Интервью NeaTeam’а с NeaTeam’ом I

NeaTeam вопрошающий: Ну… что скажешь о себе, балбес?

NeaTeam ответствующий: Скажу прямо – я для себя не то чтобы какая-то загадка, но всё же есть некоторые моменты, требующие прояснения.

Момент первый: где-то лет в 17 я внезапно ощутил себя очень «мудрым», хотя и был дурак дураком. Но в дальнейшем это первое ощущение не только не пропало, оно потребовало «выхода». Поскольку я ничего особо делать не умел, кроме как баловаться в слова, то вот и начал писательствовать. Мне казалось, что у меня много есть чего сказать мiру, хотя все мои изыски литературные начинались и заканчивались описанием себя, своих друзей и знакомых, родителей и родственников, т. е. самого ближайшего круга. Ну, может с некоторыми надуманными или искажёнными элементами.

Момент второй: второй заскок «мудрости» произошёл где-то в промежутке между 25 и 35, когда я постепенно, наскоками, понял, что ничего особенного мiру я не только не скажу, мiру это ни хрена и не нужно, поскольку всё, тотально всё – повторяется. Но всё же у меня осталась малая надежда на что-то оставшееся непонятным, поэтому я стал переводчиком чужих мыслей и чужого писательства. Лет за 10-15 и это кончилось, чужие мысли повторялись даже чаще, чем мои собственные. Этот эффект я назвал «плагиат ощущений».

Момент третий: когда фоткался последний раз на паспорт, в 45 лет, мне стало откровенно неуютно – жить банально становилось не из-за чего. Поскольку и дома построил, и колодцы вырыл, и дерев насадил, детей наплодил, воспитал, во взрослость выпустил. Да, и все свои юности мечты заодно реализовал. Это был просто какой-то писец. Но и он, сцуко, повторяем, не зря ведь известен как «кризис среднего возраста», все через это проходят…

NeaTeam вопрошающий: Ну ладно, ладно… Углубляться в тему себя, любимого, конечно, любо, хлебом вас всех не корми, дай повещать о себе и своих переживаниях. Ты лучше ответь про Ж и НЖ – вот зачем ты эту хню придумал, если придумал, что ты этим сказать хочешь?

NeaTeam ответствующий: Придумал не я, инопланетная сущность сказала, меня лишь очень задело, в том плане, что сказанное органично зазвучало в душе истинной правдой. Эта сущность, кстати, так и говорила, что процесс познания любой ДУШИ состоит в том, что понимаемые/принимаемые душой «истины» либо камертонят, либо – нет. В первом случае они принимаются за правду, во-втором – вызывают зубовный скрежет.

Сущность называла Ж и НЖ по-другому… вероятно, точнее: «служащие себе», я называю их жиды, и «служащие другим», соответственно – нежиды. Два слова в определении чего-то – это длинно, поэтому я перепробовал массу вариантов для укорочения наименования, пришёл к выводу, что это невозможно. А вот Ж и НЖ, хотя и с кучей ассоциаций, почему-то понравилось сразу. На этом и остановился.

NeaTeam вопрошающий: Сущность мозги тебе конкретно выела, или что-то ещё осталось от прежних воззрений?

NeaTeam ответствующий: Совершенно конкретно.

NeaTeam вопрошающий: Поясни.

NeaTeam ответствующий: От прежних воззрений осталось всё, но и ничего одновременно. Прежние воззрения теперь лежат как бы в архиве, легко извлекаемом, а то, что сидит в голове, получило совершенно другое наполнение. Поэтому во мне постоянно идёт игра в пинг-понг: я пользуюсь то разумом, как извлекателем из архива всего прежнего, то сознанием, как живым инструментом, позволяющим совсем уж не сойти с ума. Иногда никакой игры нет, однако. Есть ощущение пустоты.

NeaTeam вопрошающий: Ну наплёл, наплёл! Хорошо, будем разбираться. Что такое «сознание»?

NeaTeam ответствующий: ПРИОБЩЕНИЕ к таинству. Само таинство остаётся тайной и росчерком неизвестного пера, но ведь работает, зараза такая. И работает примерно так: вдруг, откуда ни возьмись, даётся… ответ. Или намёк на ответ, догадайся, мол, сама. Сидишь затем, меркуешь. И ничегошеньки не понимаешь.

