Формирование артели

По причине того, что сейчас существует категорически мало, количественно, людей, знакомых с тем, как может работать артель/кооператив, впервые об этом задумывающемуся, допустим, с чего начать – очень и очень непросто. Неизвестно практически всё. Хотя вот законы о кооперации можно запросто почитать, они находятся в открытом доступе.

Но не одними законами «живо» понятие артели или кооператива. Есть ещё и практика их организации и их работы. Вернее, должна быть, но её, по понятным причинам (сталинские артели разогнали в середине 50-х гг), а производственные артели с той поры оставались лишь в таких глухих уголках нашей Родины, на данный момент нет. Почти нет. А при изучении той практики, что есть, которую можно изучить, сталкиваешься с тем, что те, кто может ещё что-нибудь рассказать, работали в основном в старательских артелях или потребкооперации.

Широкого поля изучение и анализ опыта возможен лишь на широком же фронте разнообразных, желательно существующих артелей. Но такое количество артелей (широкое, покрывающее собой массу сфер) было лишь до середины 50-х гг прошлого века. Поэтому ныне во многих вещах приходится идти, что называется «на ощупь», тщательно анализируя имеющуюся информацию, которая рассыпана буквально по крохам, в том числе даже в художественной литературе и фильмах со спектаклями. Ну и борясь по пути со всевозможными идеологическими предрассудками.

Кстати, вы слышали когда-нибудь о школе или курсе по ведению кооперативного или артельного хозяйства? Я не слышал. А учебник по организации кооператива или артели вы встречали? Я не встречал. Есть лишь работы некоторых учёных, которые изучали когда-то что было широко распространено и этими плодами мы до сих пор пользуемся, да воспоминания очевидцев и непосредственных работников артелей. Работ, посвящённых артелям, надо сказать просто мало. Воспоминаний чуть больше, но все они страдают одним и тем же – отсутствием научного подхода и научного же анализа, который вычленяет способы, методы, аспекты и особенности всех тех разнообразных процессов, протекавших в артелях.

Навскидку – есть несколько необсуждённых как следует, непроработанных как следует, непроверенных как следует моментов по артельной работе, которые просто «болтаются» в воздухе, и каждый человек по ним может предполагать, что угодно, только не научный вывод.

К примеру, артель – является экономическим элементом хозяйствования. Этот элемент встроен в более широкую и глубокую экономическую систему уже государства, а государства нынче встроены в более широкие и глубокие уже глобальные структуры. А вот как он встроен? Каким образом он может расти и куда и как именно, и что ему будет мешать в росте и помогать в росте, или кто?

Теоретически можно предположить, что любая артель или любой кооператив встроены в экономику государства и мiра точно таким же образом, как и любое другое коммерческое предприятие, основанное просто на других принципах внутреннего устройства, т. е. как и бизнес, артель тоже что-то производит и продаёт. Производить старается артель то же самое, что и бизнес: то, что пользуется СПРОСОМ или представляется, что будет пользоваться спросом.

Если взять это за некое обобщение, то для более широких систем (экономики государства, к примеру) её элементы, внутри себя устроенные различно, не так уж и важны, раз для системы они – есть элементы ОДИНАКОВЫЕ. Поскольку общая идеология такова, что пусть себе элементы конкурируют друг с другом, выплывет-то и останется на плаву лучшее, вот и пусть оно выплывает. А уж как они там у себя внутри устроены – это дело десятое. Для более широкой системы это не есть суперважно.

Любопытны следующие абзацы из книги Вадима Туманова «Всё потерять – и вновь начать с мечты…», стр. 50-55, здесь:

«В 1957 году в Сусуманском районе на прииске им. Фрунзе на базе бригады мы организовали первую золотодобывающую старательскую артель. Назвали её “Семилетка”.

