Интервью NeaTeam’а с NeaTeam’ом II

NeaTeam вопрошающий: Здоров, продолжаем разговор.

NeaTeam ответствующий: Привет, продолжаем.

NeaTeam вопрошающий: В прошлый раз мы остановились на шизофрении…

NeaTeam ответствующий: Ты имеешь в виду модельность/системность у некоторых..?

NeaTeam вопрошающий: Конечно! Неужели творческие импульсы, которые должны вести к м-м-м… творчеству – ведут на самом деле к шизофрении?

NeaTeam ответствующий: Шизофрения – почти всегда первый этап. Дело в том, что для творчества необходимо (крайне важно) уметь взглянуть на себя со стороны. А это трудно сделать, потому что обе существующие склонности этому сопротивляются. Ну, как защитный механизм.

NeaTeam вопрошающий: Это как?

NeaTeam ответствующий: Жидам крайне трудно представить, что на свете есть что-то бОльшее, чем их «Я», нежидам крайне трудно вообще выделить своё «Я» из массы общего мiра. Их обоих буквально колотит от того, что «приходится» совершать такие необычные и тягучие вещи. Нежидам, надо сказать, это делать легче, но у них ниже творческий импульс, ну и наоборот, у жидов с творчеством и импульсом всё в порядке, им труднее раздваиваться. Так что здесь можно найти балансирующую составляющую тоже. Понятно, почему одному психотипу труднее, а другому – легче?

NeaTeam вопрошающий: Не совсем.

NeaTeam ответствующий: Выйти из своего «Я» труднее, чем выделить часть из всего. Из целого. Всё целое и так разделено на части. Процесс разделения частей (нежидовских «Я») на части проще, чем процесс разделения на две части крепкого и единого жидовского «Я».

NeaTeam вопрошающий: Чем ещё интересен первый этап? Назовём его… да чего кота за хвост тянуть: шизофренический.

NeaTeam ответствующий: Он интересен тем, что человек, научающий сам себя глядеть на самого себя со стороны БЕЗЭМОЦИОНАЛЬНО, глубже проникает в природу человека вообще (ну, люди ж схожи меж собой по массе характеристик, можно сказать корни их – одни и те же!). Поэтому, шизофрения ВСЕГДА – процесс, достаточно сильно растянутый во времени. Ему надо не только учиться, ему надо помогать усилиями воли. Это касается любого процесса ОБУЧЕНИЯ чему-либо, кстати.

NeaTeam вопрошающий: ОК, что значит «безэмоционально»?

NeaTeam ответствующий: Не судя себя ни в чём: ни в хорошем, ни в плохом. Мы же люди-человеки, у нас есть слабости и предпочтения, сильные стороны какие-нибудь, так вот, не судя себя ни за что: не порицая за «плохое», не гордясь «хорошим», это и есть безэмоционально. Эмоция – это «МЫСЛЬ» сознания (действие прямого штыка, концепции), но она промыслительно проявляется затем лишь через СУЖДЕНИЕ, поскольку разум наш вынужден реагировать на уколы сознания, искать им причину. А, поскольку он ничего другого, кроме как выносить суждения не умеет, он их и выносит. Если это чётко понимать/осознавать, то все эмоции предстают перед человеком, погружающимся в первый этап, шизофренический, как всполохи разноцветных огней, или небесная музычка.

NeaTeam вопрошающий: Почему «огни», почему «музычка»?

NeaTeam ответствующий: Ну это то, что ведомо всем: определённые вибрации. Либо зрительные, либо – слуховые. Либо обе вместе.

NeaTeam вопрошающий: Другие есть вибрации?

NeaTeam ответствующий: Есть. Весь мiр, вся Вселенная по сути – комплексы вибраций, вибрационных полей и т. д. и т. п. Но в нашем, человечьем ощущении – это две самые сильные, мгновенного т. с. действия, типа впитывания концепции. Попадаются (или должны попадаться), крайне редко, люди, у которых обонятельная составляющая такая же, как и эти две. Эту проблему, с добавлением этических прибамбасов, рассмотрели книга/фильм «Парфюмер».

NeaTeam вопрошающий: Хорошо, этап первый пройдён, человек окончательно стал шизофреником, научившись глядеть на себя со стороны. Дальше что?

NeaTeam ответствующий: Ну, этого до конца никогда не происходит, потому что измерений не существует (мерность есть, но она сложна). Т. е. никто не может сказать, что человек полностью или не полностью стал шизофреником. Отсюда крайнее неудобство для психиатров и психиатрии в целом: они никогда не могут поставить однозначного диагноза. Но в целом, после погружения в шизофреничность (в раздвоение самого себя), человек получает ответы на многие свои вопросы относительно себя же. Ну и на каком-то этапе насыщается этой информацией, успокаивается, скажем так.

Психиатры, кстати, замечают эти прогрессы и регрессы в поведении «больных», им бы ещё обратить внимание на то, что прогрессы и регрессы у этих «больных» стабильно СХОЖИ, т. е. человек как бы «застывает» на какой-то стадии своего первого этапа, не двигаясь ни вперёд, ни назад. А как игла на пластинке играет один круг, чтобы перескочить на начало этого круга снова, и так до безконечности.