NeaTeam вопрошающий: Что такое «пустота»?

NeaTeam ответствующий: Отсутствие мысли. Обычно всё время что-то думается, а иногда – хлоп! – и ничего не думается. Ощущение не то чтобы неприятное или приятное, оно – никакое, но при этом очень и очень интересное. Напоминает вглядывание в тёмную пещеру. Жуть + любопытство. Я часто вспоминаю, кстати, что в детстве мне многое намекало на грядущую пустотность ощущений, но я по молодости не придавал этому значения.

Иногда я думаю, что пустота – это то, что перед самой СМЕРТЬЮ, за секунду-две до наступления оной, даёт шанс на обозрение ВСЕЙ пещеры. Т. е. я как-то даже породнился что ли с этой пустотой, она для меня уже и не пустота вовсе, а что-то иное. Совершенно не опасное и трагичное, а в чём-то даже и отеческое.

NeaTeam вопрошающий: А как соотносятся между собой сознание и «пустота» эта?

NeaTeam ответствующий: Наверно, сознание – это то, что стоит сразу за «пустотой». Но оно в упор при этом эту пустоту не видит, не замечает, поскольку значения ей никакого не придаёт. А вот для тебя думающего… пустота – это что-то вроде барьера. При этом ты понимаешь, что сознание-то – твоё, а не какое-то там чужое. Такая вот странность.

Я часто думаю над этой самой пустотой. И о том, что в ней находится барьер. Который я вовсе не стремлюсь как-то преодолевать, потому что и способов таких не знаю, но чисто любопытно: зачем барьер, для чего барьер, почему барьер… Поэтому, может это и не барьер, а что-то другое, чему у нас, людей, и названия нет.

NeaTeam вопрошающий: Ты уже все мозги разбил на части, все извилины заплёл… Давай о мыслях поговорим лучше. Откуда они берутся?

NeaTeam ответствующий: Они не «берутся», если можно так сказать. Они и так есть в каком-то значимом вечном хранилище. Они, скорее всего – извлекаются. В нужный момент. Мысли обычно «подаются» на блюдечке: бери и заценивай, как говорится. Ну, или пробуй. Поэтому попадаются и неудобные, неперевариваемые т. с., иногда. Процесс их зарождения и появления скрыт на какой-то «кухне», и что там с ними делают, что там вообще с ЧЕМ ДЕЛАЮТ – неизвестно. А тебе они преподносятся уже обработанные слегка, для того, чтобы ты их спокойно ВОСПРИНЯЛ.

На естественный вопрос – а КЕМ извлекаются-то? – я ответить, увы, точно не могу. Полагаю, что есть некие сообщающиеся сосуды, вероятнее всего в комплексе сознания, а не разума, хотя и в разум что-то такое приходит тоже, так вот – по ним и втекают мысли. Кстати, по ним и вытекают – обратно в хранилище. Вероятнее всего этот процесс механистичен и алгоритмичен, т. е. работает бездуховно и бездушно – просто как насос или помпа. Когда голова заполняется определённым количеством мыслей, происходит что-то вроде слива, все ненужные, вернее – неиспользуемые – мысли уходят обратно в хранилище. Оттуда они, опять же, могут извлекаться в другое время.

NeaTeam вопрошающий: Как можно описать что такое «мысль»?

NeaTeam ответствующий: Это продолжение концепции, незаметно для себя обработанной личностью. Личность воспринимает через сознание определённую концепцию, но, поскольку концепцию невозможно описать, а можно лишь осознать, то в дело вступает разум, который и «лепит» из подручных, понятных материалов (слов, образов, понятий, терминов и т. д.) нечто, что и есть затем – мысль. «Лепит», надо сказать, очень быстро, почти молниеносно. Поэтому этот процесс обычно и не замечается.

NeaTeam вопрошающий: Ага, т. е. втекают всё же не мысли, а концепции?

NeaTeam ответствующий: Ну да.

