Комфорт

Речь далее пойдёт о зонах комфорта экономики. Ясен перец, что довольны состоянием текущей экономики не все. Ясен перец, что довольны будут будущим состоянием экономики тоже не все. Такова жизнь, экономика – не червонец, который нравится всем, а динамические процессы в заданных рамках бытия в разного рода надмiрных управленческих иерархиях и вполне себе таких земных.

Однако всегда можно определить зоны комфорта для большинства людей. А на меньшинство, если и не наплевать, то хотя бы предложить им альтернативу. Вот ниже я и обрисую вероятные зоны комфорта для большинства и альтернативы – для меньшинства. Предполагается, что каждый человек будет волен выбирать эти зоны самостоятельно.

Лично я считаю одним из основных зол современности и ближайшей к нам истории – главный капиталистический принцип: частную собственность на средства производства. Саму частную собственность я злом не считаю. Зло возникает в точке, когда один человек становится главным в вопросе управления трудом других людей. Когда это освящается законом.

Таким образом, будущее экономики в плане комфортности жития для большинства людей я вижу, как полную отмену сего «священного» принципа капитализма. А вместо него ввода расширенного уложения по поводу взаимоотношений людей в труде. Далее последуют некоторые максимы, которые в дальнейшем ходе статьи будут объяснены более подробно:

  1. Человек может не работать/не трудиться, если такова его воля.
  2. Человек может работать/трудиться, если он желает это делать.

Эти две первые максимы лишь на первый, инерционный взгляд глупы. Дело в том, что некоторые люди НЕ могут полноценно трудиться, и никто их за это не ругает, допустим, инвалиды. Некоторые люди НЕ хотят полноценно трудиться, потому что им помогает семья, наследство, благотворительные фоны, мало ли кто или что – таковых ругают, конечно, как тунеядствующих, но это из разряда инерции мышления. Если подумать, кому какое дело, трудится человек или не трудится, если он никому по жизни НЕ мешает?

Некоторые люди принципиально НЕ желают нигде и никем работать, выбирая даже совершенно нищенскую жизнь. Можно ли их ругать за это? Можно, конечно. Но нужно ли? Ведь это их выбор, людей этих. Ну и есть люди, которые то желают поработать, то НЕ желают, и от этих «качелей» с ними маловероятен совместный труд. Можно ли таковых призывать к порядку? Можно, конечно. Но нужно ли? Думаете они исправятся когда-нибудь, если несколько раз проявили себя таким и только таким образом? Нет, не исправятся. Горбатых же только могила исправляет. Так и здесь. Проще забить на таковых, но вероятно ограничить их «желание» поработать некоторыми рамками, которые не позволят их последующему нежеланию работать испортить совместный труд с другими людьми.

Но вышеприведённых людей относительно мало – подавляющее большинство людей желает трудиться, желает работать, причём ещё и творчески, а не как выйдет или как фишка ляжет. Чтобы работа нравилась, в общем. Чтобы работа была в «зоне комфорта».

Вот для этих людей ещё немного максим с последующим их раскрытием:

  1. Ни один человек не может обладать частной собственностью на средства производства с одновременным право найма других людей и распоряжения их трудом и результатами труда.
  2. Средства производства могут принадлежать либо государственным предприятиям, либо кооперативам, либо самозанятым.

Первый пункт, имхо, ясен, мечта коммунистов. Я с ней согласен на 100%. А вот второй пункт следует раскрыть.

Государство – это некая совокупность общественного договора, в котором общеприняты (в теории) нормы жития для большинства, на практике же эти нормы обычно не очень хорошо получаются. Чтобы максимально приблизить теорию с практикой следует признаться, что государство должно быть «организмом» для БОЛЬШИНСТВА людей, живущих в ней. А отсюда очень простое изложение: большинству людей претит сама мысль, что один человек или группа людей может запросто повелевать другими людьми по вопросам, которые определяют экономические взаимоотношения.

Поэтому, если большинство выберет отмену частной собственности на средства производства, то меньшинство, полагающее наоборот – должно попросту заткнуться. В том числе и потому, что ему будет предложена альтернатива.

Альтернативой будет вторая экономическая «единица», кооператив (артель), где средства производства принадлежат сообществу и где правом голоса (равным) обладает каждый член кооператива (артели), важно при этом понимать, что член артели должен лично трудиться в ней, либо третья экономическая «единица» – самозанятый, т. е. человек, вероятно имеющий средства производства, которые не допускают найма других людей, занимающий себя сам. Именно к самозанятым и должны относиться все несамонезанятые, если на то их воля.

