Геополитика

Геополитика – есть самый безопасный способ почесать язык/ом. Он настолько безопасен, что волосы дыбом встают. Можно реально говорить по геополитике что угодно! И никогда ни при каких условиях говорящему ничего за это не будет. Я другой такой сферы обсуждений просто не знаю, где так «вольно дышит… обсуждатель». А с другой стороны, ничто так не влияет в долговременной перспективе на людей, как эта сама геополитика.

Памятуя о вышесказанном, усмехнёмся в очередной раз и приступим к обсуждению оной. Всего, разумеется, не обнять ни умом, ни сердцем, а вот некоторые деталюшки можно и обсосать мозгом.

Деталюшка первая. Геополитика, если кратко, это исследование интересов групп людей, рассеянных по глобику, выявление практики действий этих группок, анализ их текущих и последующих шагов (с «последующими» есть проблема, они не всегда «следуют», ну да ладно…). «Интерес», в свете вышеупомянутого, это обычно то, чем сама геополитика НЕ занимается, предпочитая «переложить» возникновение, текущее и будущее состояние «интересов» на другие области, на других исследователей. Геополитика обычно берёт сразу за жабры-хабракадабры, мол, интерес здесь у такого-то – такой-то.

Если вы уже поняли, что я имею в виду, то само сочетание/словечко «геополитика» может начать вызывать лёгкую усмешку. Дело в том, что определить истинный интерес индивидуума, или, если брать выше, группы людей – задача совершенно неподъёмная ни для какого ума, интеллекта, разума, мозги или ощущений. Это – первое. Второе это то, что обычно интерес не может быть выражен и самим носителем интереса, потому что ощущение «интересности» в нём самом, в носителе то бишь, существует лишь на уровне… концепции. Третье – при попытке выразить интерес случаются казусы, самый распространённый из которых: обычное непонимание.

Отсюда я вывожу первый вывод. Геополитика – это исследование того, что неизвлекаемо, в принципе, т. е. интересов групп. Т. е. исследуя то, что извлечь невозможно, исследуют на самом деле… самих себя: собственные предпочтения, собственные концептуально ощущаемые, но маловыразимые словами, интересы. И получается уже даже не одинарный, а двойной парадокс, завёрнутый в общую парадоксальность бытия. Свой интерес невыразим, чужой интерес невыразим тоже, и выявить это невозможно, поэтому остаются лишь… ДОГАДКИ. Предположения. Логические выводы, основанные на неполноте поступающей информации густо переплетённой с дезинформацией. Другими словами, полная задница!

Если согласиться с выводом первым, хотя бы шутейно так, то вот и вывод второй: геополитики по вышеуказанным причинам нет вообще. Ну, потому что нельзя исследовать то, чего нет, тем, что неисследуемо, в принципе (нет инструментария), чтобы придти к хотя бы мало-мальски осмысленным выводам. Умные люди эти аспекты понимают, поэтому спокойно геополитические аспекты обсуждают и взвешивают вялотекущую неразумность на весах выводов, как те вероятности лишь, в которые могут перевоплотиться некоторые тенденции. Если при этом учесть то, что тенденции тенденциями, но могут быть и сюрпризы, то полная иррациональность и сюрреальность бытия, особенно геополитического, предстаёт во всей свой красе.

Таким образом, чесать языком и мозгом за геополитику, есть интуитивно выявленный (эмпирикой?) способ занять разум тем, на что сей разум только и способен (способен он и на многое другое, надо признать, но безопаснее всего «занять» разум – именно в этой сфере), без наступления какой бы то ни было ответственности за это. Разум-ееца, разум с превеликим удовольствием берётся за эту удачную находку, и ну себе… вразумляться. Ум, кстати, подобными вещами брезгует заниматься, что уже есть «звоночек» про важность/неважность некоторых направлений мысли. Ум, надо признать, уже давно «вычислил» безмозглую суетливость обсуждения того, что само по себе есть просто процессы, которых превеликое множество, замучаешься находить и описывать, и это при том, что они ещё, заразы такие, и постоянно МЕНЯЮТСЯ в формах.