Но вытекают затем, увы, мысли, а не концепции. Полагаю, что в хранилище они снова как бы «очищаются» от личностных обработок и складируются. Процесс напоминает то, как наш организм человечий принимает пищу, переваривает её, и остатки выходят из него. Поэтому я не совсем согласен с тем, что мысли – есть пища для ума. Не-а. Эта аналогия почти неуместна. Пищей для ума являются КОНЦЕПЦИИ.

NeaTeam вопрошающий: Хорошо, что такое «концепция»?

NeaTeam ответствующий: Концепцию невозможно описать словами. Это нечто СТРОГОЕ такое: так, а не эдак. Т. е. в ней обязательно присутствует момент/элемент различения. Концепций ведь много, и все они – разные. Я вот говорю, что невозможно описать концепции, а сам их вроде как описываю. Но обрати внимание, я описываю не суть какой-то конкретной концепции (это-то и невозможно сделать), а пытаюсь дать представление о её сути. Поэтому-то все мысли есть – ПОПЫТКИ передать концепции. Попытки, надо сказать, жалкие и ничтожные. Но даже с их помощью мы можем мыслить и извлекать смыслы.

NeaTeam вопрошающий: Что такое «смысл»?

NeaTeam ответствующий: Смыслы – это упакованные мысли. Самой «упаковкой», вкупе с инструментарием «пакования», служат так называемые смыслоразличительные системы, типа языка, допустим, или формул, в общем, семиотика всем нам в помощь. Но название «смыслоразличительные» – неверное. Да аспект такой присутствует, но не он самый главный. Главное – КАК системы пакуют мысли, пытаясь превратить их в смыслы, и ЧЕМ именно. Они пакуют это как Бог на душу положит, и делают так потому, что сами СИСТЕМЫ выразительно лишены требуемой точности.

Ну, по аналогии, представь калибровку без единиц измерения – что она может накалибровать? Какую-то хрень только. Так и здесь. Самые обычные смыслы людей представляют собой седьмую воду на киселе, густо перемешанную с какими-нибудь… гвоздями там. Или с грибами, что точнее намекает как бы…

Из-за путаницы со смыслами, которые в свою очередь отображают усилия великого путаника – разума, появляются даже теории о существовании… эгрегоров тех же. Хотя суть проще: системы запутанные и перепутанные, да и калибровки никакой.

NeaTeam вопрошающий: А как же математика, в ней точности нет, что ли?

NeaTeam ответствующий: Нет, конечно. В математике есть совершенно другое. Математика – есть зеркало основных видимых процессов. Само зеркало «сделано» из симметрии концепции и смысла, как сути. По аналогии можно представить математику двумя зеркалами, поставленными таким образом, чтобы возникал уходящий в безконечность ряд… зеркал. Вот это и есть математика.

Или, если ещё короче, математика уравняла в самой себе концепции и смыслы, и тем и живёт. Однажды это кончится…

NeaTeam вопрошающий: Хм, но она же позволяет решать практически задачи современности?

NeaTeam ответствующий: Дык всё позволяет, что придумано и задействовано человеком. Не позволяло бы – было бы отринуто. К тому же любая практика – есть отбрасывание миллиона возможностей за ради одного или нескольких полезностей. Человечество не зря бьётся над тем, чтобы полезностей было бы как можно больше (через использование возможностей, опять же), но не выходит ниухья, потому что СИСТЕМЫ, с помощью которых всё это делают… ну, в самом мягком варианте – раздолбайны в высшей степени, а в самом грубом – вообще никакие не системы, а с бору по сосенке набранные хрен знает что.

NeaTeam вопрошающий: Да ты, батенька, прямо пессимист какой-то? Чего так?

NeaTeam ответствующий: Это не совсем пессимизм, скорее попытка приоткрыть ширше свои глазёны. Только и всего.

NeaTeam вопрошающий: Ну, хорошо, хорошо. Почему системы такие… ну как ты описал выше? Разве нельзя этот вопрос привести в порядок?

NeaTeam ответствующий: Увы, нельзя никак. Многообразие мiра, вместе с теми его штуками, о которых мы понятия не имеем (не сталкивались, потому что и не можем столкнуться в силу ограничений как наших организмов, так и того, как они реально «построены»), не может влезть в рамки ни одной описательной или описывающей системы.

