Франция

По последним геополитическим слухам, слегка презрительным, Франция выбывает из первой пятёрки ведущих игроков мiра, перемещается во второй эшелон, где уютненько устроились Индия с Бразилией, Иран с Индонезией, ну и примкнувший к ним Израиль, малый, дерзкий, и фантастически еврейский. Виной тому во французских делах – отсутствие уже второй раз подряд, после Саркози, «хулигана», как Президента Французской республики. Если и на третий раз французы не изберут себе петушка, задир-ру и забияк-ку, а, не дай Бог ещё – выберут женщину, пусть она даже будет Мари ле Пен, то все окончательно поймут, что галлы уже не айс.

И это не я сказал, а таково отношение почему-то среди окружающего мiра. Несовпадение статуса и авторитетности с реальным положением дел удручает и многих французов-консерваторов, которые очень хотели бы, чтобы… ну, было как раньше. Когда и америкосам могли «козу сделать», и интеллектуальные Президенты просто шли один за одним. Когда гремело, в общем, французское слово. Дела и раньше особо не гремели, но всё же.

Франция, в силу приверженности к идеалам своей же революции, с её лозунгами – имеет шанс пасть первой под нашествием новых «гуннов», молодого племени стоеросовых идиотов, смачно кладущих не на ту культуру, а всё потому, что их стало слишком много, а становится с каждым годом всё больше и больше. Это распространённое среди знатоков «знание», разумеется, не учитывает того, связи Франции-метрополии с различными уголками мiра и до последних волн беженцев были необычайно плодотворны и крепки, что означало воспитание скорее неметропольцев во французском духе, и так это и осталось и поныне.

Но есть и разница, появившаяся относительно недавно (лет 20-30 назад), когда часть неметропольщины, постоянно растущей по численности, стала рассматривать Францию… как будущий ТРОФЕЙ (причём самостоятельно падающий им в руки). И эти люди даже не скрывают этого. Я вот другой такой страны не знаю, где бы пришлые открыто, в течение десятков лет, не только втихаря говорили, а публично, нагло и спокойно утверждали вышесказанное. Как само собой разумеющееся. Даже китайцы, наводнившие сопредельные страны своими общинами и «чайна-таунами», не позволяет себе такого, хотя уж кто-кто, а они – могли бы.

Толерантность, расцветшая именно во Франции (несмотря на относительно позднюю отмену гильотины, где-то в 70-х гг прошлого века) – это весьма ядовитый цветик-гомо-семицветик, а отсутствие в опыте французской школы долговременной решительности геополитического характера (последний всплеск, на моей памяти, был в Первую мiровую войну, когда ВСЕХ парижских уголовников разной степени уголовности оптом просто расстреляли в один день, от греха подальше, и всё, 100 лет назад!!!) – даёт плоды уже сейчас. Она доходит до абсурдности, в которой теряется даже разум. В общем, надо постараться, чтобы довести дело до такого.

Виной тому и безудержное кривляние тамошней интеллигенции, сведшую весь интеллектуализм, наработанный предыдущими столпами, к игре не смыслов, даже не слов, а скорее звуков. Впрочем, обо всё этом достаточно написано.

Но самое страшное во всём этом, что подстёгивает и так непростые процессы неассимиляции неграждан Франции – это то, что коренные французы, недовольные многими (и разными) вещами, сматывают удочки в французскую Канаду (где их тоже не очень-то ждут, надо сказать), а те, что с еврейскими корнями – в Израиль. Я вот представляю себе, это ж насколько надо, чтобы тебя задолбало, чтобы из вроде как мирной Франции свалить в непростой Израиль. Иммиграция эта невелика, чтобы бить в колокола, но ощутима по сравнению с ситуацией 20 лет назад, не говоря уж о ещё ранее. Статистика по отъезжающим французам позднее 2011 года по гуглу на русском языке легко вовсе не находится. На французском не пробовал.