Мы хорошо понимали, что записанные в Примерном уставе колхоза принципы (коллективная собственность, самоуправление, демократическое решение всех вопросов и т. д.) существовали только на бумаге. А мы намеревались их придерживаться на самом деле. Суть была в хозрасчёте и самостоятельности артели, которая сама определяла, сколько и какой техники закупать, как строить работу, кому и каким образом оплачивать трудодни, отпускные, больничные. От государства требуется одно – отвести артели участок (обычно это был полигон или отработанный, или невыгодный для предприятия из-за малого содержания золота, либо удалённости). И платить только за сданное золото. Кстати, у артели золото покупали по расценкам, значительно ниже тех, какие были установлены для государственных предприятий

Дальше ещё интереснее:

«С одной стороны, артели были привлекательными для властей возможностью занимать освобождающихся из лагерей людей, не имеющих семьи и дома, не знающих, куда податься. Причём, удобным для государства способом – не требовалось вложений и социальную сферу, каких-либо дотаций, а дешёвое золото повышало эффективность золотодобычи всего управления.

С другой стороны, новая форма организации труда могла поставить под угрозу существование малоэффективных государственных предприятий. Власти уловили, чем чреваты нововведения и, не имея возможности наложить полный запрет – всё же дополнительное золото! – тормозили укрепление артелей

Из приведённой выше цитаты, кстати, совершенно, не видно, почему люди пошли на организацию артели – только лишь из-за денег, которые ещё по более низким расценкам требовалось заработать – или по какой иной причине?

Но далее становится немного яснее, когда Туманов объясняет некоторые вещи, как он их тогда видел и главное – как стал видеть уже в 90-хх гг, когда писал эту книгу:

«В основе прежних способов производства (рабовладельческого, феодального, капиталистического) лежит частная собственность на средства производства, принадлежащие небольшой группе населения, а достоянием большинства людей является их рабочая сила, которую они вынуждены продавать владельцам средств производства. А экономической основой социалистической системы является общественная собственность на средства производства, она обеспечивает сотрудничество и взаимопомощь всех работающих. При таком раскладе артель с её кооперативной собственностью, независимой от государства, ничего от государства не требующая, кроме оплаты продукта труда, выглядела занозой в здоровой плановой экономике

«Объединялись те, для кого унизительным было получать немного денег, ни за что не отвечая. Хотелось свободным трудом, взяв на себя всю полноту ответственности, зарабатывать больше, зарабатывать много, почти без ограничений. Принцип прост: каков твой личный вклад, таков фактический заработок. Каждый в коллективе знал, что если председатель получает три тысячи рублей в месяц, начальник участка две тысячи, то любой рабочий получит полторы тысячи рублей. Естественно, и руководство, и весь коллектив стремились работать как можно лучше. В общем успехе были заинтересованы все. Эта схема несколько десятилетий работала в наших артелях, обеспечивая производительность труда в три, в четыре раза выше, чем на лучших госпредприятиях. Сейчас похожая система организации труда успешно применяется в Китае.

Это не сегодняшний вариант, когда зарплата руководителя стала почему-то “коммерческой тайной” и директор предприятия может получать сколько вздумается, а рабочие – вообще ничего. Эта уродливая схема сделала определённую немногочисленную группу безмерно богатыми (тут назначенные миллионеры и те, кто приобрёл капитал методом пирамид), а остальные превращены в ничто. Страннейшая ошибка, уничтожившая средний класс, опрокинувшая всё общество и столкнувшая экономику страны в пропасть.

Когда государство берёт у людей, а люди, компенсируя недоданное, доворовывают у государства, происходит, как замечено, сильное падение морали с обеих сторон. Воровство становится способом выживания, условием жизненного успеха – происходит разрушение самой ткани общества.

Столетия российской истории приучили нас ждать перемен с вершин государственности. Не только я – все, с кем я работал, чувствовали, а часто и понимали, что артельная форма организации труда один из инструментов экономического оздоровления и формирования гражданского общества. Инструмент этот не «сверху» предложен, а рождён «снизу», в живом процессе труда. Набирающий силу кооперативный сектор был первой попыткой создания самостоятельной экономической зоны, независимой от административной системы. Именно потому, что артельное движение предусматривало коллективную собственность на средства производства и зависимость заработков каждого от результатов общего труда, здесь не могло быть места нравам Дальнего Запада времён золотой лихорадки.

Это мы понимаем теперь, находясь уже в другой эпохе и оглядывая недалёкое прошлое.»

Добавить комментарий