Любая система – это ограничение по нескольким параметрам, базирующаяся причём на одном или нескольких постулатах, которые вообще берутся от балды, ну чтобы взять хоть что-то. Ну и как в таких условиях можно вообще что-то описать точно? Никак нельзя. Только абы как, применительно к своим узким практическим задачам.

И это, кстати, многие люди прекрасно знают. И поступают гораздо проще: сами себе создают СИСТЕМЫ или МОДЕЛИ, дополнительно к тем, которые уже выработаны совокупным человечеством и более или менее известны. Людям так бывает удобнее, чем мучаться несовершенством тех систем, которые есть «в наличие» или «предлагаются» к использованию. Некоторые из таких людей делают секрет из своих систем/моделей, некоторые – не делают. Кстати, за мысли и смыслы о конспирологиях всех мастей ответственны те, кто делают системно-модельные секреты и секретики для себя, драгоценных – дело в том, что они иногда… ПРОБАЛТЫВАЮТСЯ.

NeaTeam вопрошающий: Что происходит с теми людьми, которые не делают секрета из создаваемых ими систем или моделей?

NeaTeam ответствующий: Окружающие их считают мудаками. Не все, конечно, но – большинство.

NeaTeam вопрошающий: Почему?

NeaTeam ответствующий: Ну а ты представь ситуацию: некто не только что-то там удумал, но ещё и сообщил об этом окружающим. Выглядит это вызовом: я – придумал новую систему и модель, а вы, все остальные – тупые интеллектуальные нищеброды кормитесь переваренными остатками былых придумывателей прошлых систем и моделей, ныне широко известных. Вот окружающим и обидно: вышел зайца на крыльцо, почесать своё… ЧСВ. Непочтительно как-то. Вызывающе.

NeaTeam вопрошающий: А те, кто их мудаками не считают, что делают?

NeaTeam ответствующий: Да на ус себе мотают. Вдруг пригодится. Да и интересно тоже бывает иногда. Некоторые модели или системы имеют потенцию стать в будущем чуть бОльшим, чем любопытными неожиданностями. Это как ощущение коллекционера, берущего за три копейки картину многообещающего художника, с потенцией затем продать её за миллион! Что-то вроде этого.

NeaTeam вопрошающий: Те, которые создают системы/модели и ПРОБАЛТЫВАЮТСЯ, как ты говоришь – они сразу переходят в разряд первых, которые сознательно делятся с окружающими своими наработками, или как?

NeaTeam ответствующий: Это очень интересный вопрос. Думаю, тема эта будет сильно развиваться в ближайшие годы и десятилетия. В идеале всё человечество творчески нацелено на то, чтобы каждый человек РАЗРАБАТЫВАЛ свои модели и системы. Каждый, а не только особо выдающиеся «мыслители». Ну в идеале, чтобы ими ещё и делились, открыто и со смешками.

А те, кто пробалтываются – делают это от того, что они породили, вырастили внутри себя прекрасного с их точки зрения «ребёночка», которого они по тем или иным причинам скрывают от окружающих. Но, увы, они обречены на проговаривание некоторых элементов своих систем/моделей, потому что их РАСПИРАЕТ (в том числе и от гордости). А один раз сказав про некий элемент – можно обязательно наткнуться на внимательные уши, которые мгновенно распознают НЕВЕДОМОЕ. Ну и затем будут пытать проболтавшегося, что он имел в виду. Далее проболтавшемуся следует делать выбор за выбором: заткнуться, дразнить вопрошающих, открыть им свою систему/модель (перейти в разряд первых), пытаться запутать их ещё больше, отмахнуться, сказав, что не то имел в виду. В общем, индивидуально очень.

NeaTeam вопрошающий: По-моему, так всё и происходит всегда. Что здесь необычного или нового-то?

NeaTeam ответствующий: Так, да не совсем так. Дело в том, что гораздо проще взять чужие наработки и составить с их помощью (поманипулировать) как бы «новое». Тем более что этих наработок – ну неисчислимое количество, куда ни брось взгляд. На реально «новое» не у всех хватает…

NeaTeam вопрошающий: Концепций?

