происходит, но пока не очень явно.

Переход государств, как монстров управления, в иное амплуа имеет в себе ещё один значимый фактор, который позволил аналитикам создать новый «класс» людей – головастиков от цифры. Речь идёт о нетократах. Но нетократы не будут управлять процессами, потому что у них нет парадигмы общественного устройства, принципов управления, под которые, собственно, управление всегда и осуществляется. Поэтому государственники, имеющие ныне вполне сносную и не очень новую парадигму (патриотизм), «скушают» любого нетократа или любое сообщество нетократов, поставят их под контроль и управление. Этот процесс тоже происходит, и тоже сейчас. Не заметить его трудно.

Текущий кризис (начинающийся или продолжающийся, в зависимости от точки зрения) касается не только сферы финансов и производства, он касается смены парадигмы мышления – в плане управления человечеством. Об этом давным-давно говорит та же КОБ, к примеру, да и не только она, сами адепты капитализма уже признались, что – усё, кранты, пора менять систему. В общем, патриотизм, пусть и пока под капиталистической старой оболочкой, выглядит пока неплохо, потому что хотя бы так решает проблемы выбора дальнейшего пути.

Я тоже предлагаю смену парадигмы мышления, и она тоже естественно вытекает из кризиса: в условиях невозможности поднять производство ништяков – следует переходить к плановому их производству, причём производство должно МИНИМИЗИРОВАТЬСЯ на уровне местностей до такого объёма, который позволял бы ему ПРОСТАИВАТЬ без ущерба для самого себя вплоть до того момента, когда производственные мощности потребуются. А переход к полноценному планированию лучше всего осуществлять в условиях учётности, а не финансов. Просто через учёт это можно делать легче, «производительнее» т. с., эффективнее.

То, что для этого нужно, превосходно описано товарищем корректором: передача средств производства в руки тех, кто умеет производить, но не на основе владения ими этих самых средств (как сейчас), а на основе УМЕНИЯ. Умеешь – можешь делать, не умеешь – не суйся. Звучит подобная максима несколько сложновато для восприятия, но в условиях учётности – это единственный нормальный способ.

Повторю его ещё раз: производить нужно лишь столько, сколько нужно для потребления (с некоторым избытком), когда производить не нужно (напроизводили дофигища, хватит), то и не нужно производить чего бы то ни было, а сейчас производственные мощности нужно перестраивать, создавать такими, чтобы они спокойно могли останавливаться без ущерба кому бы то ни было.

Ущерба же не будет (железка кушать не просит, если простаивает), если производствами не будет владеть никакой собственник, кроме монстра-государства. Производства же должны запускаться тогда, когда в них возникает нужда. Решение о запуске принимают те, кто умеет и знает, как производить, подталкивают их к этому решению окружающие люди, у которых что-то заканчивается из ништяков. В идеале, постепенно, все будут уметь производить то, что им нужно, на тех производствах, которые СТОЯТ и ЖДУТ, когда они потребуются – рано или поздно все производства будут автоматизированы именно до такой степени.

В вышеприведённой схеме отсутствует стремление к прибыли, поскольку нет финансов. Там наличествует лишь простой принцип: человеку нужны определённые продукты для своего существования, так устроена его природа, вот их и нужно предоставить ему в таком объёме, в котором он нормально это может потребить. Всё. Остальных задач в этом плане нет. И человечество УЖЕ достигло этого уровня, потенциального уровня, теперь его надо лишь таким организационным образом перестроить, чтобы баланс между потреблением и производством был как можно более устойчив. С помощью учётных механизмов это вполне может быть достигнуто в очень краткие сроки.

Кстати, то, что всё к этому и так плавно идёт – тоже не секрет. Дело за малым – либо дождаться краха финансовой системы, либо – попробовать сыграть на упреждение, самостоятельно отказавшись от неё. В обоих случаях есть свои риски, но на мой взгляд, во втором случае рисков меньше, гораздо меньше.

Добавить комментарий