Конструкции разума

Под «конструкциями» разума я имею в виду технологические шаблоны (модели) всего, над чем «работает» обычно разум в своей аналитике. Их число ограничено, невелико, но очень и очень действенно (было бы по-другому, разум бы не отшлифовал свои логические конструкции до блеска).

Как известно, колесо с осью (трансформация кругового движения в поступательное) в природе неизвестно. Вернее так, некоторые намёки на это (на круговое движение с непонятной передачей чего-то и куда-то, выливающееся в итоге в однозначную «крепость» атомной конструкции) начинают появляться лишь на атомном уровне (теория об атомарном строении: есть ядро, вокруг него крутятся по орбитам частицы). Есть намёки на то же самое уже в макромiре (устройство системы Солнца и крутящихся вокруг него небесных тел). Здесь такая же «беда»: крутится-то они крутятся (планеты вокруг звезды), но что-то их держит при этом.

Разум не смог решить эту задачу, хотя на утилитарном уровне он её «решил»: разум придумал гравитацию. Мол, она во всём «виновата». Любопытно, что и в микромiр гравитация как-то вошла, но косо: предположили, что и на атомарном уровне тоже есть притяжения и отталкивания (пришлось увязать это с массой). Почему при этом всё не рассыпается на отдельные элементы – разум придумать не мог, кроме ввода в свою умозрительную «конструкцию» понятия «сила». Которая, типа есть, и которая, типа «уравновешивает». Объяснение логичное, спору нет, по сю пору «действует» для разумных объяснений. Только обратная сторона Луны мешает, блин, не хочет Луна поворачиваться к Земле одной из своих сторон, вот хоть тресни!

А между тем, конструкция колеса (круга) с центром (теоретически неподвижным), вокруг которого остальная кривая дуга вертится, на самом деле означает нечто другое – к примеру то, что некоторые умозрительные конструкции, отметённые на стадии создания мiров, как ненужные, в принципе, или «вделанные» каким-то особым образом в мiроздании на уровне намёков, были даны разуму искусственно, в виде совета, который разум воспринял и начал применять.

Из этого вышли, кстати, далеко идущие последствия. В частности, то, что разум получил в «руки» дополнительный инструмент манипулирования действительностью. Или её осмысления с точки зрения того, что вокруг НЕ наблюдалось напрямую. Поэтому я предполагаю, что идею колеса первым людям, что называется, «подбросили». То, что это именно так, говорят сохранившиеся предания о том, что некоторым цивилизациям колесо было недоступно (их у них не было). Учителей было много для разных групп будущих людей, методы обучения у них были немного разные, вот одним группам понятие колеса было дано, а другим – нет. Самостоятельно разум выйти на сильную абстракцию перевода движения одной формы в другую – не может. Примеров в природе нет, поэтому увы и ах.

Придание колеса человеческому роду, совокупно с попытками обучить (предоставить) человеку направление, по которому можно развивать абстрактное мышление, дало ему шанс, чем он и воспользовался. Изобретение, допустим, эксцентрика в той же механике, или рычага, стало уже вполне доступным для освоившего зачатки геометрии разума. Из чего вытекает однозначный вывод о том, что учителя потрудились в этой сфере много глубже, чем может показаться. Не зря дошедшие до нас «знания» о первых, самых первых, ага – геометрах, датируются по-разному, но всегда в какой-то непрошибаемой ничем толще времени.

В частности, существовал, видимо, баланс предоставления геометрических знаний человеку, отслеживаемый и регулируемый, не зря в допотопные времена, куда мы относим вообще возникновение геометрии в людям, некоторые формы той же геометрии – отсутствуют напрочь. Они появляются позднее, когда время их появления в манипулятивных действиях разума строго начало соответствовать растущим потребностям человека жить многообразно. Появление стереометрии, т. е. объёмной (в трёх проекциях) геометрии, стало возможным лишь тогда, когда был «выработан» весь геометрический потенциал начала веков.

Перешагнув постепенно азы геометрии, набаловавшись с ними вволю, разум ощутил, что перед ним открываются поистине безразмерные дали будущего развития, поскольку, как оказалось, они стали явственно видны (дали эти), и углубил свои попытки и поиски. Нам это известно ныне как научно-техническая революция последних веков. Любопытно, что фактор кривизны – открывает для разума практическую безконечность форм, ведь, в отличие от той же прямизны, кривизна может быть буквально ЛЮБОЙ. В этих безчисленных формах, как полагал человек, и скрывалось всё то безконечное и долгое, на что уповал разум, когда это «открыл».

Условная конечность любой геометрии была «перепрыгнута» разумом в сторону безконечности, и тем самым (перспективами) позволила разуму «объявить» о безконечности познания. Разум при этом самонадеянно добавил: «любого» познания, уповая на ту же кривизну, не видя в ней конца. Однако всё вышло совсем не так, как предполагал разум. Это можно видеть прямо сейчас. Да, в любых анализах ситуаций ещё «главенствуют» графики и подсчёты (основанные на примитивной геометрии, надо сказать), но подступающая неопределённость, захватывающая постепенно всё, до чего может дотянуться неведомая, но вовсе «не разумная» рука рока, уже ясно показывает, что время геометрии ЗАКОНЧИЛОСЬ.

Многие люди уже догадались (или им помог УМ, как знать), что в материальной безконечности форм скрывается не только безконечность возможностей, но и безконечные переходы от материальности к другим, неизведанным пока формам, и их число – тоже безконечно. И что геометрия азов, с помощью которого человек что только ни насовершал – это вовсе не ПРЯМАЯ дорога, а очень даже один из существующих вариантов. Причём, не самый ласковый.

Геометрическая парадигма, в которой ныне человечество ещё проживает, начинает рушиться прямо на глазах. Точки перестают быть точками, линии – линиями, а геометрические фигуры усложняются по кривизне своих безрассудностей в то, что человеческий разум, увы, объять не может. Никакие спрямления, даже гипотетически «верные», выведенные из старых знаний, НЕ помогают. А есть ли новые способы, новые наработки? Конечно, есть. Только вот они скрыты от людей тем панцырем (иногда кажется, что непробиваемым), наростом умозрительной геометрии.

Можно сказать и по-другому: абстрактное мышление, приданное разуму для его развития куда-то там, дошло до точки. Далее только полный тупик. Отсюда следует простой вывод: отказ от строгой геометрии, а он рано или поздно это случится, и будет показом того, что будет дальше. Переходом в ФОРМЫ. Уже не геометрические абстрактные, а в самые натуральные «живые».

Добавить комментарий