NeaTeam ответствующий: Не-а, с концепциями всё у всех в порядке, все люди чуют гораздо больше, чем выразить могут. И будь они просто повнимательнее, можно валом делать системы и модели, сплошь новые. Новее не бывает.

NeaTeam вопрошающий: Мыслей?

NeaTeam ответствующий: Не-а, с мыслями у людей тоже всё обстоит нормально: своих нет – можно всегда чужие позаимствовать.

NeaTeam вопрошающий: А чего же тогда?

NeaTeam ответствующий: Не у всех людей возникающее чувство дискомфорта начинает реально долбить в макушку, создавая стимул для интеллектуальной озабоченности.

NeaTeam вопрошающий: Так’c, понятненько. Стимул, значит? Интеллектуальной? Озабоченности? А попроще можно?

NeaTeam ответствующий: Можно.

Ознакомление с моделями и системами комфортно лишь до определённого предела (количественного, обычно), после чего человек банально устаёт и начинает замечать повторы. Это и есть предпосылка для озабоченности. Затем человек начинает вопрошать себя: бляха-муха, и это ВСЁ, что создало человечество для объяснения того-то и того-то? Но ведь толком-то так и не объяснило! Ну и тут вступает в дело собственный ресурс. Промысливающий т. с. всю ситуацию в целом. А отсюда уже полшага до начала РАЗРАБОТОК собственной системы или систем, модели или моделей.

NeaTeam вопрошающий: Во как! Чем отличается «система» от «модели» в таком случае?

NeaTeam ответствующий: Система – динамична, модель – статична. При промысливании иногда удобно пользоваться то одной ипостасью, то – другой. А так – это примерно одно и то же.

NeaTeam вопрошающий: Когда люди начинаются жестоко промысливать ситуации, они с удивлением обнаруживают, что поля промысливания переполнены страждущими, делающими то же самое. Я прав?

NeaTeam ответствующий: Да, бо рыбак рыбака видит издалека.

Начало промысливания – это включение магнита притяжения в себе (или подключение к магнетизму других). А поскольку каждый человек не обладает компетенцией во всём, а лишь в некоторых областях знаний, то его, как правило, тянет лишь в эти области.

И в этом процессе происходят достаточно непонятные вещи. К примеру, человек может внезапно обнаружить, что его компетенция в его же «родной» области знаний – неполна. А то и лжива насквозь! А это шок, согласись. Человек переживает. Ну, и для преодоления шока, вымывания последствий, нет лучшего лекарства, чем начать ТВОРИТЬ новые системы и модели. Есть и области, будто бы «специально» таким образом вычлененные и поданные «на блюдечке», опять же, бери и твори. Одна из таких областей экономика, другая – политология, третья – управление, а обнимает это всё, распуская свои щупальца – общая философия всего.

NeaTeam вопрошающий: Человек думающий – как правило адепт одной из перечисленных тобой областей?

NeaTeam ответствующий: Угу. Эти сферы требуют ПРОГОВАРИВАНИЯ, шлифовки на ответах окружающих, уточнений и подгонок. Ныне для проговаривания созданы практически идеальные условия: интернет – бери и выговаривайся, хоть до опупения. Ну а люди-читатели тебя поправят.

NeaTeam вопрошающий: Понял, политологом может стать каждый. Так, да?

NeaTeam ответствующий: Да. Я бы уже начал приравнивать политологов к блогерам, эти два понятия – уже синонимы. По экономике то же самое можно сказать. И по управлению. Я уж молчу про философию. Таким образом, странным образом, политолог, экономист, управленец, философ… все эти понятия можно уже смело объединять в одно: блогер. Другие странные люди, которые о практике говорят, как о критерии истинности, меня сразу бросятся поправлять: мол, ну политолог и экономист, да и философ – ещё ладно, а вот управленец – это кое-что другое. На что я им скажу, что управленческие сигналы от управленцев всех мастей идут теперь точно теми же путями: устным и письменным. И эти сигналы – точно такое же блогерство. Парадоксальным образом, чем выше уровень управления, тем больше в нём блогерства.