Разумеется, французы ещё далеки от ситуации, как в некоторых штатах США, где по-испански говорит уже почти половина жителей, но уверенно к ней приближаются. Помнится, отправил я матушку в Париж в 1997 году (на пару туристических недель), она приезжает довольная такая, ну ещё бы, млин, но и одновременно озадаченная. Спрашиваю, ну как? Она говорит, ну супер, конечно, только вот «шоколадные мусью» на каждом шагу. Я говорю, а в провинции (там у неё были поездки по замкам Луары)? Она говорит, и в провинциях тоже. А на Монмартре я, говорит, французов вообще не видела… 1997 год, 23 года назад.

С тех пор ситуация ещё ухудшилась в этом плане. Поэтому, пока Франция – да, трофей трофеевич трофеев.

Геополитически Франция теряет свои наработки, как… попавшийся на «крючок» фраер. А те телодвижения, которые ещё как-то совершает – вообще мало кому известны, чтобы вызвать даже подобие уважения. Остаётся, но сужается, как шагреневая кожа, лишь одна сфера – культура, где никому не удаётся пока французов потеснить. Но и здесь заметны не совсем хорошие изменения. Дело в том, что культура изображает происходящее хорошо, если не гротеском, но всё же усиливает увеличительным стеклом искусства… и происходящее становится страшноватым. Оно ещё, да, нереально, поскольку преувеличения и искажения наличествуют, но сама фактура уже напрягает.

Я здесь в Тае знаком со многими французами, в основном, старенькими, ведём беседы иногда, в том числе и о политике. Все, как один, утверждают одно: ну мы, ещё ладно, у нас и пенсия хорошая, и всё вроде нормально пока, но вот что дальше будет – точно ХУЖЕ. Я спрашиваю, а в чём именно хуже-то: ну что Франция развалится, что ли? Они жмутся, говорят, да нет, вот что-то витает постоянно нехорошее такое, а что – даже понять нельзя. Я говорю, может арабы? Да нет, говорят, арабы ассимилируются с нами хорошо, да и мы всегда были с ними в очень тесных отношениях. А что тогда? А вот хрен его знает. Всё тусклеет и тускнеет. Особенно это ясно тем, чья молодость пришлась на 60-70-е гг. Небо и земля, в общем.

Если в толерастии принимает участие вся Европа, с разной степенью, то Франция – безусловно впереди всех. И всегда была такая, даже гордилась этим. Избыточность богатства её, Франции, культуры было ТАКОВО, что никакая количественная напасть чуждого никогда французами не воспринималась с опаской. Типа, и не такое клали в рот, разжёвывали, проглатывали и переваривали. На этот раз ничего подобного не выходит. А сама французская культура медленно выруливает на уровень МЕСТЕЧКОВОЙ. Причём во всех видах искусств. Опять же – это не я говорю, это бьют тревогу сами французы.

Мне могут резонно заметить, что спад культур-мультур ощущается не только во Франции, а и во всём мiре, кого ни возьми. А я вот не соглашусь. Англосаксы ни хрена ничего не потеряли, а лишь ещё больше приобрели.

Военная культура Франции всегда немного отличалась от соседей. Прежде всего институтом Иностранного легиона. И любовью к фанфаронству. Но толерастия ведь – это вовсе не шуточки-прибауточки, а СЕТЬ, которая разбалтывает всё, что попадается и трепыхается в нетях. Толерастия размежёвывает и военную косточку. Причём так незаметно, что лишь по прошествии времени становится ясно, что некоторые задачи военного характера Францией не могут быть выполнены ВООБЩЕ. Некоторые, многие из которых ранее решались запросто. А сейчас нет, поезд ушёл.

Демократическая культура Франции тоже отличалась своеобразием, но и здесь проявляется каинова печать измены высоким идеалам: демократия во Франции прошла маршем, свернула за угол и сбросила все регалии на землю. А что осталось? А практически ничего. Ещё немного, ещё чуть-чуть, и чисто демократическим методами всё можно поменять. Трофей ведь можно по-разному заполучить. Можно военным способом, а можно просто найти – он лежит, валяется на дороге, бери и пользуйся.

Мне очень жалко Францию и французов в этом плане. Но – сами виноваты.

Добавить комментарий