Коммунизм и религия

Религиозные воззрения при коммунизме (или при подходе к нему) никуда не денутся. Более того, той или иной религиозной верой будут охвачены широчайшие слои населения, поскольку слои «материалистов» истончатся с течением времени донельзя.

С одной стороны, можно подумать, исходя из сегодняшней точки зрения, когда религиозные институты слегка путают с религиозными воззрениями, а потому приписывают попам всякую оправданную чушь, к примеру, влияние, что, эти институты никуда и в будущем не денутся, а посему недоверие к ним останется, с другой же стороны, религия, как личная вера человека, возрастёт, а вот институты религиозных толкований – отомрут.

И «логика» (или предвидение) здесь очень простая: при повышении самосознания человек начинает понимать, что ему толкователи по поводу его личной веры вовсе не нужны. Как не нужны и глупые ритуалы. Как не нужно ему ничего из того, что ныне предлагается в качестве «культурной» обёртки как бы «верующего», типа крестика на шее, красивых зданий и их внутренних убранств. Ну а если большинству людей всё это не будет нужно, то кто их, извините, «кормить» будет, если «окормление» будет происходить лично у каждого в сокровенном разговоре с самим собой (или с Богом, в молитве)?

Вот так и выходит, что институты религиозные обречены на медленное увядание и, в итоге, смерть. При этом толкующие, разумеется, останутся. Вот только ни прав, ни «прав» ни на что, как сейчас, они иметь больше не будут, как, впрочем, и любой другой человек (ис/обтолковыватель всего на свете по «факту» наличия мозга, языка и т. д.). Общий тренд этого самого процесса наблюдается уже несколько сотен лет, хотя ему ещё далеко до конца, и «ущемление» верований и религий происходит не по признаку свободного выбора человека во что ему верить, а в силу совершенно других причин: к примеру, отрицания существования Бога или ещё как (по «научным» соображениям).

Другими словами, расширение пределов свободы мысли, или повышение уровня ментальности, или переход в Постмодерн – это в том числе и переосмысление и этого исторического пережитка: института официальных и полуофициальных церквей, их служителей-толкователей религиозных вопросов, нивелирование через их полную ненужность. Плавное, постепенное, но неуклонное. Мне вот, кстати, больше нравится в этом плане русское старообрядчество с их выборными всего лишь старостами в коллективах, выбирает же сам народ, и просто для порядку в молениях и общих прочих обрядах. Т. е. даже примеры подходящие есть.

Ещё один момент: количество религиозных «деятелей» т. с., т. е. людей, профессионально занимающихся обрядами (их проведением и поддержанием), включая пирамидальные управленческие надстройки над низшим персоналом, обыкновенными священниками на «земле», не так уж и велико. Гораздо больше паствы. И по-иному и быть не может, потому что паства добровольно отщипывает от своих заработков кусочки доходов и передаёт их им (торговые дела Ватиканов, да и нашей церкви тоже имеют место быть, как и прямая государственная поддержка, но это обусловлено как раз тем, что раз есть граждане-верующие вот в это, то государство официальным церквям оказывает посильную или разную помощь).

Поэтому рассыпаться эта «конструкция» может достаточно легко и быстро по историческим меркам. Другое дело, что насильно её шатать – безсмысленно, пусть всё идёт своим чередом, как в Европе, где храмы закрываются в связи с отсутствием прихожан, а государственный бюджет при этом обычно не резиновый. Всему своё время: нет прихожан, нет массы добровольно верующих, отпадает и нужда в пастырях и сложных пастырских институтах. А пока есть настрой части людей на поддержание существующего «порядка», ну что ж, значит, им так комфортнее, проблем нет.

Мне кажется, что нынешняя власть России выбрала именно такой способ сосуществования с православной церковью и другими конфессиями. Не мешать им, не давить их, но и особо не способствовать: ни финансово, ни организационно, никак, пусть идёт себе, как идёт, да и ладушки. Отдельные хулители могут возразить, мол, православие в каждой уже затычке, на образование уже «покушается», на что охранители им же скажут, и правильно, и ширше надо действовать, поактивнее, а вот мне лично пох совершенно. Потому что я никаких угроз не вижу, и, кстати, никакого упадка в церквях – тоже, что обозначает, что в этом плане в России ныне есть некий БАЛАНС. В других аспектах его маловато, а вот в этом точно гут.

Коммунизм в некотором роде, наверно, в духовном каком-то – сольётся с религией, вернее просто ВЕРОЙ. Каждый человек будет спокойно верить в то, или тому (киваю КОБ), во что или кому ему и верится по его же личному уровню ментальности (достигнутому). Тем более, что подобного рода вера всё равно есть личное, внутреннее дело каждого человека (да и всегда так было и есть сейчас), и никакими внешними по отношению к внутреннему мiру человеку действиями это не разрушить: можно лишь ЗАДАВИТЬ, ВОГНАТЬ внутрь. Ну а раз так, то чего трепыхаться-то? Высокий уровень ментальности примерно так отвечает на этот сложный вопрос: каждый человек имеет право на любую веру. Не надо его прессовать по этому поводу, это – его внутреннее дело.

При наступлении какого-то периода коммунизма религия в её нынешнем понимании исчезнет, а её место займёт, возможно, другой РИТУАЛ совершенно. Я бы назвал его просто медитацией (иногда) или ростом умения иногда переходить человеку в медитативное состояние: оба варианта характеризуются тем, что человека слегка отстраняется от внешнего материального мiра и каким-то образом пытается вслушиваться или вглядываться в НЕВЕДОМОЕ, НЕЗРИМОЕ, НЕОЩУЩАЕМОЕ, ну или просто молится (кому угодно, это его дело). Этот ритуал или скорее времяпрепровождение станет при коммунизме неким элементом физической жизни тел людей, которым необходимо есть-пить, спать-двигаться и т. д. Поскольку этот ритуал абсолютно безвреден, чего нельзя сказать, кстати, о других элементах, в каждой из них присутствует так или иная опасность, то он всего лишь плавно вольётся в общую ритуальность, как повтор тех или иных действий, которые люди так и так совершают по жизни.

Когда подобное охватит большинство людей, то тогда религия в её нынешнем смысле и исчезнет. В медитативном состоянии каждый человек способен «говорить/думать» и «слушать/понимать», что ему ДАЁТСЯ в ответ. И вера, в любом её качестве, очень интересно при этом может развиться в совершенно неведомых, но крайне любопытных направлениях.

Добавить комментарий