Да, начиная с какого-то уровня управления, управленцы этого уровня, за ради экономии времени и средств, начинают обращаться к… семиотике, становятся зачастую как раз теми, про которых я написал выше: разработчиками своих собственных систем и моделей. По долгу службы или занятий они вынужденно знакомят окружающих и подчинённых с этими самыми системами и моделями, откуда те и могут становится широко известными. Самый расхожий пример этого ряда: Сурков. Он вообще кто: политолог, экономист, управленец, философ… или блогер?

NeaTeam вопрошающий: Гы-ы, он на все руки мастеровит.

NeaTeam ответствующий: О чём и речь! Грани стираются, особенно это заметно в управлении. Не зря такой хайп идёт по поводу социальных сетей, мол, они и новый инструмент охмуривания туповатых масс, вбивания им в мозг всяких идиотизмов. А это не совсем так, вернее совсем не так. Соцсети – это АННОТАЦИЯ, краткое введение… в БЛОГЕРСТВО. Для тех, кто не любит читать долго, а хочет укусить сразу. Таких людей меньше, чем самое унылое меньшинство, это надо просто понимать.

NeaTeam вопрошающий: Т. е. через соцсети невозможно ничем управлять?

NeaTeam ответствующий: Ну, для тех, кто слушается одношаговых инструкций – всё управление ими заключается в прогавкивании «Фас!» На этом управление это и заканчивается. Если это можно назвать управлением, тогда – да. Но я бы не называл. К тому же людей-слушателей одношаговых инструкций – становится всё меньше и меньше. Наслушались они, знаешь ли, в последнее время всяких разных «фасов» до одури. И редеют их ряды редеющие, а пополнения всё меньше и меньше…

NeaTeam вопрошающий: Соцсетям придёт крандец?

NeaTeam ответствующий: Да, но ещё не скоро, сила инерции запущенного и даже кое-где ещё развиваемого, привычка, опять же, всё это будет двигать и двигать, до полной остановки когда-нибудь. Есть и другая сторона «медали»: всё же приедается, в конце концов, ну нельзя всё время кушать один и тот же гамбургер, будет несварение желудка. Так и здесь: тенденция к развитию относительно соцсетей остановилась, пошла-началась постепенная деградация, будет и неминуемый конец. Управленцы высших звеньев подобные моменты ловят на лету, что называется. Не зря гнобят Цукера с его криптоидеями и заодно и Дурова, с такими же идеями. Те ОПОЗДАЛИ лет на 10, блин. Раньше надо было, раньше. Теперь уже поздно.

NeaTeam вопрошающий: Что будет взамен?

NeaTeam ответствующий: Старые, добрые – устные – кухонные обсуждения. Но новом уровне: скажем, не «кухонь», а ресторанов, открытых едальных площадок, площадей, в конце концов.

NeaTeam вопрошающий: А разве это не всегда было, да и есть, и поныне? Часть – на кухнях, часть – в банях, часть – на форумах всяких устных и интернетовских, ну а часть – в соцсетях. В чём будет разница?

NeaTeam ответствующий: Разница будет в том, что всё больше людей будут переключаться от краткости к вдумчивости. Краткость будет моветоном. Уже становится. Как критерий непроходимой глупости, которая вовсе не привлекательна. Это первый момент. Второй: благословение и развитие получит иносказательность, разнообразная, великая и мелкая. Которую можно будет рассматривать с разных сторон. Это и будет трендом. Зачатки этого уже появились, они растут, скоро цвести начнут.

NeaTeam вопрошающий: Не улавливаю, честно говоря, в чём именно будет принципиальная разница?

NeaTeam ответствующий: Если огрубить, то можно сказать так: можно вести себя как Путин, а можно – как любой другой политик, несть им числа.

NeaTeam вопрошающий: И?

NeaTeam ответствующий: Вести себя НЕПОНЯТНО будет модным. Ожидаемым.

NeaTeam вопрошающий: ???

NeaTeam ответствующий: Непонятность, это то, в чём каждый человек может увидеть что-то своё, уникальное – пытаясь понять. Главное, чтобы непонятность не превращалась в понятность с течением времени. Иными словами, мы вступаем в эру непонятливости, антисодержательности, в эру, где никто не даст исчерпывающие ответы на массу вопросов.