Сказав славное «слово»/мнение про геополитику в целом, перехожу к частностям. Они таковы: геополитика всё же есть, конечно. Но её определение должно быть, имхо, совершенно другим. Геополитика сводится к исследованию… психик людей, потому что именно из них, из психик, и вырастают практические шаги того, что называется «политической жизнью» (и геополитической тож, потому что гео- – это плавное обобщение). К примеру, психика варианта А, достаточно наисследованная, можно сказать даже досыти, способна привнести в обсуждение геополитических вопросов гораздо больше значимых аспектов, чем что бы то ни было другое. Обратите внимание, что я говорю лишь об одном варианте психики. А их ведь аж целых два. И у каждого варианта есть же ещё подварианты, а также смешанные структуры, в общем, сложновато так всё выводится. Однако, способ исследования психик всё же гораздо проще и, самое главное, ДЕЙСТВЕННЕЕ в плане выводов и заключений, чем что-то другое.

Покажу на ясных примерах, как геополитика, с определением «геополитика – это исследования психик», работает. В психиках типа А и Б, интересы определяются смутным объектом желаний, которые не выразимы никак, кроме как концептуально, т. е. вербализация их невозможна. Психики типа А, определяют центром существования себя самоё, свои «Я», тогда как психики типа Б, не определяют никаких центров, а рассматривают свои «Я», как часть единого целого. Другими словами, антагонисты безо всякой надежды на приведение этой каши к некоему консенсусу. Поэтому-то, психики типа А могут говорить, действовать как угодно, но цель при этом у них всегда будет неизменна: обрамление центра своего «Я», тогда как психики типа Б могут тоже говорить и действовать как угодно, но цель при этом у них всегда будет неизменна: соответствовать единству всего, что есть, пребывая его частичкой, без выявления своего «Я».

Единственная проблема во всём этом: определить принадлежность своего «Я» к тому или иному типу, определить принадлежность других «Я» к тому или иному типу. И всё. Дальше будет более или менее катиться всё «как по маслу». Но для того, чтобы определить и определиться, следует очень сильно, и честно главное, погрузиться в глубины своего «Я». Причём всем, без исключения. Но, как уже понятно, сей процесс избегаем большинством «Я», по той причине, что это психически крайне трудно, а следовательно, «белый шум» по любому другому поводу будет всегда, лишь бы не касаться этого вопроса.

Отсюда, кстати, тоже очень простой и естественный вывод: поскольку большинство людей, как чёрт ладана, боится исследований своего собственного «Я», значит тот, или те, кто этого НЕ боится (по разным причинам), будут всегда иметь ПРЕИМУЩЕСТВО. В частности, ПРЕДСКАЗАТЕЛЬНОЕ. Следует при этом понимать на философском уровне, скажем так, что двоичное разделение – это ПЕРВОЕ после единства. Все остальные разделения: троичное, четверичное и т. д., несут в себе меньше принципов (всё меньше и меньше, скажем так, ибо, чем дальше в лес, тем толще партизаны), чем изначальное единство, и последующую за ним двоичность.

Вопрос по двоичности, вот как я указал выше, ну, что она целиком упирается в психику, не имеет никакой «доказательной» или доказательной базы, это может быть принято или не принято лишь на веру. Принял, самостоятельно поразмышлял, всплывут массы чего интересного. Не принял, прошёл мимо, лишился в будущем тех преимуществ, которые могли бы быть, но самостоятельно ими решил не пользоваться. Проще некуда.

Если свести всё вышесказанное к ещё более краткому выводу, то окажется, что ничего хорошего сделать в принципе нельзя. Как нельзя сделать и плохого. Можно лишь следовать по пути варианта А или варианта Б. «Приверженцы» которых лишь постоянно долбят по макушкам друг друга.

Добавить комментарий