Ну ладно… Так вот: дальше, после первого этапа, вернее его ПОЛНОЦЕННОГО прохождения (для каждого человека индивидуально) происходит трансформация. Ну, или воссоединение своего раздвоившегося было «Я».

NeaTeam вопрошающий: О как!

NeaTeam ответствующий: Ну да, пребывать в состоянии наблюдателя за самим собой, откровенно говоря, наскучивает, потому что человек – сущность цикличная, склонность, опять же, одна и та же, привычки мало меняются, круг общения и проживания – тоже тесненький… Ну не происходит ничего такого уж разнообразного, чтобы наблюдать и наблюдать, открывать и открывать в самом себе что-то новенькое в течение долгих лет и лет. Рано или поздно этому есть предел: вот он и наступает однажды.

Поэтому наступает второй этап: я бы назвал его «воссоединительный».

NeaTeam вопрошающий: Но человек ещё пребывает в шизофрении?

NeaTeam ответствующий: Да. Ещё пребывает. Но он уже банально устал от всего этого, поэтому, опять же, силой воли, он сам себя воссоединяет… с собой. Но шизофрения, теперь уже былая, остаётся всегда с ним. Или как воспоминание, или как приобретённый опыт (как умение ездить на велосипеде). И человек получает возможность в любую секунду совершенно спокойно, без каких бы то ни было усилий!!! – раздвоиться и собраться, раздвоиться, когда хочет, и собраться воедино, когда хочет.

NeaTeam вопрошающий: А зачем человеку это может быть надо?

NeaTeam ответствующий: Для творчества. Дело в том, что, узнавая самого себя (глядя на себя со стороны), человек обнаруживает в себе черты ВСЕХ ЛЮДЕЙ. Он обнаруживает в себе микрокосм, объединяющий в себе весь род людской, до каждой частицы. Но этого мало, он обнаруживает, что его различительная функция увеличилась в разы. Теперь он «видит» в других то, что видел раньше в себе. Поэтому он видит нюансы. Очень мелкие, незаметные, неприглядные, вообще дуновения воздуха, если можно так сказать.

NeaTeam вопрошающий: Для писательства что ли?

NeaTeam ответствующий: Не только. Для изобретательства тоже. Глубокие шизофреники видят в себе не только себя и род людской, но и всяких птиц, рыб, животных, вообще природу, или вообще ВСЁ. И всё это в ДЕТАЛЯХ.

NeaTeam вопрошающий: Ну и у кого какая есть предрасположенность – к какой области, тот в ней и творит, так?

NeaTeam ответствующий: Да, именно так. Все гении – шизофреники, и это не я сказал. Вот выше я как мог объяснил их «природу».

NeaTeam вопрошающий: Существует ли третий этап?

NeaTeam ответствующий: Да. Этот процесс безконечен на самом деле. И количество этапов не измерить в численных единицах измерения. Но назвать его я не могу, хотя и догадываюсь, что он может быть, что-то вроде «всёвпитывающего». И на этом этапе творчество реализуется в практике одной мыслью. То бишь мысленно. То бишь, как в сказке прямо.

NeaTeam вопрошающий: Почему так?

NeaTeam ответствующий: Потому что творчество – это внесение личных изменений в окружающий мiр. В какой-то момент – мысли о мiре, который, собственно, и есть одна большая мысль, оказывается, не нужны переходные инструменты, в дело вступает прямое действие – реализация мысли тут же.

NeaTeam вопрошающий: Угу, но ты говорил ранее, что «мысль» и «концепция» есть разные величины?

NeaTeam ответствующий: Хорошо, тогда творчество – это реализация собственных концепций, через мысли о ней. Так лучше?

NeaTeam вопрошающий: Всё равно не очень понятно, зачем человеку это надо всё.

NeaTeam ответствующий: А не всем, лишь некоторым. Их становится всё больше и больше в количественном отношении, и потому что растёт количество людей вообще, и потому что у людей появляется всё больше и больше свободного времени.

NeaTeam вопрошающий: Ты хочешь сказать, что за возрастающую шизофрению ответственно свободное время?

NeaTeam ответствующий: Да. Время, когда не надо бороться за банальное выживание, или не надо бороться за дутые «успехи», делая карьеру, там, деньги, или добывая власть, вот в это время любой человек обращается к самому себе. Ну и у него появляется шанс стать шизофреником.

NeaTeam вопрошающий: Моделирование систем или системность моделирования – это второй этап, воссоединительный?

NeaTeam ответствующий: Да. В первом, ещё пребывая в шизофреничности законченного шизофреника (наблюдая за самим собой), человек видит новые системы, ну или начинает видеть рано или поздно: сначала в самом себе, а затем и в окружающих. Или окружающем. А отсюда один шаг до начала их описания/составления.

NeaTeam вопрошающий: Все ли «воссоединённые» (находящиеся, перешедшие во второй этап) занимаются моделями/системами?