NeaTeam вопрошающий: А такое вообще возможно?

NeaTeam ответствующий: Да ты по сторонам оглянись. Что тебе где предельно ясно? А будет ещё хуже в этом смысле.

NeaTeam вопрошающий: Что-то вроде кризиса сознания?

NeaTeam ответствующий: Точнее – разума. С сознанием всё тики-таки. А вот с разумными и рациональными идеями и смыслами – большая беда. Накапливаемая человечеством масса противоречий, не решаемых ну никак в рамках привычных инструментов, сподвигает это самое человечество изыскивать способ дальнейшего комфортного существования. Сейчас становится всё некомфортнее и некомфортнее (надоела буженина, и редьки не хочу) в этом плане. Это, конечно, не материальное изобилие или дефицит, в этом случае есть куда прикладывать усилия. Но и наполняемость голов тоже влияет на комфортность существования.

Мы же прямо-таки семимильными шагами идём к неопределённости и размытию многих и многих смыслов. Понять при этом, что за всем этим стоят не концепции, а системы и модели, пытающиеся их отобразить или ещё как-то выразить – ещё только предстоит. А неопределённость ЗАСТАВЛЯЕТ людей обращаться напрямую к концепциям, отвергая при этом промежуточные результаты в виде смыслов. Так понятнее?

NeaTeam вопрошающий: Ну… в общем и целом. Кто есть Путин?

NeaTeam ответствующий: НЕРАЗРУШАЮЩИЙ.

NeaTeam вопрошающий: А он приближает эру неопределённости или отодвигает её?

NeaTeam ответствующий: Он о ней понимает, он её ожидает, но не делает никаких управленческих выборов ни по её приближению, ни по её отодвиганию. Да и не его это дело, честно говоря.

NeaTeam вопрошающий: А чьё?

NeaTeam ответствующий: Ничьё, или всех нас.

NeaTeam вопрошающий: Каким образом мы все приближаем её?

NeaTeam ответствующий: Живя свои жизни. Только так. Мы преобразовываем все свои прошлые опыты, ища в них ошибки и несуразицы, придумываем новые «фишки», тем самым ставя эксперименты, которые отзовутся в далёком будущем, вот это и есть основной поток. Но опытов – разумных – накопилось слишком много, образовалась критическая масса того, что невозможно решить разумом, отсюда и переход к эре неопределённости. Меньше бы нам разумом пользоваться в последние пару тыщ лет, глядишь, и не было бы никакой неопределённости.

NeaTeam вопрошающий: В эру неопределённости главенствующее положение займёт что, вместо разума?

NeaTeam ответствующий: Разум продолжит главенствовать, только это будет его АГОНИЯ. Разум не сдастся, он будет придумывать всё новые и новые «ходы», он будет хитрить и изворачиваться, будет виться, как змей под пятой неумолимости, но самостоятельно не уйдёт. Это ведь разум придумал афористичность и метафоричность, иносказательность и многословие. Это всё он. Вот он и будет этим всем пользоваться, доводя до абсурда ВСЕ свои наработанные способы. Это достаточно долгий путь, долгая дорога. Но это же и обозначает неопределённость.

В отличие от сознания, ШТЫКА ПРЯМОГО ДЕЙСТВИЯ (через концептуальность, через передачу концепций), разуму это не дано. Вот ему и приходится круто закручиваться.

NeaTeam вопрошающий: Хорошо, а что будет после?

NeaTeam ответствующий: Системы и модельки разума спадут, как ложные, временные, туповатые и изощрённые, все до одной. Они все лгут, поскольку не могут объяснить всего.

NeaTeam вопрошающий: Твоя модель и твоя система тоже ложные?

NeaTeam ответствующий: А як же ш! Лживее не бывает. Но мой разум всё равно будет утверждать обратное. Не поверишь, вот еле уговорил его сказать сермяжную правду.

NeaTeam вопрошающий: Понял. Ну спасибо… и до новых встреч, товарищ!

NeaTeam ответствующий: И тебе не хворать, камрад.

Добавить комментарий