Государство и государственные предприятия должны образовать контуры экономики, обезпечивающие потребности граждан государства в труде, защите государства и защите самих граждан от всяких напастей, типа болезней или преступности. Кооперативы (артели) и самозанятые должны образовывать дополнительные контуры экономики, до которых у государства не доходят руки или задачи слишком мелки, чтобы ими напрямую занимались государственные органы.

Для желающих всё же оставить частную собственность на средства производства и найма рабочей силы альтернатива предлагает два способа «добывания успеха»: первый – стать выборным главой кооператива и вместе с ним придти к тому уровню богачества, власти, влияния, авторитетности, который и мечтается. Второй – сделать это будучи самозанятым. Есть и третий путь: путь чести, служить государству.

Вышеуказанная простая схема устройства экономики государства обязательно должна быть совокупна с огосударствлением финансовой системы (уничтожением частных банков) и реформой выборной системы любых уровней власти: выборы должны стать многоступенчатыми, где первичные выборы выбирают выборщиков лишь в коллективах по месту работы или проживания, которые в свою очередь выбирают выборщиков на следующий этап, попутно формируя из себя низовые органы власти, а уже следующие выборщики формируют окончательные органы государственной власти, выбирая и главу.

Эти две простые вещи: переход финансовой системы в руки государства и реформа выборной системы – являются предпосылками для смены экономического устройства государства, описанного выше.

Потому что лишь при взятии в свои руки всех финансовых потоков можно произвести необходимую национализацию частных предприятий. Всем «частникам» можно предложить массу альтернатив, в зависимости от возможностей государства и общих понятий справедливости: от выкупа их долей (по какой цене?), а значит переходу бывшей частной собственности на средства производства в руки государства, до реорганизации таких предприятий в кооперативы, а значит предоставление рабочему коллективу равных долей собственности (выберет ли коллектив потом бывшего частного собственника своим руководителем – это вопрос самого коллектива).

Особое внимание следует уделить так называемым акционерным обществам. Они схожи с кооперативами, но не предполагают личное участие акционеров в общественном труде. Альтернативой для них может служить добровольный переход акционерного общества в артель с последующим обязательством там лично трудиться и иметь равную долю другим членам кооператива, либо выкуп долей реорганизованным из акционерного общества кооперативом (по какой цене?).

Вторая сложность возникнет с международной юрисдикцией, в частности, с теми же акционерными обществами, чьи «владельцы» вообще не являются гражданами страны, либо эти «владельцы» скрыты с помощью образования компаний где-то на стороне. К ним можно применить такой же подход: все фиктивные «организации» аннулируются (их права на собственность) вплоть до выявления конкретных частных лиц-бенефициаров, которым и будет предложена схема либо по выкупу их собственности, либо по вливанию их в артели-кооперативы.

Процесс национализации (переходу бывшей частной собственности в государственную и кооперативную) очень сложен, потому что будет задевать «интересы» и «права» активного меньшинства, но возможен, если заранее обозначить рамки и сроки такого перехода, с тем, чтобы люди самостоятельно попытались решить для себя, как им далее существовать в изменившихся правилах экономической «игры».

В условиях России, где за последние годы была проведена экономическая реформа (тайком) по концентрации средств производства в руках государства, сделать эту реформу сейчас открыто будет легче. Многие люди понимают, что «владельцы» и «собственники» многих и многих якобы частных предприятий настолько глубоко интегрированы в государственные схемы управления этими самыми предприятиями, что надо лишь сменить название: бывший собственник станет директором, и всё. А с переходом финансовой системы под длань государства исчезнет (или станет меньше) вероятность того, что бывшие собственники смогут начать вставлять палки в колёса данной реформе.

Переход финансов в руки государства, кстати, может означать ещё и то, что государство может упразднить ростовщический процент вообще. Дело в том, что коль государственные предприятия составляют большинство предприятий в стране, а финансы – это тоже государство, то нет никакого экономического смысла в приложении ростовщичества к самому себе (частей самого себя). Нет никакого смысла кредитовать под процент и кооперативы, и самозанятых. Для роста благосостояния всех есть смысл государству постепенно снижать цены на базовые энергоносители и базовые продукты, постепенно доводя их до нуля и совершая переход в безденежную экономику, в учёт.

Добавить комментарий