NeaTeam ответствующий: Все, без исключения.

NeaTeam вопрошающий: Из-за чего?

NeaTeam ответствующий: Человек вообще любит творить, он же – ТВОРЕЦ, но иногда он не совсем понимает, что именно, как именно, и зачем ему всё это надо. А вот пройдя шизофреничность, он уже осознаёт, что импульс творчества ему просто присущ. И ему надо отдаться всей душой. А материала для творчества он с избытком получает на шизофреничном этапе – материала столь много, что человек не использует и тысячных долей всего. В общем, устоять НЕВОЗМОЖНО!

NeaTeam вопрошающий: Есть ли люди, строящие системы/модели, но не проходящие ни через какие шизофренические этапы?

NeaTeam ответствующий: Сильно сомневаюсь. Само суждение о модели или системе – очень шизофренично, не находишь? Да и само суждение – это высшая степень шизофреничности. Можно сказать – тотальная.

У меня даже есть теория о том, как развивался род человеческий по пути «прогресса» с помощью появляющихся то там, то сям… разноэтапных шизофреников.

NeaTeam вопрошающий: Которые могли иметь свободное время?

NeaTeam ответствующий: Да. Люди всегда могли иметь свободное время для раздумий. Не все, но многие. Многие и сейчас это имеют: этот драгоценный ресурс, но не знают, как его использовать. Вернее, полагают, что знают, тратят его на всякую суету.

NeaTeam вопрошающий: Немного осветишь внутреннюю логику этой модели?

NeaTeam ответствующий: Запросто. Первый на свете шизофреник, вероятнее всего, встал перед выбором: идти по пути раздумий, оставляя всё окружающее так, как оно есть, или идти по пути раздумий на тему, как можно изменить всё окружающее.

NeaTeam вопрошающий: В чём закавыка?

NeaTeam ответствующий: В том, что первый шизофреник задал долгоиграющий тренд, противостоять которому род человеческий смог лишь в очень малых масштабах. В этом тренде мы пребываем и поныне.

NeaTeam вопрошающий: Не смотрим в себя, по большому счёту?

NeaTeam ответствующий: Да. Но начинающих смотреть в себя, как я уже указывал, становится всё больше и больше. Это завершается цикл такой, когда свободное время появляется у людей как бы «само собой», в силу развития общественных отношений вот таким вот образом, как оно есть сейчас.

NeaTeam вопрошающий: Шизофрения в мiре растёт, иными словами?

NeaTeam ответствующий: Можно и так сказать. А разве не так?

NeaTeam вопрошающий: Не знаю, но очень похоже. Надо заглянуть, наверно, поглубже в себя, что узнать об окружающем мiре побольше. Или – попробовать стать шизофреником.

NeaTeam ответствующий: Да, примерно так. Все остальные пути, к сожалению, или к счастью, ведут всё равно к этому самому. Так что и этот момент можно спокойно осознать.

NeaTeam вопрошающий: Какие ещё шизофренические идеи тебя посещают?

NeaTeam ответствующий: Одна из самых блистательных – это, наверно, то, что я вот выше кратенько так обозначил, но повторю: любое суждение – тотально шизофренично. Почему? А потому что любое суждение содержит в себе свою противоположность (и это не я сказал, до меня тоже была масса шизофреников!). У логиков этот парадокс известен под разными именами и названиями, иногда даже кажется, что в логике столько парадоксов, что она сама по себе становится шизофреническим парадоксом. На эту тему много чего написано.

Логика и суждения тесно между собой связаны. Дело в том, что подавляющее число суждений опирается на ту или иную логику (допустим, религиозную какую-нибудь, или «научную»). Но, почитав парадоксы про саму логику, как дисциплину выстраивания инструментов ума по ранжиру, приходится признаться в том, что более шизофренического подхода и не сыскать.

Поэтому в мою блистательную модель о суждении – как о тотальной шизофрении, следует вводить некоторые уточнения. К примеру, задаться общим философским вопросом: если не суждения, то ЧТО? И честно ответить самому себе: а больше ничего. Мiр глубоко и безповоротно шизофреничен и без нас, людей; без наших логик, разумов, сознаний, умов и прочего, прочего. Мiр умеет глядеть в себя, на себя СО СТОРОНЫ. И делает это ВСЕГДА. Все так делают. Только вот человек до этого лишь сейчас дотумкал.

NeaTeam вопрошающий: Мне кажется, что эти рассуждения глубоко шизофреничны.

NeaTeam ответствующий: Всё верно. Начиная распутывать любой клубок, неминуемо придёшь к началу начал, так ведь? Всё конечно. Кроме шизофрении. У неё нет начала. Как нет и конца. Шизофрения – это в некотором роде аспект безконечности. Как говорится, дай мне Вселенную, а уж я отыщу в ней хоть гран шизофреничности, ибо без неё эта Вселенная сон дурной.

NeaTeam вопрошающий: Как-то хочется уже и попрощаться, потому что не по себе стало.

NeaTeam ответствующий: Ну тогда – удачи! И до новых встреч.

Добавить комментарий